Педро Кальдерон де ла Барка: жизнь и творчество



На сельских и городских площадях выступали странствующие трупы, а при дворе короля ставили изысканные спектакли, на которые бывало тратили больше денег, чем, как теперь бы сказали, на первоочередные социальные программы. Театр сопровождал испанцев везде. На ярмарках относились комедии и жестокие драмы чести, которые были особенно популярны среди обедневшего дворянства.

А во время множества религиозных праздников, которые были обычным явлением в католической Испании, которая выгнала евреев из страны лишь за то, что их предки были виновны в смерти Христа, ведь освободили “не его, а Варраву”. И, вопреки общенациональной любви, театр имел могущественного врага – испанскую инквизицию, которая считала спектакль порождением ада и делала все возможное и невозможное, чтобы запретить театр как таковой. Если припомнить судьбу английского театра времен Шекспира и Кромвеля, от притеснений которого особенно страдали лицедеи, то к тому времени противостояния церкви и театра была проблемой общеевропейской.

Однако, вопреки всему или благодаря всему, испанский театр переживал

свою “золотые времена”, границы которого определило творчество двух гениальных драматургов – Лопе де Веги Карпйо и Педро Кальдерона де ла Барки.

Младший современник Лопе де Веги, Кальдерон, пришел в литературу как его преемник, будто приняв эстафету у признанного метра, который отметил молодого поэта во время традиционного поэтического конкурса в Мадриде в честь покровителя испанской столицы Святого Исидора. Сонет Кальдерона, который его полюбил Лопе, которого современники называли “чудом природы”. Это свидетельствовало не о непорядочности или невнимательности драматурга, а о непересекающемся достижении молодого автора, так как его произведение издатели признали “достойным Лопе” – в Испании тех времен большего комплимента для писателя не существовало.

О Кальдероне известно вместе с тем и много, и мало: определенные периоды его жизненного пути исследованы подробно, но есть года, даже десятилетия, о которых почти ничего не известно.

Казалось, Кальдерон достиг вершины успеха: он признанный драматург, который пользуется особой благосклонностью монарха, многие люди ищут любой возможности пообщаться с ним и добиться его дружбы, знакомством с писателем гордятся. Тем не менее сороковые года принесли ему чуть ли не тягчайшие личные потери: сначала погиб младший брат, потом умерли старший брат, любимая женщина, маленький сын… И вдобавок положение театра в Испании существенно ухудшилось: инквизиция начала свое наступление. Церковники и их приверженцы не оставили без внимания произведения Кальдерона, назвав их “школой злости, светильником разврата, академией бесстыдства”.

И это было сказано о пьесах, которые вошли в золотой фонд мирового театра!

18 сентября 1651 г. Кальдерон, будто выполняя завещание матери, принял постриг и вступил к духовному братству. Для него католичество и духовный сан были неотъемлемой частью сущности, еще одним призванием, как и театр. Тем не менее когда он стал настоятелем одного из соборов в Толедо, это не понравилось некоторым иерархам испанской католической церкви. Они напомнили Кальдерону о его драматургии, считая, что невозможно одновременно писать для театра и опекаться Божьим домом.

А вскоре один из оппонентов Кальдерона обратился к нему с просьбой написать пьесу для праздника Тела Господняя, на что писатель с вызовом ответил: “Нечестиво ли писать пьесы, или ни; если нет, то не мешайте мне, если нечестиво – не просите”.

Сила духовного авторитета Кальдерона была чрезвычайно большой, итак даже свои похороны он решил превратить в своеобразное поучение народа. Чего хотел от своих зрителей выдающийся испанец? Чтобы они хорошо запомнили его чуть ли не самую любимую сентенцию, которая в разных вариациях присутствовала во многих произведениях художника: “И во сне нужно делать благодеяние”.

В Украине Кальдерон известен издавна… Его лирику переводили Дмитрий Павлычко и Александр Мокровольский. В середине XX ст.

Николай Лукаш перевел монолог Сехисмундо с первой хорнады пьесы “Жизнь – это сон”. И, в конце концов, до 400летия со дня рождения великого испанского художника (2000) Михаил Литвинец осуществил полный перевод этого шедевра испанской и мировой драматургии.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Педро Кальдерон де ла Барка: жизнь и творчество