Новаторство Антона Павловича Чехова-драматурга



Сочинение по пьесе “Чайка”. Известный русский писатель и драматург Антон Павлович Чехов обращался в своих произведениях к разным волнительным темам тогдашней жизни. Да классика есть классика, она волнует чувства человека и заставляет размышлять над важными вопросами жизни и сегодня, и почти столетие тому назад. Так, много жизненных проблем поднимает пьеса “Чайка”, что с первого раза не была понятной зрителю, поэтому провалилась премьера спектакля “Чайка” на сцене Александрийского театра.

Чехов настолько был разочарован, что решил больше не обращаться к драматургии. Но через два года та самая “Чайка” имела большой успех в театре, так как пьеса требовала и новых принципов актерской игры и новых форм организации сценического действия. Пьеса “Чайка” была весьма новаторская.

Это поняли основатели нового художественного театра К. Станиславский и В. Немирович-Данченк. Они раскрыли тайну пьесы: за бытовыми деталями, за неожиданными репликами они увидели и сценически воссоздали невиданный к этому в драматургическом произведении лиризм.

Чехов

Выносит сценически “удобные” эпизоды за сцену. Например, в пьесе есть по меньшей мере два эпизода, которые в традиционной драматургии были бы обязательно обыграны. Первый – попытка Треплева покончить жизнь самоубийством после провала его спектакля и “измены” Нины.

Второй – самоубийство Треплева “в конце пьесы”. “Вишневый сад” была последней и, можно сказать, итоговой пьесой Антона Чехова. Он написал ее незадолго до смерти, 1904 года, на стыке эпох, предчувствие изменений в обществе было особенно заметным. Накануне взрыва он как творческий человек, не мог не ощущать общего расположения духа, неуверенность момента почти невольно вызвала потребность осмыслить современную ему действительность с позиций прошлого и будущего. Но в драматическом произведении автор может передать свои мысли лишь через выведенные в нем образы.

Поэтому персонажи “Вишневого сада” связаны с разными временными слоями.

Прошлое в пьесе презентуют собой Раневская и Гаев. Как всегда, Чехов не делит своих героев на “положительных и отрицательных” – все они имеют как привлекательные черты, так и безобразные. В этом случае речь идет не только о характеристиках героев, Чехов освещает “добрые нечисти” моменты пор, которые минует. Раневская непрактичная, эгоистическая, она не умеет устраивать свою жизнь, и вместе с тем ее натура чуткая и поэтическая, ей присущи ощущения прекрасного и утонченность.

Гаев тоже морально свободен от материальных расчетов. Для этих людей существуют духовные ценности, меркантильность вызывает в них презрение, хотя с другой стороны это качество превращается и в противоположное: именно через безрассудство и непрактичность они и теряют вишневый сад, что был для них не каким-то имуществом, а своеобразной идеей. Прошлому принадлежит и Фирс, подчеркнуто старый даже по возрасту.

В финале пьесы его, больного, не заметив, забывают в дому…

Сад покупает Лопахин, “привязанный во времени” тогдашней современности. Для него вишневый сад – обычная собственность, а вызванные его продажей страсти этому человеку непонятны. Лопахин – прагматик и реалист, на мысль Трофимова он даже хищник, хотя и полезный: “вот как в понимании обмена веществ нужный хищный зверь, который съедает все, что попадет ему на пути, так и ты нужен”. Здесь речь идет не о личности, быстрее о социальной роли: в черствости то ли в бездушности предъявить обвинение Лопахина невозможно.

Он искренне сочувствует бывшей собственнице сада, старается ей помочь, но его мировоззрение принадлежит к другим системам ценностей и становится непреодолимым барьером для понимания. Он хочет как лучше, но содержание этого “лучшего” у героев пьесы весьма разное, как разно содержание других эпох.

В Письмах, связанных с постановкой “Вишневого сада”, Чехов подчеркивал, что роль Лопахина есть центральной, “так как это не купец в банальном понимании… Это мягкий человек… порядочный человек во всех значениях”. Меркантильный дух современности сделал Лопахина непроизвольно ограниченным относительно отстраненных и практических дел идей.

Символически, что формальная победа не приносит Лопахину ни одного плюса, он неожиданно ощущает стыд: “Ой, быстрее бы все это прошло, быстрее бы изменилась наша несчастливая жизнь”.

Идею будущего воплощено в образах Пети Трофимова и Ани. Ане лишь семнадцать, разумеется, что она еще не успела проявить себя поступками, но ее светлые мечты, направленность в завтрашний день свидетельствуют о еще не реализованном потенциале. Так же “вечный студент” Трофимов тоже лишь готовится к настоящей жизни. Для них все впереди.

Характерно, что и образы эти выписаны как-то контурно, они сами по себе несут в себе “недовоплощенность” будущего. В момент уничтожения сада, когда Раневская и Гаев в отчаянии, а Лопахин сознает моральный проигрыш, молодые весело бегут вперед – у будущего собственная дорога. “Здравствуй, новая жизнь!” – звучит преисполненный оптимизма голос.

Итак, три временных слоя собрались вокруг вишневого сада. И нет, не просто вокруг сада. “Вся Россия – наш сад”, – написано у Чехова. Именно за нее и точится борьба между тремя эпохами. “Вишневый сад” является произведением о конце старой России, о прощании с прошлым в ожидании будущего.

А еще эта пьеса стала своеобразным поэтическим завещанием “Шекспира XX века” грядущим поколениям.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Новаторство Антона Павловича Чехова-драматурга