“Поиск” человека и “воспитание” человека в романе Р. Музиля “Душевные смуты воспитанника Терлеса”

Роберт Музиль (1880-1942) – австрийский писатель и драматург. При жизни был мало известен. Главное его произведение – роман “Человек без свойств”(31 г), писал его практически всю жизнь, но так и не закончил.

Когда он умер, за его гробом шло около 10 человек. “наименее известный из великих писателей нашего века”. Отец – инженер-машиностроитель, профессор высшей технической школы. Всю жизнь следовал воле родителей, это и привело его к концепции человеческой личности, как человека без свойств.

Учился в Кадетском корпусе, в военно-инженерной академии, работал в высшей технической школе, там и начал писать свой роман “Душевные смуты воспитанника Терлеса”, понимал, что техническое образование ограничивает картину видения мира, потому слушал курсы по философии и истории, в конечном счете решил посвятить себя литературе, служил библиотекарем, участвовал во 2МВ, то, что увидел на войне вызвало ощущение кризиса цивилизации.

Он пессимист. Его австрийское происхождение представлялось ему мифом, как и непонятная история страны, без четкой истории и т. д. Его происхождение тоже играло роль к происхождению его концепции человека без свойств. К 23 годам он оставил службу и посвятил все время работе над романом.

Долгие годы существовал на грани нищеты. Работал в прессе, писал новеллы. Был неуживчивым, желчным человеком. Его раздражали восклицания, что человек прекрасен ит. д. Писал о немецкой нации.

К писателям современникам относился негативно, т. к. они занимаются сотворением иллюзии, альтернативы капитализму нет, возврат к менее расчетливым отношениям – это и возврат к патриархальным отношениям. Его время – одно из самых сильных времен истории и из всего этого должен родиться новый человек, если нет, то и надежды нет. Единственный выход – воспитание человека с сохранением всех его гибких черт в определенном балансе, не сделать из человека идеалиста, который не сможет выжить в бездушном мире, не позволит ему окостенеть, некая утопия, к торой стремится Музель воспитанник Терлес – это остаться в состоянии пластичности, податливости, поддаваться ситуации, не отвергать мир, каким бы страшным он не оказывался., но и не принимать окончательных форм.

Человек лишен образа, лишен свойств, на него воздействует масса явлений, одновременно, он способен принимать любой образ, совершать любые поступки, человек постоянно играет роли, врастает в чужую форму, подчиняясь законам истории и случайным ситуациям

Мир – хаос, он бесчеловечен и антигуманен, человек ему подчиняется. В этом трагизм. Спасение в сохранении пластичности.

М. выделяет во внешнем мире 2 аспекта: рациоидное(подлежит рац. познанию, все, что подлежит научной систематизации) и нерациоидное ( мы не в состоянии познать при помощи аналитич. способностей)

В “Душевные смуты воспитанника Терлеса” – внутренний монолог, грань шизофрении, дневник Терлеса “мне кажется, я схожу с ума”, “мне кажется, я за устойчивым миром”. Устойчивый мир оформлен – это его отношения с родителями, друзьями учителями и учениками. Но в какой-то момент устойчивые формы сознания начинают казаться зыбкими, за ними что-то глубокое и сильное, но он не может понять, его это приводит в ужас. (сцена с облаками, облака и голубое небо – в одной плоскости, но голубизна намного дальше, глубже), присутствие чего-то неподдающегося сознанию, это совсем не те правила, по которым он должен жить, его это приводит в ужас.

При расследовании инцидента по поводу издевательства над одним из учеников, при допросе Терлес говорит, что ему интересно было посмотреть на реакцию истязуемого, на поведение истязателей, потому что это выбивалось за рамки привычных форм поведения, это было нечто, что нигде не было описано. У него не было желания помучить. Изменяется сознание, близкое к шизофрении.

Факты нерациоидного тем и интересны, что не дают себя приручить, область оценок, оценок мира другого человека, этических, эстетических отношений, область поэта.

В повести мальчик по фамилии Терлис обучается в некой закрытой школе, где их готовят к будущей военной службе. Это закрытое заведение для мальчиков со всеми вытекающими отсюда проблемами: дедовщина, неадекватные отношения в том числе сексуального характера. Сюжет заключается в показе взросления Терлеса, как он проходит через ряд ситуаций, как они на него влияют, что в нем меняют, но основной сюжет во взаимоотношениях Терлиса и Базини, мальчиком, которого уличили в краже, его же однокурсники. Выяснили это 2 друга Терлиса, причем они решили не выводить его на чистую воду, не жаловаться начальству, а воспользоваться этим знанием, чтоб подчинить его себе, превратить в свое животное.

У них была своя тайная комнатка, в которой они решают устраивать эксперименты над Базини. Сначала они заставляют его ползать на коленях, вылизывать ботинки, заканчивается все чудовищно, они вступают с ним в сексуальную связь, заставляют раздеться догола, одеть петлю и стоять на краю доски. Райтинг готовит себя в начальство, потому он должен уметь убивать в себе сострадание, тренирует в себе палача, ему доставляет удовольствие. Терлис же только наблюдает, не испытывает эмоций по отношению к Базини.

Существует мнение, что в образе Райтинга и Байнеберга Музиль предсказал образы Гитлера и Муссолини. Райтинг не тупой диктатор, он философ, психолог, он хочет очистить душу Базини до степени обнаженности за счет моральных мук, истязать душу. Байнеберг просто искренне хочет наказать за кражу. Терлис проникает в то, что нигде не было описано и сказано, Базини становится даже дорого Терлису, это не сострадание, это интерес к экземпляру, необычному экземпляру.

Затем он пытается описать это с эстетической стороны, получение эстетического опыта. Любопытство художника. Базини деградирует полностью.

До истории с Базини у Терлиса был приятель, который оказался выходцем из аристократической семьи, был наследным принцем. Для Терлиса было это своеобразным очарованием, он принимал его религиозность. Однажды они поспорили о религиозных вещах, отчего и разошлись. С тех пор не общались, Т. осознавал, что совершил нечто бессмысленное, “деревянная линейка разума не вовремя разбила что-то тонкое и сладостное”.

Столкновение разума и эмоций иногда становится губительным, идеал для Музеля – соединение математики с поэзией, рационального с интуитивным, цельность мироощущения.

Терлесу сразу кажется, что все как-то не так. Это заведение делает из него марионетку, ему хочется избежать правил, броситься в другой мир, именно это приводит его в компанию мучителей Базини. Он разрывался между 2-мя мирами, солидно-буржуазным, где порядок и разум (привык дома) и авантюрным, полным темноты, тайны, крови.

Символом свободы для него становится пожилая проститутка, тайные побеги к ней, она для него интересна, так как узнает ее судьбу, ее падение. Она пережила падение, но осталась человеком, любящим себя. Это не любовь, не страсть, это желание стать преступником наравне с ней, испытать “двойное дно”, безумие, в всего есть две стороны.

Его главная черта – умение удивляться, видеть “двойное дно”, он воспринимал все, себя, предметы, людей так двояко, что у него возникало и чувство непонятности и чувство родства. Противоречие. Его мучает несостоятельность языка и чисел. Выходом из противоречий становится творчество, поэзия.

Эпиграф к повести несет мысль о том, что все, выраженное в словах, утрачивает свою значительность. Ему иногда казалось, что у него совсем нет характера. Его внутренняя беспомощность мешала найти себя.

В кабинете директора его не понимали даже взрослые, они глупее Терлеса.

“Прежде в голове у меня все было очень ясно и четко распределено. А теперь мне кажется, что мои мысли – как облака, и когда я подхожу в них к определенным местам, кажется, что дальше – провал, через который виден какой-то бесконечный, не поддающийся определению мир. Математика-то, конечно, права.

Но что с моей головой и что со всеми другими? Неужели они совсем не чувствуют этого? Как это отражается в них?

“Какие вещи изумляют меня? Самые незначительные. Чаще всего неодушевленные предметы.

Что изумляет меня в них? Что-то, чего я не знаю. Но то-то и оно! Откуда же я беру это “что-то”?

Я ощущаю его присутствие. Оно воздействует на меня – так, словно оно хочет заговорить. Я испытываю волнение человека, который должен по движениям губ парализованного догадаться, что тот хочет сказать, и никак не догадывается. Словно у меня наодно чувство больше, чем у других, но чувство это не вполне развито, оно есть, оно напоминает о себе, но оно не работает.

Мир для меня полон беззвучных голосов. Кто я поэтому – ясновидящий или одержимый галлюцинациями?

Т. не испытывает сострадания к Базини, но пытается ему помочь ради соблюдения правил приличия. Т. узнает, что Базини собираются сильно избить, рассказвает об этом Базини, который переступает через себя и сознается.

Между Базини и Терлисом возникает какая-то связь, что-то похожее на любовь, они вместе проходят через муки ада. Терлис остается при этом мнении даже повзрослев.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Поиск” человека и “воспитание” человека в романе Р. Музиля “Душевные смуты воспитанника Терлеса”