Народные предания о недоступности Казбека

Казбек в “Споре” – поэтический образ, под “Казбеком” разумеется вообще Кавказ. Народные легенды дают возможность еще яснее определить символику “Спора”.

Силы, которым окончательно покорится Казбек, которые заставят его “навек затихнуть”, движутся с севера. Указывает в “Споре” на них Эльбрус.

В фольклоре народов Кавказа, в частности адыгском, имеется много произведений, которые включают мотивы предвидения угрозы Кавказу с севера.

Реальные основания для возникновения этого представления могли зародиться еще в далеком прошлом, например в скифскую эпоху. Северяне по отношению к Кавказу, скифы и сарматы грозили его народам. Боевые дружины скифов и сарматов подходили вплотную к кавказским горам.

Их потомки и наследники – аланы тесно придвинулись к Кавказу, широким валом облегли большие пространства и здесь осели, положив начало селящемуся в теснинах и ущельях народу ос-сов – осетин.

Многочисленные фольклорные произведения, доныне бытующие на Кавказе, северным грозным народом считают светловолосый и голубоглазый народ руссов. Это могло быть историческим приурочением. К девятому веку относится первый поход руссов на Абесгун.

В 909 году руссы совершили еще один поход, во время которого были взяты Абесгун и Макале, в 910 году они совершили нападение на Сари, Далейман и Гилян. Масуди говорит о походе войск Руси на Кавказ в 913-914 гг. В 944-945 гг. был совершен еще один поход на Кавказ. Большое значение для истории своего времени имел поход Святослава, который, разгромив в 965 году хазар, двинулся на Кавказ, где “ясы победи и касоги”.

Этот поход имел очень большое значение в истории народов Кавказа.

Судьбы русского и адыгского народов сблизились давно, сведения об этом восходят к начальным временам русской истории. Одно из русских княжеств – Тмутараканское – соприкасалось границами с землями адыгов. Среди тмутараканских жителей были адыги.

Касоги – адыги неоднократно упоминаются в русских летописях. Летописи сохранили известие о походе сына Владимира Святого, князя черниговского и тмутаракан-ского Мстислава Храброго, и о его поединке с касожским богатырем Редедею. В “Слове о полку Игореве” упоминается о Мстиславе, “иже зареза Редедю пред пълкы касожьскыми”.

Легендарному кабардинскому мудрецу и мыслителю Лиуану народ приписывает рассказ о пришествии с севера народа, у которого волосы “светлые, как солома сжатой пшеницы”, и глаза “такого цвета, как бывает небо в ясный день”. Лиуан говорит: “Они придут и завоюют все долины и горы между морями, дойдут до мусульманской границы и с высоты гор скажут: выше меня и сильнее меня нет никого!”

Преданиях говорится, что этот дух обитает на Светлой горе – Ошха-Махо, Эльбрусе.

В одной из версий легенды рассказывается, что когда серая птица срывается с места и мчится ввысь, то земля трясется от биения ее крыльев, в горах несутся вихри, море закипает. Птица имеет вещий дар провидения. Одним своим глазом Симург видит все прошедшее, другим – все будущее.

Что же видит Джин-Падишах в будущем? Об этом говорится в других версиях. Недавно опубликован следующий вариант легенды.

Реальный кавказский комментарий постепенно приводит к уяснению того факта, что “Спор” окружен подлинно кавказскими представлениями и мотивами. Близость особенно ощутима при сравнении стихотворения Лермонтова с последним преданием. Упоминание о “светловолосых урусах” носит следы исторического приурочения, которое возникло, видимо, в период кавказских войн, происходивших в XVIII и XIX вв.

Именно в таком виде оно и близко “Спору”. В записях XIX в. оно приводится в такой же исторически приуроченной форме, как и в варианте, опубликованном в сборнике “Кабардинский фольклор”.

Близость, повторяем, бросается в глаза. Основной момент действия лермонтовского стихотворения – спор – в легенде также на первом плане, в форме противоборства между всесильным и более мудрым “тха великим” и мятежным “тха птиц”. Роль великого бога легенды, который предвидит все лучше ослушно-го бога, потому что, в конце концов, он является решителем судеб, очень близка роли мудрого провидца “Спора” – Шат-горы (Эльбруса).

Весьма ощутима близость между мятежным богом предания и Казбеком лермонтовского стихотворения.

Предание об обитающем на Эльбрусе царе птиц, Джин-Падишахе, хорошо было известно тем, кто посещал Кавказ, путешествовал по нему или жил там. Ведь в нем говорилось об Эльбрусе, который прежде всего обращал на себя внимание. Упоминания об этом предании встречаются в записках, очерках, статьях и других сочинениях, опубликованных и до написания Лермонтовым “Спора” и после.

Об интересующем нас предании упоминает, например, Семен Броневский: “Горские народы вообще почитают сию гору за волшебную, и полагают там всегдашнее местопребывание Царя духов, известного у них под именем Джин-Падиша”.

Об этом предании говорит и С. Д. Нечаев, посетивший Кавказ и Пятигорье в 1825 г., как раз в то время, когда там мальчиком побывал Лермонтов. “Из сонма седых гигантов, – пишет Нечаев, – двуглавый Эльбрус и выше и ближе всех. Главная его поверхность выражает какое-то важное спокойствие, приличное царскому величию. Там, по уверению Горцев, которые подобно прочим младенчествующим народам, неприступные места почитают за священные, там основал ледяной престол великий Джин-Па-диша, владыка духов.

Многие видали в горных вертепах его преступников, видали даже жестокие между ними битвы”.

Легенды о Казбеке, проникнутые идеей о его недоступности, народные поверья; распространенные на Кавказе и вообще на Востоке сказания о приходе с севера народа-воина, к которым примыкают приведенные нами кабардинские народно-поэтические произведения; круг эльбрусских легенд, еще раз повторяющих мотивы о северных пришельцах и о провидении будущего и заключающих в качестве одного из важных сюжетных компонентов мотив борьбы-спора, – все это находит близкое соответствие в лермонтовском произведении. Локальный Кавказу “Спор” – весь в тесных соприкосновениях и связях с народной поэзией.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Народные предания о недоступности Казбека