Ода На день восшествия на престол императрицы Елизаветы (Ломоносов М. В.)



Эта ода (1747) принадлежит к числу лучших од Ломоносова. Она посвящается императрице Елизавете и написана ко дню празднования ее восшествия на престол (25 ноября). В 1747 году Елизавета утвердила новый устав и новые штаты Академии наук, по которым сумма денег, отпускавшихся Академии, была увеличена вдвое.

В этом же году русское правительство собиралось вступить в войну на стороне Австрии, Англии и Голландии, воевавших тогда против Франции и германских государств.

Эти обстоятельства и определяют содержание оды Ломоносова. Он приветствует

Елизавету как поборницу просвещения, восхваляет мир и тишину как залог преуспевания наук.

Свои основные мысли Ломоносов развивает в строгом и стройном плане. Ода начинается вступлением, содержащим хвалу тишине, т. е. мирным временам, которые способствуют процветанию государства и благополучию народа. Обращаясь далее к Елизавете, Ломоносов славит ее как поборницу мира которая при вступлении на престол прекратила войну со шведами.

Затем он делает лирическое отступление, в котором предостерегает правительство от вмешательства в войну. Это отступление позволяет ему перейти к новой теме – прославлению

Петра как творца новой России. Ломоносов славит Петра как борца против отсталости, в которой находилась Россия до него, славит его за создание могучей армии и флота, за распространение наук.

Кратко упомянув о царствовании Екатерины I, Ломоносов вновь обращается к Елизавете, в которой ему хотелось бы видеть достойную дочь своего великого отца, такую же покровительницу науки и искусства. И дальше, как бы давая “наказ” императрице, Ломоносов рисует огромные пространства ее державы, дает географически точную картину России с ее морями, реками, лесами и богатейшими земными недрами. Этими огромными богатствами страны нужно овладеть и обратить их на пользу государства и народа. Сделать это могут люди науки, ученые.

Так вводится новая тема в оду – тема науки, подготовки из среды русского народа ученых. Глубокой верой в русский народ и твердым убеждением в его талантливости звучат слова Ломоносова о том,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

(Имена древнегреческого философа Платона и великого английского математика Ньютона приводятся как имена подлинных ученых.)

Призывая будущих ученых к плодотворной деятельности, Ломоносов в следующей строфе слагает восторженный гимн науке.

Заключительная строфа оды перекликается со вступительной: поэт вновь славит тишину и Елизавету и обращается с предостережением к врагам России.

Стройность оды наглядно представится, если мы сделаем следующую графическую схему ее построения:

1- 4-я строфы – похвала миру (тишине) и поборнице его – Елизавете

5-6-я строфы – лирическое отступление – переход к главной части

7-21-я строфы – главная часть. Прославление Петра; “наказ” Елизавете идти по стопам отца, прославление родины, ее богатств, необходимость их разработки

22-23-я строфы – лирическое обращение к соотечественникам и воспевание науки

24-я строфа – концовка. Обращение к Елизавете

Богатству идейного тематического содержания оды соответствует и богатство применяемых Ломоносовым поэтических приемов и средств, тесно связанных с жанром торжественной оды. Ломоносов широко пользуется образами греко-римских богов и богинь: Марса (бога войны), Нептуна (бога моря), Плутона (бога подземного царства), Борея (северного ветра), Минервы (богини мудрости), муз (покровительниц наук и искусства); говорит о горе Парнасе как жилище муз. Часто использует он прием олицетворения, изображая, как живые существа, отвлеченные понятия – тишину, науки, отечества и др.

Обильно представлены в оде метафоры: “Се хощет лира восхищенна гласить велики имена”; “Почувствуют и камни силу Тобой восставленных наук” и пр.; метонимии: “Давно б Секвана постыдилась своим искусством пред Невой” и пр.; эпитеты: возлюбленная тишина; лира восхищенна; жестокая судьбина; приятных струн сладчайший глас и пр. Тон речи – приподнятый, восторженный –создается обилием риторических вопросов и восклицаний, обращений, указаний. Торжественности оды, ее ораторской установке соответствует и гот “высокий штиль” языка, которым она написана.

Речь – периодическая, состоящая из ряда предложений, замкнутых в единое целое. Десятистрочная строфа, типичная для оды Ломоносова, обычно заключает в себе единую фразу-период. Торжественности языка оды содействуют применяемые поэтом славянские слова: сия, воззри, толикое, отверзает, се, зиждет и пр.

Придать торжественность, силу языку оды Ломоносов стремится и самим стихотворным размером – четырехстопным ямбом, которому свойственны, по его словам, “высокость и великолепие”. Это был излюбленный размер Ломоносова, и он умел пользоваться им очень искусно, придавая особенную звучность и музыкальность своему стиху. Богат язык оды разнообразными интонациями.

Начало оды, например, дается в торжественном, но сравнительно спокойном тоне, но уже в пятой строфе (“Молчите, пламенные звуки…”) тон повышается, крепнет, принимает повелительный характер. Величаво звучат и следующие две строфы, посвященные воспеванию Петра. И так до конца оды, в соответствии с содержанием строф, поэт видоизменяет интонации, оставаясь все же в пределах возвышенно-ораторской речи.

Следует отметить и выдержанность рифмовки в строфах оды. Ода имеет десятистрочную строфу. Первые четыре строки имеют перекрестные рифмы, далее идут две строки со смежной рифмой, а последние четыре строки дают опоясывающие рифмы.

Оды Ломоносова по звучности и музыкальности стиха, по легкости и понятности языка были для своего времени явлением исключительным. Можно с полным правом сказать, что впервые в русской книжной поэзии появились такие подлинно художественные произведения, в которых достигнуто было единство формы и содержания.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Ода На день восшествия на престол императрицы Елизаветы (Ломоносов М. В.)