“Нет, я не Байрон, я другой” анализ стихотворения Лермонтова

Имя английского лорда Джорджа Гордона Байрона – поэта, по сути, ставшего родоначальником романтизма, у многих любителей поэзии ассоциируется с мрачным Чайльд-Гарольдом – главным героем его самой известной поэмы. Этот мрачный молодой человек, мучимый хандрой, стал воплощением непростой судьбы самого Байрона, как известно, от рождения хромого, отверженного женщинами, страдающего от чувства неполноценности с детства (известен факт, что у него едва отняли нож, которым он хотел себя убить).

Однако, благодаря собственному мужеству и стойкости (чтобы пересилить хромоту, Байрон переплыл пролив Дарданеллы), а также появлению поэмы “Путешествие Чайльд-Гарольда” в британской, а впоследствии и во всей европейской литературе, появился новый тип героя – байронический, а байронизмом “переболели” все молодые поэты, включая Александра Сергеевича Пушкина.

Михаил Лермонтов, тоже знакомый с творчеством английского поэта, накануне своего совершеннолетия создает короткое стихотворение “Нет, я не Байрон, я другой” , в котором практически предопределяет свою дальнейшую судьбу. Молодой Лермонтов в буквальном смысле сравнивает себя с английским лордом, понимая, что он тоже “гонимый миром странник”, но только “с русскою душой”.

Ощущение своей ненужности в русском обществе пришло к Михаилу не сразу. Оставшись без матери в трехлетнем возрасте, усилиями бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой он лишился отца и нормального детства. Бабушка посчитала, что лучшим вариантом воспитания для мальчика должно стать военное воспитание. С 13 лет кочуя по казармам, мальчик, тем не менее, был очень привязан к бабушке.

Лишенный связи с единственным родным человеком, живущий в атмосфере вечной муштры и дисциплины, творческий ребенок постепенно превращался в угрюмого и замкнутого подростка.

Зная о нелегкой судьбе Байрона, Лермонтов внутренне противится ее повторению: “Нет, я не Байрон, я другой”. Ему не хочется быть таким же изгоем, каким долгое время был сам английский поэт-романтик. Широко известен факт, что свою 36-летнюю жизнь Джордж Гордон Байрон завершил в Греции, где, поддерживая повстанцев, заболел лихорадкой, а после умер.

Поэту пришлось покинуть родину, где, по мнению Байрона, его все забыли.

Противопоставляя свою судьбу судьбе английского поэта-романтика, Лермонтов подчеркивает, что он пока “неведом” миру, он пока – “неведомый избранник”, потому что “с русскою душой”. Главное его отличие в том, что он начал раньше (очевидно, творить), и закончит свой путь тоже намного раньше:

Мой ум немного совершит.

Нужно понимать, что в лирическом произведении совсем иная реальность. Когда поэт пишет “Я”, то подразумевает некоего лирического героя, чья судьба вполне может быть схожа с автором, но герой приобретает обобщенное значение. И все-таки мотив изгнанничества и одиночества станет ведущим мотивом творчества Михаила Юрьевича Лермонтова.

В заключительной части стихотворения звучит уже знакомый по творчеству Александра Сергеевича Пушкина мотив: противопоставление поэта и толпы. Этот мотив появится в творчестве Лермонтова еще не раз в таких стихотворениях, как “Поэт”, “Кинжал”, “Пророк”. И если в “Пророке” поэт предпочитает удалиться в пустыню, чтобы только не видеть толпу своих гонителей, то в данном произведении герой придерживается другой идеи.

Отвечая на вопрос “Кто толпе мои расскажет думы?”, сам поэт подчеркивает, что, кроме него и Бога, никто не сможет передать окружающим истины, а это тяжелое испытание, которое не каждый может выдержать.

В стихотворении преобладают романтические средства: сравнение со стихией (“в душе моей, как в океане”), метафоры (“надежд разбитых груз лежит”). Сама идея произведения, герой которого одинок и противопоставлен всему миру, и есть главная идея романтизма.

Несмотря на небольшой объем, это произведение смело можно отнести к разряду “вечных”, так как мысль о собственном предназначении в этом непростом мире тревожит всех, кто неравнодушен к собственной судьбе и судьбе своей страны.



“Нет, я не Байрон, я другой” анализ стихотворения Лермонтова