Образ Базарова в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Его авторская оценка

История и время создания романа И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Замысел романа возникает у писателя в дорефор­менное время (1860). Автору важно представить специфич­ность изображаемого временного отрезка, и потому события в произведении имеют точную отсылку на май 1859 г. – вре­мя перелома и смуты. В обществе происходит “слом”, и не­жизнеспособные ценности “отцов” начинают теснится под напором идей людей молодых и рьяных.

Постепенно конф­ликт из идейно-политического перетекает в самопроверку главного героя на предмет жизнеспособности его умозаклю­чений.

Образ главного героя романа. Новое мировоззрение в ро­мане представляет Евгений Базаров. Образ этого персонажа, его характер, манеры и мысли автор постарался передать максимально подробно, используя для этого широкую па­литру художественных средств. Знакомство с героем начина­ется с неоднозначной внешности персонажа, при описании которой автор уделяет внимание длинному балахону и крас­ным, рабочим рукам.

Все во внешности героя подчеркивает пренебрежение к общепринятым нормам. Довершает первое знакомство с Евгением Васильевичем представленный авто­ром портрет: “Длинное и худое лицо, с широким лбом, квер­ху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленова­тыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвета, оно оживлялось спокойной улыбкою и выражало самоуве­ренность и ум”.

Манеры Базарова “небрежны”. Своим видом, поведе­нием, речью герой подчеркивает приверженность демо­кратическим принципам, которые в споре с Павлом Пет­ровичем и отрицает. Идейный спор с Павлом Кирсановым раскрывает мировоззрение центрального персонажа – ни­гилизм.

Всеобщее отрицание, по мнению Базарова, в сов­ременный момент исторического развития полезно, а по­тому, нисколько не сомневаясь в справедливости своих утверждений, герой смело отрицает и государственное уст­ройство, и аристократический образ жизни, и искусство, и все проявления духовной жизни: “Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта”. Не менее ради­кально Базаров “отрезает” и другие человеческие при­страстия: “Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник”.

Некоторая спорность взглядов, проступающая в полеми­ке с оппонентами, уступает место во второй части романа оценке личности героя, которого, без сомнения, характери­зуют внутренняя сила, высокая работоспособность, посто­янное стремление к образованию и желание ничего не при­нимать на веру, а проверять опытным путем. Философия Ба­зарова подвергается автором тяжелому и мучительному испытанию – испытанию любовью, когда столь удачно вы­строенная схема жизни начинает трещать по швам. Кульми­национной становится сцена признания главного героя в любви в доме Анны Сергеевны Одинцовой. И в этот момент противоречия, просматривавшиеся ранее в характере персо­нажа, проявляют себя со всей силой.

И сколько бы ни бо­ролся Базаров сам с собой, но противостоять любви, одному из идеалов отцов, он оказывается не в силах. Капитуляция героя перед вечным чувством показана в конце его жизнен­ного пути. Поэзией, которую Евгений считал пустой тратой времени (“Третьего дня, я смотрю, он Пушкина читает… Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится”), проникнута сцена его прощания с Анной Сергеевной Один­цовой: “Прощайте…

Послушайте… ведь я вас не поцеловал тогда… Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погас­нет…” Так автор подводит героя к признанию некоторых ос­нов жизни, отрицать которые бессмысленно.

Последней проверкой личности героя становится слу­чайная смерть. Базаров до последних минут сохраняет внутреннюю силу, хотя и печалится о том, что не успел что-то значимое сделать: “И ведь тоже думал: обломаю дел много, не умру, куда! Задача есть, ведь я гигант! А теперь вся задача гиганта – как бы умереть прилично, хотя ни­кому до этого дела нет…

Я нужен России… Нет, видно, не нужен”.

Базаров старается быть последовательным (потому на изумленный вопрос Павла Петровича, все ли отрицают ни­гилисты, безапелляционно отвечает: “Все”), но отрицать ос­новы мирозданья – занятие малопродуктивное. К этой мыс­ли приходит герой на смертном одре: “Да, поди попробуй отрицать смерть. Она тебя отрицает, и баста!”

Авторская позиция реализуется в самой структуре рома­на. И. С. Тургенев не делает выбора между поколением “от­цов” или “детей”, но его симпатии легко читаются. “Я хотел сделать из него лицо трагическое – тут было не до нежнос­тей. Он честен, правдив и демократ до конца ногтей”, – от­мечал автор в письме К. К. Случевскому.

Писатель стремит­ся к философскому обобщению, в своей статье “По поводу “Отцов и детей” И. С. Тургенев указывал: “Рисуя фигуру Ба­зарова, я исключил из круга его симпатий все художествен­ное, я придал ему резкость и бесцеремонность тона – не из нелепого желания оскорбить молодое поколение, а просто вследствие наблюдений над моим знакомцем… За исключе­нием воззрений на художества, я разделяю почти все его убеждения”.



Образ Базарова в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Его авторская оценка