Петр Первый: тиран или созидатель? (По роману А. Толстого “Петр Первый”)

Петр Первый – одна из самых величественных и неоднозначных фигур в истории Российского государства – привлекал к себе внимание многих писателей.
Алексей Толстой не составил исключения. Он обращался к образу Петра неоднократно – в написанном сразу после революции рассказе “День Петра”, в пьесе “На дыбе”. Углубляясь в петровскую эпоху, Толстой пытался лучше понять современность.

Шло время, и взгляды писателя менялись. Если в “Дне Петра” явственно звучит мысль о тщетности отдельной, даже самой незаурядной личности повлиять на ход истории, то в пьесе Петр – трагическая фигура, пытающаяся в одиночку проводить преобразования в России.
Личность Петра была так притягательна для Толстого еще и потому, что по своим политическим взглядам писатель был сторонником укрепления российской государственности. Главным для него было “укрепление русской государственности, восстановление в разоренной России хозяйственной жизни и утверждение великодержавности России”, как он писал накануне возвращения из эмиграции в “Открытом письме Н. В. Чайковскому”. Толстой не разделял коммунистической идеологии, однако объявил о готовности сотрудничать с коммунистами, так как считал, что единственной политической силой, способной выполнить задачи укрепления России, является большевистское правительство.
Но после возвращения на Родину писатель оказался в трудном положении. Пролетарская критика относилась к нему настороженно, считая чуть ли не контрреволюционером, поэтому “процесс художественного вживания в современность” растянулся на многие годы. И лишь в 1930 году, когда вышла в свет первая книга романа о Петре Первом, в судьбе Алексея Толстого наступил переломный момент.

Книга оказалась чрезвычайно актуальной и своевременной, ее пафос преобразования и переустройства жизни как никогда отвечал злобе дня.
В романе Толстого Петр представлен и как человек, и как государственный деятель. Подробно описывая детство, юность, период мужания будущего царя, автор изображает его характер в развитии, отмечая не только положительные стороны личности, но и отрицательные. Толстой старается быть беспристрастным, он описывает немало страшных, кровавых сцен, как, например, стрелецкий бунт, стремясь как можно более точно передать исторический колорит той эпохи, не увлекаясь собственными оценками и не пытаясь судить о поступках персонажей с точки зрения современной ему морали.

Рисуя портрет Петра, он избегает идеализации и создает полноценный характер крупного государственного деятеля, озабоченного идеей укрепления и преобразования российского государства.
Толстой постоянно сравнивает Петра с двумя другими персонажами – князем Василием Голициным и шведским королем Карлом XII.
Князь Василий Голицын – человек с европейским образованием, прогрессивно мыслящий, прекрасно понимающий, что без реформ Россия развиваться не может. Он полон проектами преобразования, однако до их реализации дело не доходит – Голицыну не хватает государственной воли. Неудача Крымского похода показала отсутствие у него также полководческого таланта.
Карл XII – человек иного склада, иного характера. Его отвагой, удачливостью и воинскими подвигами восхищается вся Европа. Воля Карла в состоянии преодолеть любые преграды, но молодому королю откровенно не хватает государственного мышления; все его мысли о себе, о собственной славе.
Петр Первый выгодно отличается от них обоих. Он талантлив, обладает незаурядной силой воли, активен и деятелен, и его способности направлены во славу России, а не на возвышение собственной личности. Петр упорен в достижении цели и не теряет присутствия духа при временных поражениях.

Он из тех людей, которыеучатся на своих и чужих ошибках. Так, он вынес хороший урок из первоначальных неудач в Северной войне, и под его руководством русская армия постепенно стала сильнейшей в Европе.
Одним из несомненных талантов Петра было умение заметить и выделить среди прочих людей неординарных, деловых, тех, на кого он мог опереться в своем многотрудном деле. При его выборе принадлежность к знатному роду не давала никаких привилегий. “Знатность по годности считать” – такое правило ввел молодой царь. Он мог возвысить и приблизить к себе сына мелкого торговца и разжаловать тех, кто ни на что не был способен.

В этом плане показательна судьба боярина Буйносова, полностью доказавшего свою неспособность вести государственные дела и завершающего свою карьеру в должности царского шута.
С другой стороны, есть целая группа персонажей, которые достигают успеха и благополучия, опираясь лишь на собственные силы. Таково, например, семейство Бровкиных. Иван стал негоциантом, Алеша – подполковником русской армии, Санька покорила Париж. Разумеется, нельзя не упомянуть и Александра Меншикова – самого яркого среди “восходящих” персонажей.

Мальчишкой он торговал пирогами, а позже стал первым помощником Петра. Постепенно Меншиков вырастает до крупного государственного деятеля, полководца и дипломата. Это тип идеального исполнителя, несмотря на то, что он не без грешка и иногда бывает нечист на руку.

Петру приходится его сурово наказывать, но тем не менее Меншиков остается царевым любимцем.
В романе очень много талантливых людей: это и художник-самоучка Андрей Голиков, мастеровой Кузьма Жемов, кузнец Кондрат Воробьев. Толстой убежден в талантливости русского человека, и царь Петр в своих реформах опирался прежде всего на эту черту национального характера.
Но автор не приукрашивает реальную жизнь и характер персонажей, стремясь к наиболее полному отражению исторической правды. То, что Петр часто отвечал жестокостью на жестокость, “варварскими средствами” боролся против варварства, показано в романе очень убедительно.
Не будем забывать, что строительство новой столицы на костях тысяч и тысяч людей, массовые казни и преследования старообрядцев – все это тоже деяния Петра.
Таким образом, фигура Петра весьма противоречива, и его нельзя оценивать однозначно положительно. Разумеется, он – созидатель. Но он и тиран, ведь историческая необходимость не может оправдать преступление, а идея государственности не может быть поставлена выше человеческой жизни.



Петр Первый: тиран или созидатель? (По роману А. Толстого “Петр Первый”)