Образ героев романа мать Павла Андрея (Горький А. М.)

Горький написал “Мать” в исключительно короткий срок. Первые наброски романа, сделанные в 1903 году, исчезли во время обыска. Снова приступив к работе в июле 1906 года, Горький в сентябре уже закончил первую часть романа, а в первой половине декабря – вторую.

Работа была очень напряженной: первоначальный текст переписывался на машинке пять раз – так много вносилось в него исправлений.

Во второй половине декабря 1906 года “Мать” уже печаталась в нью-йоркском журнале на английском языке и в Германии – в газете “Форвертс” и в других газетах – на немецком языке.

Печатание книги в России было сопряжена с громадными трудностями.

Первая часть романа появилась в 1907 году, в XVI, XVII и XVIII сборниках товарищества “Знание”. Но вскоре после выхода в свет Петербургский комитет по делам печати наложил на них арест и указал на необходимость привлечь автора романа к суду по обвинению в “распространении сочинения, возбуждающего к совершению тяжких преступных деяний, вражды со стороны рабочих к имущим классам населения, подстрекающего к бунту и совершению бунтовщических деяний, а также в кощунстве”.

XVI сборник, где были помещены первые десять глав “Матери”, к моменту наложения ареста разошелся почти полностью (он был выпущен тиражом в тридцать тысяч экземпляров); XVII сборник, имевший тот же тираж, был задержан лишь в количестве одной трети издания. Для того чтобы вторая часть романа увидела свет, пришлось пойти на исключение всех наиболее “опасных”, с точки зрения цензуры, мест. Из текста были исключены целые сцены: суд над Павлом Власовым и его товарищами, пропагандистская работа Рыбина и матери в деревне и др.

Но и в таком виде роман делал свое дело, о чем свидетельствовали письма, которые получал Горький от русских читателей.

Царское правительство всеми мерами стремилось пресечь воздействие романа Горького на рабочих. Оно запретило отдельное издание “Матери”; но книга неудержимо проникала в самые отдаленные углы России и из Берлина, где неоднократно издавалась до 1917 года на русском языке, и благодаря уцелевшим от конфискации сборникам товарищества “Знание”.

Работа Горького над романом “Мать” продолжалась в общей сложности двадцать лет и является примером чрезвычайной взыскательности, с какой великий пролетарский писатель относился к своему произведению.

После выпуска “Матери” на английском языке в Лондоне и Нью-Йорке Горький сделал многочисленные поправки в тексте романа, вскоре изданного на французском, итальянском, испанском и шведском языках, а прй печатании “Матери” в сборниках товарищества “Знание” снова внес в корректуру ряд исправлений.

Подготавливая отдельное издание романа в России, осуществить которое не удалось из-за судебного запрещения “Матери”, великий писатель снова тщательно переработал текст. В этой редакции книга вышла в 1908 году в Берлине, одновременно на русском и немецком языках.

В 1913-1914 годах, когда издательство “Жизнь и знание” решило продолжить издание собрания сочинений Горького, писатель снова редактировал роман “Мать” по печатному тексту 1908 года. Однако полное издание “Матери” на русском языке удалось осуществить только после падения самодержавия, и в этой редакции книга вышла в 1917 году.

В последний раз Горький снова тщательно редактировал “Мать” уже в 1922 году – для собрания сочинений и отдельного издания романа I

В процессе работы менялось построение отдельных глав, поступки персонажей, уточнялась их речь, вводились новые эпизоды и устранялся ряд прежних.

Чем глубже сам писатель овладевал большевистским мировоззрением, тем требовательней относился он к роману “Мать”, добиваясь все большей идейной четкости и художественного совершенства. После V съезда партии Горький писал: “Съезд меня ужасно хорошо начинил. Многое темное стало ясным…”

В воззвании к рабочим после разгрома декабрьского восстания в Москве, написанном Горьким, с глубокой уверенностью утверждалось: “…пролетариат не побежден, хотя и понес – потери. Революция укреплена новыми надеждами, кадры ее увеличились колоссально… русский пролетариат подвигается вперед к решительной победе, потому что это единственный класс, морально сильный, сознательный и верующий в свое будущее в России”. Эту уверенность в победе революции со всей силой почувствовали читатели и романе “Мать”.

Особенно тщательно и напряженно Горький работал над углублением и уточнением характеров своих основных героев: Ниловны и Павла Власова.

Образ Павла Власова, хотя он и вылился сразу в четкий образ рабочего-революционера, большевика, не сразу достиг полной художественной завершенности.

Горький уточнял и изменял некоторые поступки Павла, характер его переживаний, устраняя из них то, что противоречило основным чертам рабочего-большевика: воле, энергии, принципиальности, твердости и непоколебимости политических убеждений.

Горький устранил излишнюю эмоциональность Павла в его отношении к матери, излишнюю патетичность во время выступлений перед рабочими и на суде и вместе с тем смягчил суровость его характера: “И почти никогда не смеялся”, – говорилось о Павле в первоначальной редакции романа.

Скрытая, его любовь к Саше, привязанность к матери, Андрею сделали Павла проше, естественнее. Точности, естественности, простоты добивался Горький и в языке Павла.

В его словах: “Полиция, жандармы, солдаты, шпионы – все это наши враги!” – слово “солдаты” Горький вычеркнул. Солдаты – не враги, это те же рабочие и крестьяне, и их надо привлечь на свою сторону – такова задача. Горький отметил в ряде сцен воздействие Павла на солдат.

Солдатские штыки не поднялись на Заломова, как известно по его воспоминаниям.

Работая над образом Павла, Горький создал типический характер рабочего-большевика. В одном из писем Горький подчеркивал, что “Павел Власов – характер тоже не редкий. Именно вот такие парии создали партию большевиков.

Многие из них уцелели в тюрьмах,’ в ссылке, в гражданской войне и теперь стали во главе партии, например Клим Ворошилов и другие такие же талантливые люди”.

Образ Павла Власова привлекал внимание Горького и по окончании романа “Мать”. В феврале 1907 года он сообщал в одном из писем: “Составил план романа “Павел Власов”, в трех частях: Ссылка, В работе, Революция. Это буду писать с удовольствием!

И, кажется, напишу приличную вещь”. Этот замысел, однако, остался неосуществленным.

Наиболее значительной переработке подвергся образ Ниловны. По сравнению с первоначальным текстом в последней редакции, 1922 года, изменился даже внешний образ матери. Из старушки – “бабули” – она превратилась в сорокалетнюю женщину. А. К. Заломовой в 1902 году было 52 года, но свою героиню Горький делает моложе, чтобы был более естественен тот сложный процесс, который происходил в матери Павла Владова.

В первых редакциях мать говорила: “Умирать пора, а я только еще грамоте учиться начала..” В последней: “Сорок лет, а я только еще грамоте учиться начала”. Вместе с тем менялся и ее характер: робкая вначале она затем обнаружила чувство собственного достоинства, смелость и мужество.

В каждой новой редакции романа Горький очищал язык матери от риторичности, книжности, делал его все более простым и живым, соответствующим ее характеру. Особенно тщательной переработке подверглась сцена ареста матери. Она сокращена втрое по сравнению с первоначальным текстом. В первой редакции романа Ниловна говорила: “Слово сына моего – чистое слово рабочего человека, неподкупной души!

Узнавайте неподкупное по смелости, бесстрашно оно и даже против себя идет навстречу правды. Оно идет к вам, рабочим людям, неподкупное, мудрое, бесстрашное! Примите его с открытым сердцем, питайтесь им!

Оно дает вам силу все понять, бороться против всего за правду, за свободу человечества. Примите его, поверьте ему! Идите к ним, к счастью всего народа, к новой жизни, с большой радостью!”

В последней редакции обращение матери состоит всего из двух фраз: “Слово сына моего – чистое слово рабочего человека, неподкупной души! Узнавайте неподкупное по смелости!”

Существенной переработке подвергался образ Андрея Находки. Андрей – рабочий-революционер старшего поколения и в первой редакции романа выступал даже как учитель Павла. Но, работая над этим образом.

Горький постепенно снижал роль Находки в романе, подчеркивая активную роль в изображаемых событиях целеустремленного и непримиримого рабочего-большевика Павла Власова. В окончательном тексте первой части романа говорится, например, что советов Павла “слушаются даже те товарищи”, которые, как На-ходка, “старше его годами” (глава VIII); в спорах Павла с Андреем о крестьянстве, о Рыбине в связи с его агитацией в деревне подчеркнуто явное превосходство Павла (глава XXII). Ограничена роль Находки в политическом руководстве рабочими.

Так, например, во второй части из слов Николая Весовщикова о “политической школе” в тюрьме устранена фраза об Андрее: “И Андрей шлифовал нашего брата тоже усердно”; исключены слова об Андрее: “И когда он говорил, мать чувствовала, что он дальше других ушел к великим дням и ярче всех видит радость будущего”; во второй части романа его образ занимает значительно меньшее место.

Тщательно продумывал и отделывал Горький и образ Рыбина. Вначале Рыбин был гораздо резче, грубее и вместе с тем политически малосознателен. Работая над романом, Горький показал рост политической зрелости Рыбина, освобождение его от религиозных предрассудков.

Приведенные примеры далеко не исчерпывают работы Горького над романом, но и они свидетельствуют о том, с какой ответственностью писатель относился к своей работе.



Образ героев романа мать Павла Андрея (Горький А. М.)