Основа проблематика “Обесчещенной Лукреции” Шекспира



События, послужившие сюжетом поэмы, были изложены впервые римским историком Титом Ливией; но, по-видимому, Шекспир опирался не на латинский оригинал непосредственно, а на его средневековые английские переработки. В основе поэмы лежит эпизод из легендарной древнеримской истории конца VI века до н. э. Шекспир, следуя своим источникам, рассказывает о том, как развращенный сын царя Тарквиния Гордого Секст Тарквнний совершил насилие над женой одного из римских военачальников Лукрецией, женщиной, которая прославилась своей чистотой и супружеской

верностью; рассказ Лукреции о преступлении Секста Тарквиния и ее последующее самоубийство вызвали возмущение римского народа и изгнание Тарквиниев из города.

Основу проблематики “Обесчещенной Лукреции” так же, как и первой поэмы, составляет этический вопрос об отношениях мужчины и женщины; но ситуация второй поэмы в корне отлична от “Венеры и Адониса”, и это позволяет Шекспиру раскрыть новые стороны того же вопроса, вопроса о том, какую любовь следует считать порочной. В лице Тарквиния Шекспир с возмущением осуждает эгоистическую страсть, крайним и наиболее отвратительным проявлением которой

является животная похоть. Обуреваемый такой страстью, Тарквиний теряет человеческий облик; не случайно Шекспир так часто сравнивает его с хищниками, называя его вороватым и обожравшимся псом, волком, ястребом, совой.

Тарквиний настойчиво добивается осуществления своего подлого замысла; и по мере приближения Тарквиния к его цели Шекспир раскрывает все более и более отвратительные черты этого характера. Вначале голос совести еще пытается остановить Тарквиния; но тогда на помощь плотской страсти приходят лицемерный ум, услужливо подсказывающий Тарквинию, что не он, а красота Лукреции виновата во всем, что должно случиться. Особенно ярко лицемерие Тарквиния проявляется в разговоре с Лукрецией: его девиз – в том, что покаяние смывает самый черный грех, а проступок, о котором не знают, – все равно, что мысль не воплощенная в дело.

Особенно отталкивающим становится Тарквиний тогда, когда он угрожает Лукреции, более всего на свете дорожащей своей чистотой п добрым именем, убить ее и положить в ее постель убитого раба, чтобы после смерти ославить ее как женщину, изменявшую с рабом своему мужу.

Если постепенное раскрытие характера Тарквиния приводит к полному разоблачению низости этого персонажа, то сложная гамма переживаний Лукреции последовательно выявляет все лучшие моральные качества героини, и в первую очередь – незаурядную силу ее характера. Сознавая, что она не может жить обесчещенной, она решает убить себя, хотя и понимает, что она ни в чем не виновата; но исполнение своего плана она откладывает до приезда мужа с тем, чтобы рассказать ему о преступлении Тарквиния и потребовать отмщения. И поэтому ее самоубийство приобретает черты протеста – пусть пассивного, слабого – против тирании развращенного деспота.

Но сама тема борьбы против тирана звучит в поэме с неослабевающей силой. Она выражена не только в развитии сюжета, но и в отдельных репликах Лукреции, которая пытается апеллировать к совести Тарквиния, подчеркивая, что он-царь и потому должен быть во всех отношениях примером для подданных. В поэме мы встречаем характерное для всего творчества Шекспира слияние тираноборческой темы с мечтой о положительном монархе как воплощении высшей справедливости и моральной чистоты.

Социальная проблематика, появляющаяся во второй поэме,. не исчерпывается тираноборческой темой. Глубокой горечи полны слова поэта об “уродливом времени”, слуга которого “случай” благословляет царящую в мире несправедливость, когда “пациент умирает, пока спит врач, сирота голодает, а угнетатель отъедается, судья пирует, а вдова рыдает”; грустной усмешкой веет от рассуждений о том, как люди рискуют жизнью во имя чести на поле брани, а честью – во имя богатства, которое часто влечет за собой смерть. Отдельные строфы поэмы поразительно напоминают некоторые лучшие сонеты Шекспира; эти мотивы найдут блестящее развитие в дальнейшем драматическом творчестве поэта.

Так же как и в “Венере и Адонисе”, в “Лукреции” среди средств образной характеристики персонажей и их переживаний мы встречаем такие, которые в художественном почерке автора обличают драматурга. Так, например, Шекспир специально подчеркивает взволнованную сбивчивость речи Лукреции в момент объяснения с Тарквинием, недоговоренность отдельных слов и фраз.

С суровым трагическим решением конфликта второй поэмы гармонирует весь ее мрачный колорит. Если основное действие “Венеры и Адониса” протекает в ясный солнечный день, а герои встречаются среди благоухающих цветов в лесу, наполненном пением птиц, то события “Лукреции” развиваются мрачной ночью, при зловещем свете факела или в полной темноте покоев, по которым, как вор, крадется Тарквиний, охваченный страхом перед грозящим ему возмездием.

Ни растянутость второй поэмы (она насчитывает 1855 стихов), ни риторическая напыщенность, которая то и дело прорывается в речах персонажей, не помешали ее популярности среди современников Шекспира. Обе поэмы пользовались огромным успехом при жизни поэта и даже снискали ему прозвище английского Овидия, что было в то время высшей похвалой, так как Овидий в эпоху Возрождения являлся одним из наиболее почитаемых авторов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Основа проблематика “Обесчещенной Лукреции” Шекспира