Поиски человеком смысла жизни в произведениях А. П. Платонова (на примере одного произведения)

Художественный мир А. П. Платонова. Вера А. П – Пла­тонова в силу добра, в свет души человеческой не могла не найти своего воплощения на страницах произведений писа­теля. Герои Платонова – это люди-преобразователи, смело подчиняющие себе природу, устремленные в светлое буду­щее. Поиск ответов на вечные вопросы и строительство но­вого часто сопряжен с мотивом странничества, сиротства.

Эти постоянно сомневающиеся и жаждущие истины люди, любимые герои А. П. Платонова, ищут “смысл жизни в серд­це”. Насыщенность повествования, философичность и уни­версальность обобщений отличают произведения А. П. Пла­тонова, свой метод писатель определил так: “Сущностью, сухою струею, прямым путем надо писать. В этом мой новый путь”.

Повесть “Сокровенный человек” (1928). Произведение посвящено событиям, связанным с революцией и Граждан­ской войной. Главный герой, машинист Фома Пухов, после смерти жены попадает на фронт и участвует в Новороссий­ском десанте. Он не понимает смысла своего существова­ния, балагурит и провоцирует людей на спор, во всем сомне­вается, да и само имя героя вызывает ассоциацию с Фомой неверующим.

Его несет по земле в общем людском потоке по “проселкам революции”. На сложные жизненные вопро­сы герой старается вначале не обращать внимания, но со­кровенный внутренний мир берет верх над всем внешним. Широко распространенное в “новой” литературе 20-х гг., “преображения” сознания героя под влиянием революции с Пуховым не происходит.

На фоне скрытого вырождения хо­роших идей “природный дурак” Пухов остро ощущает несо­ответствие ожиданий и реальности и испытывает разоча­рование, а потому некоторые его шутки провоцируют читательскую грусть. Показателен яркий эпизод экзамена, который сдает Фома Пухов: “Что такое религия? – не уни­мался экзаменатор. – Предрассудок Карла Маркса и народ­ный самогон. – Для чего нужна религия буржуазии? – Для того, чтобы народ не скорбел. – Любите ли вы, товарищ Пу­хов, пролетариат в целом и согласны ли за него жизнь поло­жить? – Люблю, товарищ комиссар, – ответил Пухов, что­бы выдержать экзамен, – и кровь лить согласен, только что­бы не зря и не дуриком!”

Чувство разочарования в конце 1920-х гг. становится для самого Платонова острым, болезненным. Стихия, которая должна была преобразовать общество, подчинилась офици­озной обрядности. Радость жизни, рожденная революцией, и тревога за ее будущее отражаются в повести.

Вся композиция повести подчинена решению авторского замысла, отразившегося в самом названии: пройти с героем его дорогу, на которой Пухов пытается уяснить все происхо­дящее вокруг него. В пути и происходит саморазвитие пер­сонажа. “Нечаянное сочувствие к людям, одиноко работав­шим против вещества всего мира, прояснялось в заросшей жизнью душе Пухова. Революция – как раз лучшая судьба для людей, верней ничего не придумаешь. Это было трудно, резко и сразу легко, как нарождение”.

Причин, по которым герой отправляется в путь, автор открыто не называет, но читатель понимает их самостоятельно. “Сокровенный чело­век” – это человек, с необычным, сокрытым в глубине души миром, стремящимся к познанию окружающего и не под­дающегося навязываемым извне общепринятым представ­лениям о жизни.

В современной цивилизации, по мнению писателя, поте­ряно родство человеческих душ, связь между человеком и миром природы. Долгий путь обретения истины в себе, что­бы изменить что-то и вокруг, совершает Фома Пухов. Он на­много честнее окружающих его “строителей будущего”. “Природный дурак” не стремится воспользоваться возмож­ностью карьерного роста. Герой отправляется в Новорос­сийск, определяя для себя свое решение внутренней необхо­димостью: “Горные горизонты увидим; да и честней как-то станет!

А то видал – тифозных эшелонами прут, а мы си­дим – пайки получаем!.. Революция-то пройдет, а нам ни­чего не останется!” Показателен в этом плане другой персо­наж повести, воплощающий в себе иную правду времени, – матрос Шариков. Фома не терпит лозунговости, пустой бол­товни, Шариков же прекрасно усвоил дух времени, нашел себе “теплое” местечко и на совет Пухова лично “укреплять революцию” делом (“бери молоток и латай корабли”) отве­чает настоящим хозяином: “Чудак ты, я ж руководитель Кас­пийского моря! Кто ж тогда будет заправлять тут всей крас­ной флотилией?”

Знаменательно, что духовный поиск не приводит к внеш­ним изменениям главного героя: в начале повести мы видим его машинистом снегоочистителя, а в конце машинистом нефтяного двигателя. Поезд (а в творчестве А. П. Платонова это символ революции, сам писатель отмечал: “Слова о па­ровозе-революции превратили для меня паровоз в ощуще­ние революции”), в который садится герой, идет в неизвсст – ном направлении (этот символ приобретает эпический характер). Вспыхнувший было интерес к собственному буду­щему (“Куда он [поезд] едет?”), быстро сменяется у Пухова смирением (“Поезд трогался куда-то дальше. От его хода Пухов успокаивался и засыпал, ощущая теплоту в ровно ра­ботающем сердце”).

Фоме нужно пройти по дорогам страны самому, увидеть все собственными глазами, прочувствовать своим сердцем (сказывается неверующая натура). Новорос­сийск, освобождение Крыма от Врангеля (механик на судне “Шаня”), поездка в Баку и встреча с матросом Шариковым составляют определенные этапы жизни героя и обретения Пуховым смысла своего существования. Сама дорога, дви­жение становится сюжетообразующим началом, и как толь­ко герой останавливается где-то, его жизнь теряет остроту, утрачивается духовный поиск.

Зворычный и Шариков, на­пример, в своем застывшем состоянии такого развития не получают.

Попытка героя разобраться, как изменилась жизнь людей под влиянием “исторической бури”, приводит персонаж к мысли, что истинная цель, подлинные чувства утрачены. Звучащий на страницах повести мотив смерти тесно связан с мотивом всеобщего сиротства. (И тот и другой становятся центральными в творчестве А. П. Платонова.) Тема смерти вводится в повествование не случайно. Революция не только не смогла воскресить мертвых (философская идея Н. Федо­рова была воспринята самим А. П. Платоновым), но принес­ла, и автор постоянно обращает на это внимание читателя, новые смерти.

Некая бесчувственность сердца главного персонажа в начале пути (режет колбасу на гробе жены) сменяется ощу­щением глубокого единения с миром, что и понимается как смысл жизни. В финале повести происходит прозре­ние: “Пухов шел с удовольствием, чувствуя, как и давно, родственность всех тел к своему телу. Он постепенно дога­дывался о самом важном и мучительном. Он даже остано­вился, опустив глаза, – нечаянное в душе возвратилось к нему.

Отчаянная природа перешла в людей и в смелость ре­волюции”.

Своеобразие языка. В произведении находит свое отра­жение авторское представление о нерасторжимости мира внешнего и внутреннего, материального и нематериального. В повести “Сокровенный человек” изображение жизни осу­ществляется в единстве комического и трагического начала. Язык платоновского произведения отразил поиски нового языка, под знаком которого прошло начало XX в. Символи­ческие образы, которые в ряде произведений писателя по­вторяются, начинают выполнять лейтмотивную функцию. “Странный” язык повествователя Платонов использует для выражения внутреннего мира героя, который не имеет слов для передачи своих переживаний и умозаключений.

В осно­ве языка Платонова лежит книжная речь с обилием отвле­ченной лексики (На стенах вокзала висела мануфактура с агитационными словами), смещением привычных языковых связей, когда последующее слово трудно предсказуемо, свертыванием и развертыванием предложений (Наконец по­езд уехал, постреливая в воздух – для испуга жадных до транс­порта мешочников), намеренным использованием тавтоло­гических повторов и др.

А. П. Платонов создает произведения, в которых изобра­жает не вещи, не предметы, а их смысл, писателя интересует не быт, а бытие, суть вещей. Образ Фомы Пухова, соединяя в себе “высокую трагическую и смеховую культуру”, стано­вится одним из целой галереи ищущих и сомневающихся платоновских героев.



Поиски человеком смысла жизни в произведениях А. П. Платонова (на примере одного произведения)