Пнин Иван Петрович



Внебрачный сын фельдмаршала князя Н. В. Репнина, получивший усеченную фамилию, родился, видимо, за границей. Воспитывался в доме отца. Получив образование в Московском университетском пансионе, а потом в артиллерийском и инженерном корпусе, Пнин служил в артиллерии, затем в департаменте народного просвещения на положении мелкого гражданского чиновника.

В 15 лет он написал первую “оду”, за которой последовал целый ряд других. Расцвет литературной деятельности относится к 90-м годам XVIII века. В отличие от современных ему “одописцев”

Пнин воспевал в них “нравственные совершенства человека”, протестовал против насилий, унижения и рабства. В оде “Человек” , направленной, очевидно, против Державина, Пнин требует освобождения человека от постыдного названия “червя”:
Какой ум слабый, униженный
Тебе дать имя червя смел?
То раб несчастный, заключенный
Который чувствий не имел.

В противовес Державину Пнин, обращаясь к человеку, говорит:
Ты царь земли – ты царь вселенной
Хотя ничто в сравненьи с ней
Хотя ты прах один возженный
Но мыслию велик своей.

В одах “На правосудие” и “Надежда”

Пнин в ярких красках рисует тяжелое положение крепостных. Как последователь французского материализма XVIII века, в частности Гольбаха, он выступал за политическое равенство.

Помимо од Пнин пишет лирические стихи и басни, тематика его произведений так же широка: от высоких философских и политических размышлений до эротики. Пнин являлся последовательным сторонником идейной поэзии. В “Послании к некоторым писателям” он утверждал, что “цель полезная” оправдывает даже сочинение, которое “слишком худо написано”.

В 1798 году Пнин вместе с А. Ф. Бестужевым издавал “Санкт-Петербургский журнал”, в котором наряду с сентиментальными повестями в духе того времени печатались также публицистические заметки в защиту пользы и необходимости широкого просвещения. В форме разговора калифа и его визиря Пнин приводит и разбивает все возражения против просвещения, навеянные французской революцией и распространявшиеся в русском обществе.

Развитию литературной деятельности Пнина в этом направлении особенно способствовало начало царствования Александра I. Он примкнул к той группе молодых петербургских писателей, из которой составилось “Вольное общество любителей словесности, наук и художеств”. Стихотворения его, написанные в это время, печатались в “Журнале российской словесности” и “Журнале для пользы и удовольствия”, а по смерти Пнина – в “Благонамеренном” и “Пантеоне русской поэзии”. Свои взгляд на образ правления Пнин выразил в басне “Царь и придворный” . Придворный сравнивает царя с верхним камнем пирамиды, а нижние, основные камни – с народом, созданным для него. На лесть придворного царь отвечает словами:
Тот камень, что свой блеск бросает с высоты
Разбился б в прах – частей его не отыскали
Когда б минуту хоть одну
Поддерживать его другие перестали.

Испытав на себе всю тяжесть положения незаконнорожденных (в 1801 году умер Репнин, не упомянув сына в завещении), Пнин в 1803 году обратился к Александру I с запиской “Вопль невинности”, в которой требовал улучшения положения незаконных детей, совершенно незаслуженно обреченных законом на материальную и нравственную кару (статья была впервые опубликована в “Историческом вестнике”, 1889, № 1).

В книге “Опыт о просвещении относительно России” Пнин, исходя из мысли, что просвещение не может мириться с рабством, высказывается за освобождение крестьян, с которыми “помещики поступают хуже, нежели со скотами, им принадлежащими”. Общая цель, к которой должно стремиться просвещение, заключалась, по мнению Пнина, “в приготовлении России полезных сынов отечеству, а не таких, которые бы гнушались тем, что есть отечественного, и презирали свой язык”. Пнин предлагал обучать крестьян земледелию, дворян – юридическим наукам, военных – военным, священников – декламации, а не древним языкам, никому не нужным, и т. д. Книга Пнина разошлась очень быстро, но когда в том же году автор представил ее с дополнениями в цензуру для нового издания, оно было остановлено, так как, по словам цензора, автор “с жаром и энтузиазмом жалуется на злосчастное состояние русских крестьян, коих собственность, свобода и даже жизнь находятся в руках какого-нибудь капризного паши”.

По этому поводу Пнин написал диалог между “манджурскими” цензором и писателем, в котором цензор тщетно старается убедить наивного автора в том, что “не всякая истина должна быть напечатана”.

Преждевременная смерть Пнина вызвала всеобщее сожаление, выразившееся в целом ряде речей, некрологов и стихотворений с похвалами открытому и честному характеру Пнина, его доброте и гражданским добродетелям. Общество любителей словесности, избравшее Пнина в 1805 году своим председателем, почтило память его особым заседанием. Ср. статью Н. Прыткова (“Древняя и новая Россия”, 1878, № 9) и “Сочинения К. Н. Батюшкова ” (изд.

П. Н. Батюшкова, СПб., 1887, т. 1).


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Пнин Иван Петрович