Новелла Одоевского Привидение (*Общие критические статьи)

И совсем уже двойственный характер носит новелла Одоевского “Привидение”, завершающая сборник. Повествовательная техника здесь крайне усложнена. Желание молодой графини, переодевшейся в белое покрывало, “проучить” сына заканчивается для нее трагически.

Сбывается проклятие матери, старой графини, и, судя по всему, это и есть развязка. Но, как потом выясняется,- ложная. Молодой человек неожиданно сообщает рассказчику, что “графиня здравствует до сих пор”, а приходила в комнату сына не она, но действительно какое-то при видение.

Pointe этой мистической трактовки сюжета – в предсказании смерти рассказчику истории, что вскоре и сбывается. Новелла закончена? Вовсе нет! Новый вариант развязки выглядит еще фантастичнее предыдущего.

Ибо в рассказ вмешивается начальник канцелярии – и мы тотчас вспоминаем пушкинскую дневниковую запись! Фантасмагория о незадачливом архивариусе, который может сказать о себе: “Я – решенное дел о!” – очень напоминает историю, которую хотел поведать Гоголь в незавершенной комедии “Владимир III степени”. Подобно архивариусу, гоголевский чиновник в финале пьесы также становится способным отождествить себя с целью всей своей жизни – орденом Владимира III степени. Это и есть нефантастическая фантастика канцелярской “поэзии”, более страшная, нежели самая изощренная мистика!

И, наконец, когда читатель, казалось, добирается до этой последней развязки новеллы Одоевского, его подстерегает новая и на этот раз действительно последняя неожиданность: смерть рассказчика истории лукаво отрицается!

О чем же тогда новелла? Об исполнении таинственных предначертаний судьбы или о неосторожной игре в сверхъестественное светской избалованной женщины? О влиянии потусторонних сил или же о следствиях необузданного воображения?

А может быть, это удачный прием повествователя, ведомого рукой самого Одоевского, спешащего заинтриговать своих слушателей и читателей? Или недоуменная усмешка автора, который при всем своем стремлении к рациональному толкованию мистики – а оно всегда было присуще Одоевскому – так и не нашел окончательного спасения в ratio? На все эти вопросы новелла не дает однозначного ответа.

Любое решение, словно бы в насмешку догадливому читателю, немедленно оборачивается еще более непроницаемой тайной, обнаруживая многомерность жизни, ее неисчерпаемость. Так русские новеллисты – кто в большей степени, кто в меньшей – уходят от столь страшившей Одоевского односторонности мышления.

Источники:

    Нечаянная свадьба: Русская новелла конца XVIII – начала XIX в./Сост., авторы предисл., очерков и коммент. Е. Дмитриева и С. Сапожков; Худож. Е. Мешков и В. Соловьев.- М.: Дет. лит., 1991.- 270 с

    Аннотация:

    В сборник входят новеллы В. Жуковского, К. Батюшкова, А. Бестужева, Н. Нарежного, О, Сомова, В. Панаева, О. Сенковского, А. Вельтмана, А. Шаховского, В. Одоевского и других русских писателей того времени. Новеллы, как правило, построены на изображении житейских и любовных перипетий, они остросюжетны и представляют собой занимательное чтение.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Новелла Одоевского Привидение (*Общие критические статьи)