Образ страны в произведениях А. П. Довженко

Украина… За фольклорной и литературной традицией перед нашем внутренним зрением возникают “тихие воды, ясные звезды”. И не такой видим эту землю в киноповести А. П. Довженко.

Самое название-метафора “Украина в огне” дополняют “портрет” Украины, обессиленной фашистами. Уже вдоль своей истории наша Украина становилась руиной. Разве можно спокойно читать вот такое описание: “Высокое пламя гудело в самое небо, трещало, взрывалось глухими взрывами, и тогда большие соломенные пласты огня, словно души украинских разгневанных матерей, летали в темном дымном небе и угасали далеко в пустоте неб…

Горело все… Все погибло… Не стало ни домов, ни садов, ни добрых кротких людей. Одни только печи белели среди пепла…

Никому было ни плакать, ни кричать, ни проклинать”. Картин пожаров и огня в киноповести много, и перед нашим “духовным зрением возникшая вся Украина. Большая несчастливая земля”.

Образ Украины возникает не только в непосредственных описаниях, а и в лирических обращениях, которые иногда так напоминают “Слово о полке Игоревом”. “И все же Украина – прекрасная”,- доказывает нам автор. Прекрасная, как мать. А. Довженко находит в себе силы увидеть и при таких обстоятельствах красоту.

В его произведении много описаний-видов разной поры – утренней, полуденной, вечерней и ночной. Вот один из таких замечательных пейзажей: “Светало. Зашел уже месяц, и звезды потухли давно… Бессмертные подсолнечники возвращали свои мечтательные главы восточнее солнца.

Было тихо везде, так тихо, и только далеко где-то гудело трудным радостным громом”. Но природа – это не только чудеснейшие виды, а и самая земля, чернозем, который гитлеровцы вывозили вагонами в Германию. Недаром Крауз-Старший говорит своему сыну: “Эту землю можно есть. На!

Ешь!” В киноповести землей клянется бывший полицай, который перешел к партизанам: “Клянусь святой родной землей! Вот чтобы я подавился ею, гляньте! – он начал есть землю, обливая ее слезами”. Такой клятве, наверное, можно верить.

И Христя Хуторная клянется командиру партизанского отряда святой своей землей.

Но Украина – это прежде всего украинки. Которые же они в киноповести? Трудолюбивые, отважные, мужественные, певучие, терпеливые, с одвічним влечением к красоте. Вместе из тем столетние пута рабства приучили их к покорности, политической безграмотности и равнодушию, страху.

Их не учили собственной истории, поэтому не стали в приключении в борьбе против врага никто “из знаменитых прадідів, больших воинов”. Даже фашистские офицеры испытывают удивление: “К чему народ испорчен. Все доносят…” Эрнст фон Крауз говорит: “Эти люди абсолютно лишенны умения прощать друг другу несогласия даже от имени интересов общих, высоких. В них нет государственного инстинкта…

Ты знаешь, они не изучают истории… Они уже двадцать пять лет живут отрицательными лозунгами “нет бога”, собственности, семьи, дружбы! …В них нет вечных истин. Поэтому среди них так много предателей…”

Украины нет без песни, поэтому песня – составная ее образа. Начинается и заканчивается киноповесть именно песней “Ой пойду я к роду гулять”, и это, несмотря на трагедийность произведения, дает какую-то надежду, вселяет оптимизм у читателя. В песне “Все горы зеленеют, только одна гора черная” выливают “по степям, по горам, по долинам” свою тоску невольницы, которых везут из Полтавщины к Германии. Олеся и Христя поют “Летела кукушка через мой дом”, посылая последний привет отчему дому из далекой дороги.

Над лагерем плененных тихим чумацким реквиемом по застреленной Мотре разносилась печальная “Не возвратимся, чайка, ты матушка наша”. Народная песня сопровождает вся жизнь героев киноповести, является выразителем их дум, ощущений и мечтаний. Читаешь киноповесть “Украина в огне”, испытываешь удивление и захватываешься.

Какой поэтической силой, художественным мастерством нужно владеть автору, чтобы читатель всем сердцем проникся трагедиями народа, думал над проблемами произведения, как над своими собственными, что задевают за живое, болят, как раны.

Сценарий фильма “Украина в огне” состоит из пятидесяти эпизодов-картин, а каждая из них – из определенного количества кинокадров. Но это еще и киноповесть, поэтому можно говорить о разделах. Эпизоды, которые легли в основу этих разделов,- чрезвычайные, исключительной силы, которые вырастают к символам: люди в ярмах и шлеях в середине ХХ столетия пашут землю; добродетельная и скромная девушка предлагает себя первому встречному, но нашему воину, чтобы не достаться врагу; мальчик обещает любимой возвратить к ней любой ценой, хотя бронзовым памятником за окном; двое украинцев душат друг друга на колючей проволоке концлагеря за убеждение; отец записывает дочь на немецкую каторгу; сын-дезертир убивает собственного отца; мать гонит сына-полицая палкой в партизаны.

Мир снова раскололся на “своих” и “чужих” независимо от степени кровной родственности. Это же каждая такая картина – отображение кричащих противоречий, которыми преисполненная жизнь нашего народа, отображение безграничной как внешней, так и внутренней трагедии Украины. Прием контрастов, часто употребляемый автором, оправдывает себя в произведении, так как именно это стало основанием неурядиц, “противоречивых трагедийных стыков” в нашем обществе во время войны.

Батальные сцены описаны Довженко с незаурядным знанием стратегии и тактики ведения боя. Вот лишь один пример:

“Огонь… Огонь… Огонь. Танцы трескали и перебрасывались, и горели, как на страшном суде.

Горело железо, горелая сталь. Неистовый огонь гнева и страсти битвы предоставлял бойцам такой исполинской силы, которая трудные пушки вертелись в них в руках, как игрушки. Летали стаи испуганных, обезумевших птиц.

Лисицы дрожали в норах… Волки в кустах, наевшись человеческого мяса, приходились животами к земле. …Они ползали, не смея даже вить, и щелкали зубами. Волчицы плакали.

Такой страшный был мир в бою. Одна лишь человек мог вытерпеть бой. Здесь боролось бессмертие со смертью”.

В поэтической стилистике сценария видное место принадлежит метафоре, персонификации и аллегории. Сон Эрнста фон Крауза о том, как его поймали партизаны и подвергли наказанию за совершенное, является предусмотрением событий, которые в скором времени произойдут. Итак, О. П. Довженко в киноповести “Украина в огне” показал себя выдающимся мастером пэра, человеком с горячим сердцем, которой болят раны народные и какая верит у бессмертия своего родного народа.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Образ страны в произведениях А. П. Довженко