ОБРАЗ ОДЕССЫ В “ОДЕССКИХ РАССКАЗАХ” И. Э. БАБЕЛЯ



ОБРАЗ ОДЕССЫ В “ОДЕССКИХ РАССКАЗАХ” И. Э. БАБЕЛЯ

И. Э. Бабель любил повторять изречение: “Сила жаждет, и только печаль утоляет сердце”. Эта завороженность силой, приведшая писателя к ранней гибели, в его произведениях проявлялась как всеохватывающий интерес к раскрепощенным, вольным, первозданным силам жизни. Апофеозом раскрепощенных сил жизни стали “Одесские рассказы”.

И. Э. Бабель всегда романтизировал Одессу. Он видел ее непохожей на другие города, населенной людьми, “предвещавшими грядущее”: в одесситах были радость, “задор, легкость и очаровательное – то грустное, то трогательное – чувство жизни”. Жизнь могла быть и хорошей, и скверной, но в любом случае “необыкновенно интересной”.

Именно такое отношение к жизни писатель хотел внушить человеку, пережившему революцию и вступившему в мир, полный новых и непредвиденных трудностей. Поэтому Одесса в “Одесских рассказах” – это образ мира, где человек распахнут навстречу жизни.

В бабелевской Одессе этот мир перевернут. Окраина города превращена в сцену, в театр, где разыгрываются

драмы страсти. Все вынесено на улицу: и свадьбы, и семейные ссоры, и смерти, и похороны. Все участвуют в действии, смеются, дерутся, едят, готовят, меняются местами.

Если это свадьба, то столы поставлены “во всю улицу двора”, и их так много, что они “высовывают свой хвост за ворота на Госпитальную улицу” (“Король”). Если это похороны, то такие похороны, каких “Одесса еще не видала, а мир не увидит” (“Как это делалось в Одессе”).

В этом мире “государь император” поставлен ниже уличного “короля” Бени Крика, а официальная жизнь, ее нормы, ее сухие выморочные законы высмеяны, снижены, уничтожены смехом. Этот мир населен, в сущности, фантастическими фигурами. Таков, например, Беня Крик – сын старого биндюжника Менделя Крика.

В реальности он принадлежал к тому еврейскому населению, которое склонялось в три погибели перед городовым и околоточным надзирателем, было ограничено в правах и выборе занятий. Но Беня Крик – одесский Робин Гуд, благородный рыцарь, хотя это рыцарство более чем своеобразно смешивается с мещанскими представлениями и поступками. Он и его подручные размахивают оружием, но не спешат пускать его в ход.

В их руках “дружелюбные браунинги”. Ограбление, которое описано в рассказе “Как это делалось в Одессе”, представлено вовсе не как уголовное преступление, а как игра, своеобразный театр для себя, где все играли роли: одни – грабители, другие – жертвы, но при этом не перестают быть добрыми знакомыми.

Одесса в рассказах И. Бабеля – город со своим языком, ярким и своеобразным. Он свободен, насыщен глубоким смыслом, выразителен. Афоризмы бабелевских героев стали пословицами и поговорками, они обрели самостоятельную жизнь, и уже не одно поколение повторяет: “еще не вечер”, “холоднокровней, Меня, вы не на работе”, “у вас в душе осень”.

Перечитывая И. Бабеля снова и снова, нельзя не горевать о его судьбе, не сострадать его внутренним терзаниям, не восхищаться его творческим даром. Его проза не выцвела от времени, не потускнели его герои, и стиль его произведений по-прежнему загадочен.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

ОБРАЗ ОДЕССЫ В “ОДЕССКИХ РАССКАЗАХ” И. Э. БАБЕЛЯ