Подвиги Геракла: Немейский лев, Лернейская гидра, Стимфалийские птицы, Керинейская лань, Эриманфийский кабан



Подвиг первый (Немейский лев). Недолго пришлось Гераклу ждать первого приказа Эврисфея. Повелел царь убить огромного льва, обитавшего неподалеку от города Немей и опустошавшего его окрестности.

Страшен был этот лев, порождение Тифона и змеедевы Ехидны; никаким оружием невозможно было его поразить, отскакивали от его шкуры стрелы и копья. Отправился Геракл к логову льва, ни одной живой души не было видно вокруг, все бежало в ужасе из тех мест. Вот и пещера, где жил лев.

Имела она два выхода. Завалил Геракл один из них камнями, стал ждать

льва прямо в пещере. Вечером послышался грозный рев – это возвращался лев с кровавой охоты.

Только засунул он голову в пещеру, обрушился на нее удар дубины. В щепки разлетелась прочная палица Геракла, замотал лев головой, но не от боли – от звона в ушах. Пока зверь не опомнился, бросился Геракл на него, повалил на землю и вцепился в шею могучими руками.

Яростно рычал лев, пытаясь стряхнуть с себя богатыря, но все крепче и крепче сжимались пальцы у него на горле. Так был побежден страшный хищник, избавились жители Немеи от ужаса. Снял Геракл с убитого зверя шкуру, и стала она служить герою вместо панциря,

никогда не расставался он с ней и даже спал, подстелив ее под себя.

Подвиг второй (Лернейская гидра). Вскоре получил Геракл новое задание: убить гидру – чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и Немейский лев, порождена она была Тифоном и Ехидной.

В болоте около города Лерна жила гидра, и не было от нее никому спасения. Опасно было это чудовище: одна из голов была бессмертной, и потому на месте каждой сбитой головы вырастали у нее две новые. Понимал Геракл, что трудно в одиночку сладить с Лернейской гидрой, потому взял он с собой Иолая, сына Ификла, чтобы тот помог ему в жестоком поединке.
Геракл и Немейский лев.

Нашли герои болото, где жила гидра. Раздразнил ее Геракл, и выползло чудовище из пещеры. С яростным шипением ринулось оно на богатыря, обвило его ноги хвостом и попыталось повалить, но Геракл стоял, словно скала; как вихрь, свистела в воздухе его палица, одна за другой падали головы, но не меньше их становилось, а все больше и больше!

Изнемогал в борьбе герой, к тому же выполз из болота огромный рак и впился клешнями ему в пятку. “Ах, так вас теперь двое! – вскричал Геракл. – Значит и я могу пригласить себе помощника!” И позвал он на помощь Иолая. Стали они сражаться вдвоем. Поджег Иолай рощу, расположенную на берегу болота, и стал горящими стволами деревьев прижигать те шеи, с которых Геракл сбивал головы гидры.

Перестали вырастать новые головы; упала, наконец, и последняя, бессмертная голова. Пришел конец страшному чудовищу. Зарыл Геракл ее бессмертную голову глубоко в землю, а тело изрубил на мелкие части.

В крови гидры смочил он наконечники своих стрел, и стали раны, нанесенные ими, смертельными, ни человек, ни бог не мог вылечиться от такой раны.

Вернулся Геракл к Эврисфею, но отказался тот признать его подвиг. “Не один ты сражался, помог тебе Иолай, – заявил царь. – По условиям должен ты совершать подвиги в одиночку”. Но людская молва оказалась справедливее царя, и никто не оспаривает у Геракла чести победы над гидрой.
Геракл борется с

Лернейской гидрой.

Подвиг третий (Стимфалийские птицы). Не успел Геракл как следует отдохнуть от борьбы с гидрой, как Эврисфей вновь отправил его в путь. “Отправляйся в город Стимфалы и освободи его от птиц, которые обратили его окрестности в пустыню!” – повелел царь. Трудным было задание: величиной с больших орлов были птицы, с медными когтями и клювами и с бронзовыми перьями.

Подобно стрелам вонзались перья в того, кто вздумал бы напасть на птиц. Но пришла на помощь Гераклу его сестра, дочь Зевса Афина Паллада. Дала она ему трещотку, изготовленную Гефестом; так силен был звук, издаваемый трещоткой, что не могло его слышать ни одно живое существо, даже самому Гераклу пришлось заклеить уши воском.

Испугались птицы ужасного звука, большой стаей поднялись они в воздух и улетели далеко за пределы Греции, на берега Понта Эвксинского (так греки называли Черное море). Никто не видел их больше в окрестностях Стимфал.
Геракл и Керинейская лань.

Подвиг четвертый (Керинейская лань). Поняла Гера, что пока помогают Гераклу боги, бессильна она против него. Решила она поссорить его с богами. “Пусть он принесет тебе с Керинейской горы лань, принадлежащую Артемиде, животное с золотыми рогами и медными копытами!” – приказала она Эврисфею.

Передал Эврисфей поручение Гераклу. Задумался герой: как быть? Ведь нельзя же убить животное, посвященное богине! И решил он захватить лань живьем.

Отправился он на гору, выследил лань и начал ее преследовать. Быстрее ветра мчалась она, но не отставал от нее могучий Геракл: не только силен он был, но и быстроног. Целый год гонял он лань по лесам и горам, не давая ей отдохнуть. Наконец, уже не веря, что поймает ее, Геракл пустил стрелу из лука.

Меткий был выстрел! Пригвоздила стрела передние ноги одну к другой, но прошла она между костью и сухожилием так, что ни одной капли крови не упало на землю! Взвалил Геракл животное на плечи и хотел уже идти в Микены, но тут явилась разгневанная Артемида. “Зачем ты ранил мою любимую лань, Геракл? – строго спросила она. – Ведь ты оскорбил меня! Или думаешь, что сильнее ты богов-олимпийцев?” С почтением склонился перед ней Геракл: “Не вини меня, прекрасная богиня!

Не по своей воле подстрелил я лань, приказал мне Эврисфей, а служить этому царю повелели мне бессмертные боги!” Простила Артемида героя и разрешила ему отнести лань в Микены. Выполнил Геракл задание.

Подвиг пятый (Эриманфский кабан). “Что же, с безобидной ланью ты справился, посмотрим, как осилишь ты дикого кабана!” – подумал Эврисфей и отправил Геракла на склоны горы Эриманф, где обитал самый огромный и свирепый кабан во всей Элладе.

Пустился Геракл в путь. По дороге зашел он в гости к мудрому кентавру Фолу. Все кентавры, полулюди-полулошади, были дики и свирепы, лишь двое из них, Фол и Хирон, отличались мудростью и добросердечием.

С почетом принял Фол гостя у себя в пещере. Издавна хранил Фол дивное вино, берег его для угощения почетнейших гостей. Решил он налить этого вина и Гераклу. Откупорил Фол сосуд: далеко разнесся запах вина, учуяли его другие кентавры, толпами сбежались к пещере и напали на пирующих Геракла и Фола.

Началось тут страшное побоище. Схватил Геракл лук и стал поражать стрелами нападающих. Много кентавров полегло, а оставшиеся в живых в страхе бежали в пещеру Хирона, в надежде, что он их спасет. Вышел Хирон навстречу Гераклу, с которым они были друзьями; но разгорячен был боем Геракл, не успел он остановить руку.

Свистнула в воздухе стрела и вонзилась Хирону в ногу. Великая скорбь охватила Геракла: знал он, что ничем уже не сможет помочь другу, что нет исцеления от раны. Знал это и Хирон.

Но не мог он умереть – бессмертие даровали ему боги – еще долго предстояло Хирону мучиться на земле…

В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре оказался у подножия горы Эриманф. Нетрудно было найти здесь кабана. Загнал его Геракл в глубокий снег на вершине горы, связал и живым принес в Микены. Увидел Эврисфей, с какой добычей возвращается Геракл, охватил трусливого царя страх, стал он метаться по дворцу, не зная, где спрятаться, и, наконец, укрылся в большом бронзовом котле.)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Подвиги Геракла: Немейский лев, Лернейская гидра, Стимфалийские птицы, Керинейская лань, Эриманфийский кабан