От реализма к натурализму



Среда и наследственность

Ко второй половине XIX века увлечение наукой и научными методами познания захватило все сферы духовной жизни. В предисловии к роману “Тереза Ракен” (1867) молодой писатель Эмиль Золя (1840-1902) говорил о своих героях: “Я просто-напросто исследовал два живых тела, как хирург исследует два трупа”. Вдохновение он черпал в романе братьев Эдмона и Жюля де Гонкур “Жермини Ласерте” (1865), представив на суд читателей вслед за их “клиническим анализом любви” “клинический анализ совести”.

Еще Бальзак

заменил, по выражению Золя, “воображение поэта наблюдением ученого”. Но Бальзак видел себя историком общества. Ссылки на естествоиспытателей Кювье, Сент-Илера, Бюффона в предисловии к “Человеческой комедии” свидетельствовали о стремлении исследовать общество как организм, понять законы его функционирования.

Гонкуры, а затем Золя усматривают в физиологии источник всех психических реакций. Судьбу служанки Жермини определяет невроз. Природный темперамент креолки Терезы, унаследованный ею от африканских предков, – движущая сила сюжета в романе Золя.

В литературе натурализма человек

возвращается в природу, вновь воспринимается как ее органичная часть.

Термин Натурализм Был предложен Эмилем Золя. Он образован от латинского слова Natura – природа. Золя так определяет сущность новой эстетики: “Произведение искусства – это кусок природы, преломленный через темперамент художника”.

В натурализме меняет свой смысл понятие “среда”. В романах Бальзака герои были порождением социальной среды, того круга общества, к которому они принадлежали. В произведениях натуралистов социальная среда приобретает черты биологической среды обитания. Она воздействует на героев не только через воспитание, общественные условности, финансовое положение, но и определяет их “видовые”, физиологические черты.

В романе Золя “Жерминаль” (цикл “Ругон-Маккары”, 1885) среда накладывает отпечаток на внешний облик героев. Работа в шахтах делает их бледными, низкорослыми, малокровными, с белесыми волосами и въевшейся в кожу угольной пылью.

Натуралистическое понятие среды сформулировал французский критик Ипполит Тэн (1828-1893). Он был последователем философии О. Конта, верившего в истинность “позитивных”, то есть безусловно установленных, фактов. Они позволяют объяснить все стороны человеческой жизни.

По словам И. Тэна, “пороки и добродетели – такие же продукты социальных процессов, как медный купорос и сахар – продукты процессов химических”. Во введении к своей книге “История английской литературы” (1863-1865) Тэн выделил три ключевых фактора, определяющих человеческую жизнь: Расу, среду И момент.

Раса – “наследственное предрасположение, которое человек вносит за собой в мир”. Среда – внешние обстоятельства, “физические или социальные условия”, которые “изменяют или пополняют природный характер”. Среда накладывается на наследственность, взаимодействует с ней.

Момент Указывает на историческую эпоху, на определенный этап в истории жизни человека и общества.

Тэн заложил основы натурализма. Новую литературную школу создал Эмиль Золя. В 1868 году он задумал цикл романов, который получил название “Ругон-Маккары”. Двадцать романов, написанных с 1871 по 1893 год, рассказывают историю потомков Аделаиды Фук, дочери зажиточного огородника.

Она выходит замуж за батрака Пьера Ругона, а после его смерти живет с контрабандистом, бродягой и пьяницей Маккаром. Существование Аделаиды бессознательно: она как “ласковое, смирное животное, покорное своим инстинктам”. Дети ее растут под влиянием своих наследственных склонностей. Они не знают никаких общественных ограничений и “свободно следуют своим инстинктам” .

Наследственность обусловливает судьбу детей Аделаиды. Пьер Ругон, наследующий расчетливость, крестьянскую хватку отца в сочетании с нервической утонченностью матери, прибирает к рукам состояние Фуков. Его потомки поднимаются вверх по социальной лестнице, становятся коммерсантами, финансистами, политическими деятелями. Детей Маккара называют “волчатами”: по этой линии наследуются алкоголизм, лень, страсть к бродяжничеству, вспышки гнева.

Потомки Маккара становятся рабочими, крестьянами, наемными служащими. Из поколения в поколение они опускаются все ниже по социальной лестнице, на самое дно общества.

Золя приводит во взаимодействие среду и наследственность, анализирует “одновременно и волю каждого и общий напор целого”. В предисловии к роману “Карьера Ругонов” (1871) он представляет Ругон-Маккаров как “группу людей”, “на первый взгляд глубоко различных, но, как свидетельствует анализ, близко связанных между собой” законами наследственности. Наследственность Золя сравнивает с силой тяготения, самым очевидным из всех законов природы.

Важную роль в этом эксперименте играет момент. Изображая, как его герои “рассеиваются по всему современному обществу”, писатель исследует историческую эпоху в ее целостности. История семьи Ругон-Маккаров – это еще и история Второй империи (1851-1870), времени царствования Наполеона III.

Он был известен как “Наполеон маленький” в сравнении с его великим предком. Вторая империя вошла в историю Франции как эпоха политической продажности, торжества пошлости, “необычайная эпоха безумия и позора” (Золя). Она началась погубившим республику государственным переворотом и завершилась поражением страны в войне с Пруссией и оккупацией Франции.

Интриги, которые привели к становлению Второй империи, описываются в первом романе – “Карьера Ругонов”, крах правления Наполеона III – в одном из последних романов, “Разгром” (1892).

Золя дает всему циклу подзаголовок “Естественная и социальная история одной семьи во времена Второй империи”. Сочинениями по естественной истории назывались в то время книги по биологии. Называя свой цикл “естественной историей”, писатель занимает позицию естествоиспытателя, ученого.

Он перестает быть только наблюдателем и становится экспериментатором.

Идея экспериментального романа была подсказана Золя книгой французского физиолога Клода Бернара “Введение к изучению экспериментальной медицины”.

Автор экспериментального романа продолжает работу физиолога, который опирается на химию и физику. Он “изображает факты такими, какими он наблюдал их”, и “приводит в движение действующие лица”.

Его цель – “научное познание человека как отдельного индивидуума и как члена общества” (статья “Экспериментальный роман”, 1880).

Золя писал: “…Экспериментальный роман заменяет изучение абстрактного человека изучением человека подлинного, созданного природой, подчиняющегося действию физико-химических законов и определяющему влиянию среды”.

Литература рассматривается как способ познания внешнего мира. Особую ценность приобретают факты, точность и достоверность изображаемого. Писатель-натуралист изучает свой предмет по документам, сам наблюдает то, что намеревается описать. Известно, что, работая над романами, Золя спускался в шахты, изучал, как гримировались актрисы, собирал материалы о различных ремеслах и профессиях.

Он должен был знать из первых рук все о быте описываемой эпохи, вплоть до мельчайших подробностей.

В качестве ученого писатель должен был изображать и анализировать факты как существующие объективно, вне зависимости от его сознания, “чтобы невозможно было увидеть и указать, в чем заключается замысел и намерения автора” – так писал еще один представитель новой французской прозы – Ги де Мопассан. Повествователь представляет “кусок жизни”, не вмешиваясь в изображаемое. Неслучайно в новеллах Мопассана в качестве рассказчика выступает врач.

Он лишь передает слушателям известный ему “случай из практики”.

Научный подход также предполагает, что не существует таких сфер жизни, которые не могли бы описываться в романе. Скандал сопровождал появление в свет романа Золя “Западня” (1877), персонажи которого, дети улиц, говорили простонародным языком. Еще больше возмущения в благопристойном обществе вызвал роман “Жерминаль”, где описывается полуживотное существование шахтеров, их физическое и нравственное вырождение.

Представляя человека как органичную часть природы, натуралисты уделяли много внимания физиологическим проявлениям человеческой жизни. Наследственные болезни, сцены агонии и родов, гниение и разложение присутствуют почти во всех их произведениях. Детальные описания, изобилующие клиническими подробностями, получили название натуралистических описаний. Такова соединяющая образы рождения и смерти сцена из романа “Жермини Ласерте”: “Ежечасно, особенно по ночам, Жермини видела такие ужасные кончины, какими завершается только родильная горячка На койках, освещенных лампами, медленно и жутко шевелились простыни над животами, раздутыми перитонитом” (перевод Э. Линецкой) .

С другой стороны, внимание к телесному качеству мира насыщает романы натуралистов красками, звуками и запахами, ощущениями. Мопассан назвал роман Золя “Чрево Парижа” “симфонией сыров”: “Эта книга пахнет рыбой, как возвращающееся в порт рыбацкое судно: от нее веет свежестью огородной зелени и тяжелым дыханием прелой земли”.

Литературный стиль, предполагающий описание данного мгновения жизни со всеми его звуками, красками, запахами, ощущениями называется Импрессионистическим, по названию стиля в живописи. Импрессионизм в живописи заявил о себе в 1874 году. Полотна импрессионистов совмещали впечатление от пейзажа в определенное время суток и при определенном освещении с научностью подхода, представлением о расщеплении светового луча, растворяющего контуры предметов.

Золя восхищали художественные идеи импрессионистов, столь близкие его собственным творческим устремлениям. В романе “Чрево Парижа” Центральный рынок описывается в импрессионистическом духе. Он увиден глазами художника, правнука Аделаиды Клода Лантье. Флоран, главный герой романа, въезжает в Париж на повозке, груженной овощами.

Их свежий запах с самых первых страниц сопровождает его. На рынке море овощей простирается между двумя рядами павильонов. Клод и Флоран видят их рано утром, когда “над овощами” встает солнце: “…Утренний свет принимал необычайно мягкий серый оттенок, придавая окружающему светлую окраску акварели.

Эти горы овощей походили на пенящиеся торопливые волны; река зелени переливалась нежными жемчужными красками: тут были и ласкающие лиловые полутона, молочно-розовые, зеленые, переходившие в желтый цвет И по мере того, как в конце улицы Рамбюто разгоралась потоками пламени заря, овощи постепенно пробуждались и выступали из стлавшейся по земле синевы. Простой салат, латук, цикорий, распустившиеся и еще жирные от чернозема, обнажали свои яркие сердцевины груды римского салата играли всеми оттенками зеленого цвета Но самыми резкими, кричащими тонами были все же яркие пятна моркови и чистые пятна репы…” (перевод А. Линдегрен и М. Эйхенгольца) .

Детальные описания сочетаются в романах Золя с масштабными символическими обобщениями. Перед голодным Флораном Центральный рынок предстает и как гигантское чрево Парижа, переваривающее бесчисленные запасы снеди, источник жизни сытого, самодовольного, как буржуа, города.

Золя считал своим долгом пропагандировать новую эстетику. Он писал статьи о натурализме, собирал вокруг себя молодых писателей. В загородном доме в Медане и по четвергам в Париже у него бывали Йорис Карл Гюисманс, Поль Алексис, Анри Сеар, Леон Энник, Октав Мирбо, Ги де Мопассан.

Натурализм стал настоящей литературной школой. Влияние нового направления было очень широким и простиралось далеко за рамки этой эпохи.

Круг понятий

Натурализм


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

От реализма к натурализму