Некоторые подходы к анализу небольшого эпического произведения и эпизода

Анализ литературного произведения в школе, несмотря на накопленный методический опыт, продолжает оставаться актуальной и сложной проблемой. Вот с какими вопросами нередко приходится сталкиваться учителю в этой связи: зачем вообще анализировать прочитанное произведение, если оно и так понятно? Тем более если непонятно? Зачем “разбирать” на составляющие то, что предназначено для целостного восприятия?

Вкладывал ли сам автор в свое произведение то, что мы в процессе разбора в нем обнаруживаем?

Если исходить из того, что задача учителя – более или менее облагородить сознание будущего потребителя массовой литературы знакомством с классиками, ответы будут одни. Если же школа все-таки в идеале должна сформировать квалифицированного читателя, владеющего критериями оценок художественных явлений, – совершенно другие. Очевидно, что теоретическое литературоведение и изыскания в области психологии творчества далеко не так тесно связаны с практическим преподаванием литературы в нашей школе, как хотелось бы.

Однако проблема интерпретации художественного произведения и собственно анализа, его технической базы со всем необходимым инструментарием, несомненно, волнует учителя, который порой интуитивно, на ощупь ищет пути решения.

В сочинениях старшеклассников пока еще не редкость псевдоидеологические, вульгарно-социологические истолкования художественных текстов и наивно-морализаторские оценки, которыми подменяют анализ на том основании, что они якобы опираются на реальный жизненный опыт подростков и отражают эмоциональное восприятие прочитанного. Порой именно учитель провоцирует ученика на высказывания так называемого “своего мнения”, а в результате получает оценки вроде: “Я не согласен с Толстым, который превращает Наташу в опустившуюся женщину”. Во взвешенном подходе, которым так непросто овладеть и учителю, и ученику, должен быть соблюден баланс между эмоционально-личностным и теоретико-аналитическим началами.

С чего начинать разбор текста, если конкретная цель работы – написание Сочинения, представляющего собой анализ небольшого эпического произведения или эпизода? Наиболее эффективна схема, включающая два этапа. Назовем их так: “подготовительный” и “творческий”.

На первом этапе следует идти непосредственно от текста, “вслед за автором”, к системе взаимосвязанных понятий, классический набор которых в школьном литературоведении почти не варьируется: история создания, тема, проблема, конфликт, композиция, система персонажей, пейзаж, портрет, интерьер, речь, деталь, изобразительно-выразительные средства, авторская позиция. Технологически этот этап выявления основных “параметров” текста осуществляется в системе вопросов и заданий, которую выстраивает либо учитель, либо ученик по аналогии, если задание выполняется им самостоятельно. Аналитическая работа ведет к накоплению наблюдений и осмыслению того, что характерно для героя, произведения, автора.

При формулировании вопросов и заданий разумно придерживаться общепринятых правил. Вот некоторые из них. Во-первых, ставить в начало формулировки задания глагол в повелительном наклонении, обозначающий действие, которое необходимо выполнить: “перечитайте”, “найдите”, “отметьте”, “прокомментируйте” и тому подобное. Во-вторых, пользоваться по возможности нейтральной лексикой, употребляя слова, не допускающие двойственного толкования.

В третьих, избегать таких вопросов, которые допускают односложный ответ: “да”, “нет”. Сам текст задания должен содержать достаточную информацию для его выполнения. Степень полноты исходных данных может варьироваться в зависимости от подготовленности учащихся.

Предлагаем к возможному обсуждению вопросы и задания для анализа эпизода чтения Евангелия. Убедитесь, что эпизод занимает центральное положение (4-я глава 4-й книги романа, в котором, включая эпилог, 7 частей). Обратите внимание на частое повторение и выделение числа 4, сделайте вывод о его символике.

Проследите композицию (состав и соотношение частей) эпизода; отметьте, что он состоит из диалога Сони и пришедшего к ней Раскольникова, чтения Евангелия и завершающего диалога героев перед уходом Раскольникова. Охарактеризуйте место сцены чтения Евангелия, подчеркивающее ее важность. Отметьте, что эпизоду предшествует уход Раскольникова от матери и сестры и его разговор с Разумихиным, во время которого “идея проскользнула”, “что-то ужасное, безобразное и вдруг понятное с обеих сторон”.

Завершается эпизод мысленным упоминанием Соней оставленных Раскольниковым матери и сестры при абсолютном непонимании Соней по сути состоявшегося признания Раскольникова (“мысль не приходила ей в голову”). Подслушивающий Свидригайлов все более сближается, даже пространственно, со своим “двойником”. Сделайте вывод о композиционной стройности, относительной самостоятельности, завершенности эпизода, которые подчеркивают его значимость.

Перечитайте начало эпизода: приход Раскольникова и рассматривание им Сониной комнаты. Дайте характеристику и оценку обильно упоминаемым деталям. Среди них отметьте предметные, говорящие о бедственном положении Сони: Дом старый, лестница узкая и темная, крошечная передняя, продавленный стул, искривленный подсвечник и другие.

Найдите детали, передающие настроение, имеющие эмоционально-психологический оттенок: эпитеты “продавленный”, “искривленная”, “низкая”, “наглухо”, “неправильного”, “уродливое” и другие, неопределенные наречия и местоимения: как будто, как-то, что-то и другие. Рассмотрите детали цветовые: дом зеленый, обои желтоватые и другие. Проследите детали повторяющиеся: канава, свеча.

Объясните символический смысл деталей, содержащих евангельские параллели: сарай, фамилия Капернаумовы. Сделайте вывод о многообразии функций художественных деталей как одной из особенностей поэтики Достоевского, их психологичности и соотнесенности с евангельским сюжетом, находящимся в центре эпизода. Перечитайте диалог Сони и Раскольникова до сцены чтения Евангелия. Кто выступает в роли “судьи”, а кто “подсудимого”?

Как ведет себя Соня во время “допроса”? Для чего расширяются границы эпизода включением воспоминаний Сони о Катерине Ивановне? Что говорят о душевном состоянии девушки портретные детали? Как вы понимаете слова авторского комментария “ненасытимое сострадание” о выражении лица Сони?

В какой момент происходит перелом в разговоре, подчеркнутый изменением обращения “вы” на “ты”. Что означает “ты”: фамильярность или внезапно осознанную близость, признание ее равной себе или какое-то другое признание? Что говорят об этом детали поведения Раскольникова, портретные детали?

Как сцена коленопреклонения может быть соотнесена с Евангелием? Как она предвосхищает будущее признание Раскольниковым ее убеждений своими убеждениями? Задав “великой страдалице” и “великой грешнице” вопрос, как “позор и низость” совмещаются в ней “со святыми чувствами”, Раскольников погружается в раздумье.

К какому выводу приходит он? Почему Сонина наивная и горячая вера кажется ему проявлением безумия? Если Соня интуитивно выбрала путь смирения и упования на милость Бога, то какой путь выбрал Раскольников?

Подтвердите, что, по Достоевскому, его дорога ведет к нравственной смерти. Перечитайте сцену чтения Евангелия, которая вводит в роман мотив воскресения. Каков буквальный смысл истории воскрешения Лазаря?

Может ли, на ваш взгляд, Раскольников “буквально”, как он утверждал ранее в разговоре с Порфирием Петровичем, верить в него? Почему он настаивает на чтении? Достоевский подробно и неоднократно описывает Соню во время чтения. Какие детали ее поведения отмечены и как они передают ее состояние?

Каков, на ваш взгляд, смысл замечания “она знала наизусть, что читала”? Чем близок Соне этот рассказ о чуде? Как он соотнесен с образом ее отца и с ней самой?

Какой оттенок в этом контексте приобретают детали, связанные с мотивом смерти: “пальцы, как у мертвой”, “умертвила… себя” и другие? Как, на ваш взгляд, связаны “чудо” и вера в него? 9. Какова кульминация сцены чтения Евангелия?

Какие слова выделены в ней автором и для чего? Какова ро


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Некоторые подходы к анализу небольшого эпического произведения и эпизода