Национальная идея



Мы подошли к лавочке, на которой сидели две девчонки. Они болтали о чем-то своем житейском: сессия, похоже в кулинарном техникуме (на самом деле) либо ПТУ, поскольку речь шла о зачетах и вопросах типа, чем бифштекс отличается от ромштекса. Потом подошли парни с пивом, куревом.

Спустя некоторое время девчонки ушли, а парни остались. Разговор продолжался. Мы сидели примерно час и слушали.

Все это время разговор держался в пределах физиологии: с девочкой развлечься, нажраться водки, кинуть деньги на мобилу, как дрались с кем-то по пьяни, как

пришел на работу (в гараж) и, чтобы отдохнуть после вчерашнего веселья, залег спать, сделав кое-как порученную работу. Треть употребляемой лексики – самая примитивная матерщина, употребляемая в качестве связок между словами носителями смысла, который не передается матом контекстуально обусловленным способом. В общем – круг интересов обезьяний, все отличие в том, что одеты, способны к членораздельной речи (один даже уведомил товарищей о том, что сдал экзамен по Русском языку), разговаривают, мобильник (он же УКВ-приемник) несет какую-то легкую музыку.

Все же пока они реализовались только как человекообразные, “бандерлоги”, хотя нечто человеческое не чуждо и им. Но как его пробудить?

Честнім и думающим людям обязательно читать полностью на сайте


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Национальная идея