“Невский проспект” Гоголя



Мир – сновидение

В написанной по методике “медленного чтения” статье молодой исследовательницы основное внимание обращено на особенности организации мира “Невского проспекта”.

“Герои у Гоголя, как правило, обитают сразу в нескольких измерениях, а значит, в нескольких временах – потому события, произошедшие с двумя приятелями, для них могут занимать больше двух недель, а для нас укладываются в одну таинственную петербургскую ночь. Здесь все как раз по законам сновидения. Гоголевское пространство, опирающееся на многомерную неевклидову геометрию, использует время как дополнительное, четвертое измерение.

И существование Невского проспекта в “сновидческом состоянии” как раз и есть его пребывание в этом “четвертом измерении”, позволяющем героям одномоментно действовать и свободно перемещаться в пространстве”.

“Герои повести, Пирогов и Пискарев могут быть условно противопоставлены на основании “освещения”. Безусловно, ни одного из них нельзя написать одной краской – у Гоголя не может быть примитивного деления на

“черное” и “белое”, он Художник полутона. Тем не менее, можно обозначить Пирогова как героя “дневного”, а Пискарева – как “вечернего”.

Отметим, что “дневное” здесь не употребляется в значении “положительное”, напротив, имеется в виду обыденность, будничность. Таких, как Пирогов, много, это тип людей, живущих “как все” изо дня в день. Не стоит забывать, что у Гоголя все перевернуто, и “дневное” в любом случае пришлось бы воспринимать “в кавычках”.

Тогда и “вечернее” означает скорее “неяркое” (как краска тем более применимо к Пискареву – он художник), “неброское”, но одновременно и нечто “загадочное”, “необычное”, равно как и “робкое”, “нерешительное”, подобно вечернему освещению”.

“Цветосветовое противопоставление Пирогова-Пискарева как типов отражено и в выборе ими предмета обожания: Пирогов выбирает для себя “дневной” тип – блондинку, а Пискарев отдает предпочтение “той, что с темными волосами””.

“Все, что касается Пискарева наяву, кажется кошмаром. С ним появляется и сама тема сна. Тема эта, нарастая, преследует Пискарева, оборачиваясь то полусном-полуявью, то кошмарным видением, то опиумным бредом, и в конце концов, “поглощает” его – смерть метафорически определяется как “вечный сон””.

“Что до истории с Пироговым, то у него все как-то более явно, обыденно и четко (“дневной” тип персонажа)”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Невский проспект” Гоголя