Печорин в системе мужских образов по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)



Проза Лермонтова невелика, но один небольшой по размеру роман “Герой нашего времени” поставил поэта в ряд с великими писателями-прозаиками. Историю русского романа не поймешь и не расскажешь, минуя “Героя нашего времени”. Это – веха крупнейшего значения, это – новый этап литературного развития, подготовивший появление мощного реализма Льва Толстого.

Книга вобрала в себя жгучую печаль многих сердец и наблюдения лучших, честных умов. Отсюда понятно отношение реакционной критики к роману – она встретила его ругательствами и обвинениями автора в разврате.

Главный герой книги Григорий Печорин – личность неоднозначная и незаурядная, вызывающая противоречивые чувства.

Но были и многие, кто останавливались перед Печориным, спорили с ним или повторяли его горестные раздумья, но все признавали притягательную силу образа.

Духовный мир Печорина раскрыт перед нами в сложной игре переживаний, в переплетении противоречивых чувств, в разнообразных поступках и проявлениях характера. Замечательна композиция романа: он состоит из пяти новелл, связанных

единством главного действующего лица. Каждая из новелл – самостоятельное, прекрасное в своей законченности, произведение; соединенные, они образуют также цельное, стройное произведение.

Эпизоды жизни и странствий Печорина так рассказаны, что в случайных как будто происшествиях отражен характер человека в его цельности.

Вот почему автор мог без малейшей натяжки соединить свои рассказы, сплести из них гармонический венок.

В двух новеллах – “Бэла” и “Максим Максимыч” – Печорин изображен со стороны – со слов Максима Максимыча или автора путевых записок, – и самые события рельефно рисуют героя. “Тамань”, “Княжна Мери”, “Фаталист” образуют “журнал”, то есть дневник Печорина, в котором духовный мир его раскрыт изнутри. В сжатые, напряженные действием, увлекательные новеллы Лермонтов вплел тончайший психологический рисунок.

В “Бэле” рассказан эпизод жизни Печорина на Кавказе. Правдиво изобразил Лермонтов поведение русского офицера в завоеванной стране: Печорин, не задумываясь, похищает понравившуюся ему девушку-черкешенку, жертвами его прихоти гибнут родичи Бэлы, гибнет и сама бедняжка Бэла. Образ гордой, чистой сердцем Бэлы пленителен именно своей естественностью, в нем нет ни прикрас, ни сентиментальности, как нет ложной экзотики и “клеветы” в выразительной фигуре абрека Казбича.

Отношение Печорина к Бэле можно охарактеризовать словами его же дневника, где он сравнивает душу Бэлы с едва распустившимся цветком, которым надо насладиться и выбросить. Он называет обладание этой невинной душой необъятным наслаждением. Это циничное признание бросает яркий свет на Печорина – капризного барича. А Максим Максимыч в простоте душевной говорит: ” таков уж был человек: что задумает, подавай, видно в детстве был маменькой избалован…”

В следующем за “Бэлой” рассказе Лермонтов еще сильней выявил эгоистическую природу Печорина. После долгой разлуки он встречается с другом трудных дней – Максимом Максимычем и обнаруживает при этом такое небрежение и черствость души, что вызывает осуждение даже великодушного Максима Максимыча: “Что ему во мне? Я не богат, не чиновен…” Странно слышать простое это обвинение по адресу Печорина, а ведь он заслужил его.

В Печорине писатель выявляет эгоизм, как постоянное свойство характера, а вместе с тем это характер волевой, действенный.

Судьба забросила Печорина в глухой приморский городишко, столкнула с “мирным кругом честных контрабандистов”, он “встревожил их спокойствие” и едва сам не погиб. В эпизоде этом Печорин предстает отважным, находчивым.

Лермонтов в “Тамани” с особенной силой дал почувствовать одиночество своего героя. Он один не только в этом глухом городишке, среди “мирных” контрабандистов, он один во всем мире, и щемящей грустью звучат последние слова рассказа: “…какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности!”

“Княжна Мери” – исповедь Печорина – сердце романа. Печорин предельно откровенен в своих порой трагических, порой циничных признаниях, они проливают свет на его поведение, изображенное в других новеллах.

Дневник Печорина не стенографическая запись чувств и переживаний, это – история мятущейся души, в которой каждый поступок, чувства, мысль прошли через строгую самокритику. Способность к самопознанию – черта драгоценная в Печорине, роднящая его с лучшими людьми того времени, близкая автору и высоко им ценимая.

Первые страницы дневника Печорина с их желчной характеристикой “водяного общества” свидетельствуют о том, что Печорин знает истинную цену дворянскому свету. Но он живет только в нем, хотя общий язык нашел с разночинцем доктором Вернером. Печорин привык жить “в большом свете и… баловать свое самолюбие”; задыхаясь в этой среде, он не только не способен из нее вырваться, но и задачи этой перед собой не ставит.

Отсюда – противоречивость, извращенность чувств и поступков.

При этом Печорин – человек большой природной одаренности. Лермонтов внимательно, в рельефном психологическом рисунке выявил богатые духовные силы своего героя: он одарен сильным умом, живым воображением, чувством прекрасного, чутьем красоты душевной и красоты природы. Просты и прекрасные описания природы в “журнале” Печорина гармонически сочетаются с интимностью дневниковых записей.

Многие из этих записей принадлежат человеку с “душой испытанной и высокой”. А наряду с ними – циничные и страшные признания. Духовный облик Печорина искажен “мелкими слабостями, дурными страстями”, “злой страстью мучить людей”, извращенностью чувств, барской самовлюбленностью.

Самое страшное и глубоко верное признание Печорина то, что он “ко всему равнодушен, кроме себя”. Он мечтал о высоком жизненном назначении, чувствуя свои “силы необъятные”, но не “угадал” этого назначения, “увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных”. Область общественных запросов и борьбы неведома Печорину.

Лермонтов так полно выявил богатые духовные силы своего героя, чтобы показать: силы эти бесплодно гибнут, растрачиваются в мелких интригах, в жестоких забавах, если нет им действительно высокого, общественного приложения.

Сознавая историческую трагедию своего поколения, стало быть и Печорина, Лермонтов не прощал его позорного бездействия, равнодушия к общественному “добру и злу”. В этом – величие Лермонтова. Его роман – суд над Печориным.

В исповеди своего героя поэт раскрыл тайники души неудовлетворенного, мятущегося, но равнодушного ко всему, кроме себя самого, человека.

Знаменитый роман Лермонтова, как все действительно художественные произведения, имеет значение не только литературного памятника. “История души человеческой”, рассказанная в нем с такой зоркостью и честностью “ума холодных наблюдений и сердца горестных замет”, оказалась интересно поучительной не только для современников Лермонтова, но и для многих следующих поколений.

Использовалась литература:

Лермонтов М. Ю. Проза. Предисловие и примечания М. Юнович, ОГИЗ Государственное издательство художественной литературы, Москва, 1941 год, тираж 100 000 экз, подписано в печать 1/04/1941, 526 стр


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Печорин в системе мужских образов по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)