Образ Петра Первого в поэме “Медный всадник” Пушкина А. С



Но северный город – как призрак туманный, Мы, люди, проходим, как тени во сне. Лишь ты сквозь века, неизменный, венчанный, С рукою простертой летишь на коне.
В. Я. Брюсов
До поэмы “Медный всадник” (1833) Пушкин несколько раз обращался к образу царя-реформатора: в поэме “Полтава” (1829), в неоконченном романе “Арап Петра Великого” (1830), в материалах к “Истории Петра Великого”. На протяжении всего творчества поэт по-разному оценивал деятельность Петра.
Сначала Петр представлялся Пушкину исключительной исторической личностью.

“Гений Петра вырывался за пределы своего века”, – писал Пушкин в “Заметках по русской истории XVIII века” (1822). Этот взгляд на царя нашел отражение в поэме “Полтава”, где Петр изображен как романтический герой:
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен.
Он весь, как божия гроза. (III)
Петр изображен как деятельный государь, “свыше вдохновленный” (III), который знает, что нужно для его державы, чтобы продолжать реформы во благо России, – необходима победа над шведскими войсками и над Карлом. Поэтому он активно вмешивается в Полтавскую битву.
Его поведение контрастно оттеняется сумрачностью, вялостью раненого шведского короля. Перед шведскими войсками
В качалке, бледен, недвижим,
Страдая раной, Карл явился. (III)
Поэма “Полтава” заканчивается строками, где поэт признает чрезвычайные заслуги Петра перед Россией и в военной, и в политической, и в административной, и в культурной областях. Современная Россия, по мнению Пушкина, является прежде всего творением Петра Великого:
В гражданстве северной державы,
В ее воинственной судьбе,
Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,
Огромный памятник себе. (Эпилог)
Однако поэт видел в царе и крайнее проявление самовластия – прямой деспотизм. “Петр презирал человечество, может быть, более, чем Наполеон”, – продолжает Пушкин в “Заметках по русской истории XVIII века”. В неоконченном романе “Арап Петра Великого” Петр изображается уже более реалистично, чем в “Полтаве”. С одной стороны, царь представлен как мудрый государственный деятель, пребывающий в постоянных трудах и заботах о своей державе.

Ибрагим наблюдает Петра во время диктовки указов, во время работы в токарной мастерской и т. д. Царь внимательно относится к своему любимцу: он понимает, что Ибрагиму нужно жениться, ведь африканец чувствует себя чужим и одиноким в русском обществе. Царь сам подыскивает и сватает ему невесту – Наталью из боярского рода Ржевских.
С другой стороны, в Петре Пушкин видит не только государственную мудрость и человечность, но и самодержавное своеволие, когда тот не желает вникать в обстоятельства отдельного человека, например, не желает поинтересоваться чувствами самой невесты, и, помогая Ибрагиму, царь разбивает жизнь Наташи. Иными словами, в романе автор отмечает как положительные черты характера Петра (деятельную активность, государственную мудрость, искреннюю заботу о любимцах), так и негативные (бесцеремонность, нежелание вникать в жизненные проблемы своих подданных, убеждение, что все ему подвластно).
Критическое отношение к Петру не мешает поэту признавать выдающиеся заслуги царя и удивляться его энергии, работоспособности, широте его души. Стихотворение “Стансы” (1826) написано как своеобразное наставление новому царю Николаю Первому, которого автор призывает во всем быть похожим на великого пращура. В стихотворении отмечается созидательная деятельность Петра, его патриотизм:
Самодержавною рукой
Он смело сеял просвещенье,
Не презирал страны родной:
Он знал ее предназначенье.
В стихотворении “Пир Петра Первого” (1835) поэт подчеркивает великодушие и мудрость царя, который умел не только давать отпор врагам, но и множить число своих сторонников и друзей. Пир в “Питербурге-городке” царь устроил не потому, что отмечает военную победу; не потому, что празднует рождение наследника; не потому, что радуется новому кораблю:
Нет! Он с подданным мирится;
Виноватому вину
Отпуская, веселится;
Кружку пенит с ним одну;
И в чело его целует,

Светел сердцем и лицом;
И прощенье торжествует,
Как победу над врагом.
В “Медном всаднике” черты мощи и самовластия в образе Петра доведены до предела. Во вступлении царь изображается как дальновидный государственный деятель: Пушкин приводит рассуждения Петра, зачем должна быть построена новая столица. Это и военные цели (“Отсель грозить мы будем шведу”), и государственные политические соображения (“В Европу прорубить окно”), и торговые интересы (“Все флаги в гости будут к нам”). При этом Петр вроде бы и не обращает внимание на то, что по реке плывет в челне рыбак, что “здесь и там” чернеют бедные избы; для него берега Невы все равно пустынны, он увлечен великой мечтой и не видит “маленьких людей”.

Далее во вступлении следует описание прекрасного города, который был построен на топких болотах, на низких невских берегах и стал красой и гордостью России, символом могущества страны, которой покоряется даже природа. Итак, Петр во вступлении представлен как истинный творческий гений, который “создает все из ничего” (Ж.-Ж. Руссо).
Уже в первой части поэмы, где показан бунт стихий (наводнение), Петр превращается в “горделивого истукана” – памятник Э. Фальконе, замечательный по своей эмоциональной выразительности. Медный всадник изображен как существо высшее. Потомок Петра, Александр Первый, смиренно заявляет в поэме: “С божьей стихией Царям не совладать” (I), а Петр на своем бронзовом коне возвышается над стихиями, и волны, которые встают вокруг памятника, как горы, ничего не могут с ним сделать:
Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне. (I)
Во второй части, описывающей бунт человека, Медный всадник назван властелином Судьбы, который своей роковой волей направляет жизнь целого народа. Петербург, этот прекрасный город, построен “под морем” (II). Иначе говоря, когда Петр выбирал место для новой столицы, он думал о величии и богатстве государства, но не о простых людях, которые будут жить в этом городе.

Из-за великодержавных планов царя рухнуло счастье и жизнь Евгения. Поэтому безумный Евгений упрекает Медного всадника и даже грозит ему кулаком: в душе безумца рождается протест против насилия чужой воли над его судьбой.
Петр в поэме становится символом бездушного Российского государства, попирающего права “маленького человека”. Статуя в больном воображении Евгения оживает, Медный всадник несется, “озарен луною бледной” (II), и становится Бледным Всадником на Бледном Коне (“Откровение Иоанна Богослова” 6:8), то есть библейским образом смерти. Вот к чему приходит Пушкин, думая о великом создателе новой России. Медный всадник усмиряет-устрашает взбунтовавшегося “маленького человека”.

Как невская вода после наводнения схлынула обратно в русло реки, так и в государственной жизни все быстро пришло в “прежний порядок” (II): бунт сумасшедшего одиночки ничего не изменил в обществе, и Евгений умер вдали от людей, на пороге того самого дома, где мечтал обрести счастье.
В заключение можно сказать, что с годами критическое отношение Пушкина к Петру Великому усиливалось. В материалах к “Истории Петра Великого” автор бегло касается реформ царя, которые есть “плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости”, зато подробно приводит те указы, которые свидетельствуют о “своевольстве и варварстве”, “несправедливости и жестокости”. Эти разные оценки Пушкина-историка нашли отражение в его художественных произведениях.
Сначала поэт относился к царю как к яркой личности, справедливому и мудрому государю, великодушному и скромному человеку. Постепенно образ Петра становится сложным и противоречивым, в нем, наряду с государственной мудростью и целесообразностью, присутствуют черты самодержца, уверенного, что он имеет законное право вершить и ломать судьбы людей по собственному разумению.
В “Медном всаднике” представлен финал эволюции образа Петра в пушкинском творчестве: человеческие черты в Петре вообще отсутствуют, автор называет его “кумир на бронзовом коне” – ни разъяренная стихия, ни людские беды не касаются его. Император предстает символом русского бюрократического государства, чуждого интересам простых людей и обслуживающего только само себя.
Поскольку поэма является наиболее поздним крупным произведением о Петре, можно утверждать, что Пушкин пришел к многостороннему взгляду наличность Петра, в котором соединяются и уважение, и резко критическое отношение.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Образ Петра Первого в поэме “Медный всадник” Пушкина А. С