Проблема происхождения “саг об исландцах”

Любопытно, что за последние полтора века мнение ученых о происхождении “саг об исландцах” три раза качнулось, подобно маятнику, из одного крайнего положения в другое, и есть признаки того, что маятник продолжает свое колебание. В первой половине прошлого века установилось мнение, что “саги об исландцах” – это запись устной традиции. Но во второй половине прошлого века господствующей стала теория – она впоследствии получила название “теории книжной прозы”, – согласно которой в XIII в. бесформенная устная традиция была собрана у “мудрых мужей” и ей придана форма саги.

Таким образом, согласно этой теории “саги об исландцах” – это письменные произведения, созданные их авторами.

В начале нашего века на смену “теории книжной прозы” пришла теория – она получила название “теории свободной прозы”, – согласно которой не только содержание, но и форма “саг об исландцах” сложились до записи, и, таким образом, саги эти, с некоторыми оговорками в отношении саг, наиболее длинных и сложных по композиции, – запись устной традиции, в ряде случаев, возможно, даже дословная. С тридцатых годов нашего века снова наметился возврат к теории, согласно которой “саги об исландцах” – это не запись устной традиции, а письменные произведения, созданные их авторами, и эта теория вскоре стала господствующей. Делались попытки, впрочем, и особенно в последнее время, найти какие-то промежуточные решения.

Однако при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что тот, кто выдвигает якобы промежуточное решение, на деле придерживается одного из двух крайних – то одного, то другого, т. е. просто эклектически соединяет их.

Слабая сторона “теории свободной прозы” – это, конечно, то, что она предполагает, с одной стороны, существование “записывателей”, аналогичных современным записывателям фольклора, а с другой стороны, – в отношении устных саг – “авторов”, аналогичных современным авторам. Но “теория книжной прозы” в еще гораздо большей мере игнорирует характер авторства в “сагах об исландцах”. Она предполагает известным то, что не может быть сколько-нибудь точно известно, – размеры авторского вклада в саге, и неизвестным то, что прекрасно известно, – форму “устной традиции, послужившей источником для письменной саги” (как сторонники “теории книжной прозы” стыдливо называют устную сагу).

Очевидно, что, будучи синкретической правдой, эта устная традиция не могла не быть повествованием с большей или меньшей примесью скрытого вымысла, т. е. сагой.

Надо исследовать только то, что известно, и игнорировать то, что неизвестно, говорят сторонники “теории книжной прозы” и тем самым по существу предлагают игнорировать происхождение письменной саги вообще. Особое внимание они уделяют датировке отдельных саг, т. е. различиям, очень мелким но сравнению с различием между представлениями исландца XIII в. и представлениями современного человека. Это последнее различие они поэтому совершенно не замечают: слишком уж оно очевидно. Между тем в области датировки отдельных саг современным исследователям не удается достигнуть достаточно убедительных результатов.

Дело в том, что критерии, используемые в датировке “саг об исландцах”, – заимствования из других письменных саг, упоминание лиц или событий, позднейших по сравнению с тем, о чем рассказывается в саге, и прочие отражения времени написания в саге, большая или меньшая “зрелость” стиля и т. п. основаны на ложном допущении: авторы саг были якобы такими же авторами, как и современные писатели-профессионалы.

А заимствования из других письменных саг (самый популярный критерий для датировки саг) предполагают, кроме того, что автор саги был не только писателем-профессионалом, но еще и литературоведом-профессионалом, внимательно следившим за всеми вновь появляющимися произведениями в области его специальности и прочитывавшим их сразу же после их появления. В основе методики современных исследователей “саг об исландцах” лежит в сущности порочный круг: признание “саг об исландцах” за произведения, написанные авторами, аналогичными современным писателям-профессионалам, предполагает оценку этих саг в согласии с нашими современными критериями, но такая оценка в свою очередь предполагает признание их произведениями, написанными авторами, аналогичными современным писателям-профессионалам.

Приравнивание автора “саги об исландцах” современному автору часто обосновывается тем, что сага эта носит якобы “индивидуальный отпечаток”. Вообще говоря, черт, общих для языка, стиля, манеры всех “саг об исландцах”, неизмеримо больше, чем черт, которые могли бы быть приняты за индивидуальный отпечаток в отдельной саге. Но даже если и можно обнаружить в отдельной саге нечто похожее на индивидуальный отпечаток, то ведь учитывая характер авторства в сагах, его неограниченность от пересказывания, списывания и т. д., невозможно установить, в какой мере этот отпечаток действительно “авторский”.

Утверждают, что в отдельных сагах проявляются вкусы, интересы или взгляды их авторов: в “Саге о людях из Лососьей Долины” – интерес к нарядам и всякой пышности, в “Саге о Ньяле” интерес к юридическим формулам и вера в судьбу, в “Саге о людях с Песчаного Берега” интерес к языческим обычаям, а также к колдовству и привидениям и т. д. Но черты, характерные для отдельных произведений, возможны, конечно, и в самом традиционном фольклоре – ведь и там отдельные произведения могут носить следы вкусов или симпатий рассказчиков. Подобные черты возможны и в компиляции, объединенной общей темой: ведь уже общая тема подразумевает определенные интересы или взгляды. Очевидно, однако, что такого рода черты не образуют, так сказать, авторскую личность, т. е. совокупность психических особенностей, последовательно проявляющуюся на протяжении всего произведения, или авторскую точку зрения, т. е. точку зрения, последовательно проходящую через все произведение, организующую его в единое целое и, в частности, определяющую и временную перспективу.

Такого рода авторскую точку зрения нельзя обнаружить даже в тех древнеисландских произведениях, авторы которых считаются известными, например в “Круге Земном” или “Младшей Эдде”, если, конечно, не считать, что отсутствие последовательной точки зрения – это тоже своего рода последовательная точка зрения. Характерно также, что хотя “Круг Земной” и “Младшая Эдда” приписываются одному автору – Снорри Стурлусону, едва ли можно обнаружить какие-либо черты, общие только этим двум произведениям. Ни одному исследователю, конечно, никогда не пришло бы в голову приписать эти произведения одному автору, если бы не существовало соответствующих свидетельств (в отношении “Круга Земного”, впрочем, это свидетельство не сохранилось).

Те, кто считаются авторами древнеисландских прозаических произведений, как авторы никогда не становятся объектом изображения в древнеисландской литературе.

Так, хотя Снорри Стурлусон очень много раз упоминается в “Саге об исландцах”, несколько раз в “Саге о Хаконе Хаконарсоне” и кое-где еще и очень много известно об его участии в распрях, его имущественных делах, его поездках в Норвегию и т. д., о его отношении к прозаическим произведениям, автором которых он считается, есть только одно и очень глухое упоминание в “Саге об исландцах”: “Стурла бывал тогда подолгу в Рейкьяхольте и усердно давал списывать книги саг с тех книг, которые составил Снорри”. Неизвестно, ни что это за “книги”, ни что значит “составил”. Все же, сравнивая “Круг Земной” с сохранившимися письменными источниками, удается установить некоторые черты его авторства (хотя в какой мере эти черты характерны для Снорри, а не вообще для тех, кто писал такие произведения, спорно).

Таким образом, о Снорри известно не только как об участнике распрь и т. д., но отчасти и как об авторе прозаических произведений. Понятно поэтому, почему вопрос о том, написал ли Снорри также и “Сагу об Эгиле”, представляется важным и снова и снова привлекает к себе внимание исследователей. Напротив, непонятно, даже если верить в то, что у “саг об исландцах” были такие же авторы, как и у современных романов, какой смысл в том, чтобы ценой огромных затрат усилий и эрудиции устанавливать – как это неоднократно делалось в последнее время – имя возможного автора той или иной саги, если о носителе этого имени ничего не известно как об авторе.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Проблема происхождения “саг об исландцах”