О месте “духовных калек” в человеческом обществе

Среди людей существуют “духовные калеки” – вот проблема, над которой размышляет А. Н. Кузнецов.

Автор, используя яркую фразу Ф. И. Тютчева, образно сравнивает людей, “духовных калек”, с безгласными рыбами, с животными, которые не могут слышать. Для них человеческая история предстает бесконечной цепью подлостей и интриг, могильная плита или памятник – всего лишь камень. А. Н. Кузнецов утверждает, что “духовные калеки”, живущие в своем мирке,- это одно. А вот когда они, не испытывая любви к Родине, не зная, что такое героизм, начинают других учить патриотизму,- это подобно тому, как “если бы о природе солнечного света философствовали морские скаты, коченеющие в кромешной тьме, вечной, подводной”.

Автор считает, что “духовные калеки”, встречающиеся среди нас, не имеют права прикасаться к историческим памятникам, воспитывать детей, говорить о любви к Родине и героизме, чести и патриотизме. Невозможно не согласиться с мнением А. Н. Кузнецова. Убедиться в принадлежности человека к “духовным калекам”, на мой взгляд, можно, проследив его отношение к прошлому Родины. Разве кто-нибудь посмеет отнести к ” духовным калекам”Д.

С. Лихачева?!Его исследования родного языка и литературы, защита Невского проспекта Санкт-Петербурга от неумной реставрации – все говорит о том, что это настоящий патриот Отчизны. В статье “Любовь, уважение, знание” академик повествует о “деяниях” безнравственных варваров, совершивших в1932 году на Бородинском поле “невиданное поругание народной святыни” – взрыв чугунного памятника герою Отечественной войны 1812 года Багратиону, воздвигнутому в знак признательности всего русского народа брату-грузину, мужественно сражавшемуся за независимость России. ” У кого поднялась рука?”- спрашивает Д. С. Лихачев. Несомненно, у “духовных калек”, которые не знают и не чтят историю своей страны!

В произведении “Черные доски” В. Солоухин рассказывает нам о таких же “безмолвных рыбах”, не людях, не патриотах, допустивших разграблении церкви в родном селе, о сдаче бесценных книг в макулатуру, о “сколачивании ящиков для картошки” из старинных икон. В селе Ставрово, говорит автор, в одной из церквей, устроили столярную мастерскую, а в другой расположили машинно-тракторную станцию. И в тот и в другой храм заезжали гусеничные тракторы, грузовики, закатывались бочки с горючим.

Однако, как замечает В. Солоухин, не может “коровник, паровоз, подъемный кран и дорожный каток” заменить “Покров на Нерли, Московский Кремль”, не может дом отдыха располагаться в здании монастыря “Оптина пустынь”, близ которого могилы старцев, родственников А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого. Не может этого допустить нормальный человек, а для людей-животных, души которых заполнены ” пустотой мертвого безмолвия”, все это возможно. Таким образом, можно сделать вывод, что “духовные калеки” существуют в обществе, но необходимо сделать все, чтобы подобные люди не могли решать судьбу исторических памятников, воспитывать юных патриотов, защищать Родину!



О месте “духовных калек” в человеческом обществе