На пути к социалистической литературе в Германии



Новое историческое качество этой литературной позиции состояло в том, что благодаря ей был вновь открыт и утвержден организованный рабочий класс как сила, творящая историю. В литературе Германии впервые появились положительные образы коммунистов.

Новые темы раскрывались и на современном, и на историческом материале. Франц Йозеф Дегенхардт в романах “Бикфордов шнур” и “Пожарища” (1975) показал примеры активных общественных действий.

В романе “Бикфордов шнур” (1973) писатель изобразил эпизоды из антифашистского движения

Сопротивления. При этом он отыскивает в истории Германии альтернативы, которые могли бы послужить решением современных проблем.

Кристиан Гейслер в романе “Пора и нам пожить” (1976) пример действия как модель поведения в настоящем времени.

На фоне поражения рабочего движения в 1933 году (которое он, конечно, объясняет и недостаточной боевой решимостью руководства коммунистической партии) он рассказывает о гамбургском полицейском, который в качестве охранника следственной тюрьмы пытался освободить политических заключенных. “Мысль об охраннике, который учится открывать тюремные камеры, настолько

поразила меня, что мне захотелось работать здесь и дальше” 65. Существенный вклад в социалистическую литературу Германии внес Август Кюн (род. в 1936 г.). Его роман “Пора подниматься” (1975) – это хроника одной мюнхенской рабочей семьи.

В традициях пролетарского семейного романа, начатых Бределем и Мархвицей, он дает ныне живущим пример сознательной классовой борьбы пролетариата.

В романе “Год рождения 1922-й” (1974) и “Чудные годы Фрица Ваксмута” (1978) писатель рассказывает о распространенных иллюзиях, которые он, сопоставляя их с действительностью, преображает в более уместные представления о жизни. В “Чудных годах” он выводит образ плута, который думает, что сможет с помощью хитрости вырваться из исторически сложившихся условий, и в конце концов осознает значение солидарности.

Дальнейшие отправные точки по материалу и тематике касаются вопросов о переходе интеллигенции на сторону рабочего класса. Наряду с романом “Болезнь Галлистля” М. Вальзера можно назвать произведения Герда Фукса (род. в 1932 г.) “Берингер и долгий гнев” (1973), Уве Тимма (род. в 1940 г.) “Жаркое лето” (1974), рассказы Гюнтера Хербургера “Завоевание цитадели” (1973) и повесть Петера Шнайдера (род. в 1930 г.) “Ленц” (1973).

Молодые авторы отображали свой собственный опыт весьма непосредственно. Они выдвигали на первый план таких персонажей, которые были выразителями их взглядов. Хербургер и Вальзер, напротив, использовали бЛьшую палитру средств художественного изображения; отношения идентичности и дистанции между автором, читателем и героем здесь менее прямолинейны и непосредственны. Для литературы второй половины 70-х годов заметен исторически углубленный способ изображения, что видно в истолковании не только исторического, но и современного политического и социального материала.

При этом получили развитие эстетические методы, которые глубже, чем ранее, исходили из широко распространенного массового сознания и концентрировались на анализе иллюзий самообмана, которые мешают пониманию своих собственных интересов (например, у Герда Фукса в романе “Мужчина на всю жизнь”, 1978).

В поэзии также произошли заметные изменения: темы и изобразительные формы стали многограннее, они уже не отталкивались только от политических событий, но глубже, чем прежде, связывались с социальными взаимоотношениями классов. Лирическое стихотворение часто носит аналитический характер. Темы раскрываются в их совокупной внутренней динамике, что приводит к самостоятельному движению стиха

И отказу от односторонних призывных жестов. Таким образом удается сочетать анализ с перспективами борьбы. Убедительнее, чем прежде, исходной позицией служил конкретный социальный опыт отдельной личности и трудящихся.

Концентрация издательского дела в Германии

Из 2100 издательств 44% выпускают не более 2 названий книг в год; 3,3% (крупных издательств) – 5 0 % всех названий книг, или 60 % всего оборота.

Так, например, в сборнике стихотворений Уве Тимма “Противоречия” (1972) повседневная действительность противопоставляется господствующему сознанию. И у Петера Шютта (род. в 1939 г.) в книгах “Предложения мира” (1972) и “К положению нации” (1974) политические агитационные стихи стали более дифференцированны. Широкую палитру оперативных возможностей воздействия показали антология “Чили живет” (1973) и документальный сборник “Для Португалии” (1975).

В книге “Истории с рабочим Б.” (1976) Петера Майвальда (род. в 1946 г.) в краткой эпиграмматической форме вскрыт социальный и политический антагонизм в повседневных событиях жизни одного рабочего. Сходные мотивы встречаются и в поэтических сборниках Юргена Петера Штесселя (род. в 1939 г.) “Короткие стихи”, “Действенное слово” (оба вышли в 1971 г.), Манфреда Боша (род. в 1947 г.) “Мы неестественные люди” (1971), Артура Тропмана (род. в 1930 г.) “Левое и обязательное” (1974).

Наряду с таким разнообразием поэтических коротких форм, часто написанных для чтения вслух, были попытки эпически расширить стихотворения. Связанное с этим преимущество в отражении мира и реальной повседневности явилось результатом нового отношения личности к социальной действительности.

Это можно видеть на примере книг Годенхарда Шрамма (род. в 1943 г.) “Объявления в местной газете” (1973); Клауса Конецкого (род. в 1943 г.) “Поэма о “Зеленом уголке”” (1975); Романа Риттера (род. в 1943 г.) “Лирический дневник” (1975) и Ю. П. Штесселя “Причина жить” (1977). Эти тенденции, тяготеющие к эпичности, связаны с использованием автобиографического опыта, который следует понимать как концентрацию социальных взаимоотношений и противоречий.

Отход от односторонности в понимании функции литературы и включение оперативных литературных форм в обширный ансамбль литературных форм выражения и воздействия привели авторов социалистического направления к углубленному пониманию истории. Большое значение для этого формирующегося литературного движения, которое играет важную роль в изменении общественного сознания в Германии, имеет освоение наследия немецкой и зарубежной социалистической литературы 66.

Конечно, эти тенденции количественно не определяют литературный процесс. Книжный рынок, как и прежде, заполнялся апологетической массовой литературой, выражающей элитарно-консервативные и профашистские точки зрения. Особенно во второй половине 70-х годов был опубликован целый поток мемуаров бывших гитлеровских приспешников.

В них, как и в публикациях, возлагающих надежды на сильную личность, основная тенденция – антикоммунизм. Значение социалистической и демократической литературы, напротив, видно прежде всего по масштабу гонений, направленных против нее средствами массовой информации, учреждениями и политическими реакционными кругами.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

На пути к социалистической литературе в Германии