Портрет Печорина в повести “Максим Максимыч”, его роль в создании образа “героя времени”. (По роману М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”)

Портрет Печорина, главного героя романа Михаила Юрье­вича Лермонтова “Герой нашего времени”, возникает перед гла­зами читателей не на первых страницах романа, а только тогда, когда им уже известен весьма драматический эпизод из жизни этого персонажа, описанный в повести “Бэла”. Там о событиях из его жизни и поступках мы узнавали от его сослуживца Мак­сима Максимыча; теперь же имеем возможность увидеть его “собственными глазами” – точнее, глазами странствующего офицера, от лица которого ведется основное повествование.

Рисуя портрет своего героя, автор выбирает тон сторонне­го наблюдателя, который выносит суждения о характере на­блюдаемого по внешним признакам и манере поведения.

Печорина автор романа и мы, следуя за его описанием, видим в тот момент, когда он, так и не найдя времени встре­титься с Максимом Максимычем, следует к своей коляске, чтобы продолжить путешествие.

Начальные штрихи портрета не обещают ничего необычно­го: “Он был среднего роста; стройный, тонкий стан его и ши­рокие плечи доказывали крепкое сложение, способное перено­сить все трудности кочевой жизни и перемены климатов, не побежденное ни развратом столичной жизни, ни бурями ду­шевными; пыльный бархатный сюртучок его, застегнутый только на две нижние пуговицы, позволял разглядеть ослепи­тельно-чистое белье, изобличавшее привычки порядочного человека; его запачканные перчатки казались нарочно сшиты­ми по его маленькой аристократической руке, и когда он снял одну перчатку, то я был удивлен худобой его бледных паль­цев…”. Однако уже здесь повествователь использует некоторые сведения, почерпнутые из предыдущих рассказов Максима

Максимыча: сюда можно отнести упоминания о “разврате сто­личной жизни” и “душевных бурях”.

Затем портрет под пером Лермонтова приобретает четкие психологические оттенки, когда по отдельным деталям внеш­него облика делается умозаключение о характере человека: “Его походка была небрежна и ленива, но я заметил, что он не размахивал руками, – верный признак некоторой скрытности характера”.

После этой первой оценки – о скрытности характера – автор считает необходимым сделать оговорку: “Впрочем, это мои собственные замечания, основанные на моих же наблюде­ниях, и я вовсе не хочу вас заставить веровать в них слепо”. И далее психологические выводы, извлеченные из анализа вне­шних признаков, следуют один за другим, причем зачастую без авторских комментариев.

“…Положение всего его тела изобразило какую-то нерви­ческую слабость; он сидел, как сидит Бальзакова 30-летняя кокетка на своих пуховых креслах после утомительного бала”. По этому замечанию читатель самостоятельно может сделать вывод о пресыщенности жизнью и неизбывной скуке Печори­на. Как бы развивая свою догадку о скрытности его характера, Лермонтов высказывает предположение о том, что на лице ге­роя оставили след пережитые им страсти: “…белокурые воло­сы, вьющиеся от природы, так живописно обрисовывали его бледный, благородный лоб, на котором, только по долгом на­блюдении, можно было заметить следы морщин, пересекавших одна другую и, вероятно, обозначавшихся гораздо явственнее в минуты гнева или душевного беспокойства…”

Особое внимание уделяет Лермонтов описанию глаз Печо­рина, предвосхищая будущее толстовское определение глаз как зеркала души. Чтобы подчеркнуть важность этой детали, автор использует отдельный абзац.

“Во-первых, они не смеялись, когда он смеялся! Вам не случалось замечать такой странности у некоторых людей?.. Это признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти. Из – за полуопущенных ресниц они сияли каким-то фосфоричес­ким блеском, если можно так выразиться.

То не было отраже­ние жара душевного или играющего воображения: то был блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но хо­лодный; взгляд его, непродолжительный, но проницательный и тяжелый, оставлял по себе неприятное впечатление нескром­ного вопроса и мог бы казаться дерзким, если б не был столь равнодушно спокоен”. Впечатляющее сравнение с блеском гладкой стали, ослепительным, но холодным, прямо указыва­ет на суть натуры Печорина – сочетание яркой привлекатель­ной внешности с часто проявляемой жестокостью, бессердечи­ем и внутренним равнодушием ко всему, что не он сам.

И, наконец, последнее замечание портретной характеристи­ки: “Скажу в заключение, что он был вообще очень недурен и имел одну из тех оригинальных физиономий, которые особенно нравятся женщинам светским”, – не только можно считать завер­шающей ремаркой к истории с Бэлой, но и обещанием последу­ющих любовных историй, что усиливает читательский интерес.

В целом портрет Печорина в повести “Максим Максимыч” расширяет наше представление о характере героя и настраива­ет на ожидание развития образа в последующих частях романа. В композиционном же отношении этим портретом автор за­вершает психологическую экспозицию главного героя.

Таким образом, портрет Печорина в повести “Максим Максимыч” имеет важное значение как в психологической мотивировке образа-персонажа, так и в композиционной структуре всего произведения.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Портрет Печорина в повести “Максим Максимыч”, его роль в создании образа “героя времени”. (По роману М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”)