Музыкальная рецитация мотива в “Лесной песне”



Музыкальная рецитация веснушек – это своего рода эксплицитное повторение космогонической, это “знак”, что “уведомляет” о новом творении мира. А одним из основных образов, которые обозначают Жизнь во всей полноте ее форм и Природу в ее неисчерпаемой плодотворной деятельности, выступает сам “вечный и непобедимый Эрос”. Поэтому мифологичные элементы вовсе не “приглушают”, а, наоборот, подчеркивают эту священнодействующую акцию; и потому почти в каждой веснянке, за незначительным исключением, присутствует мотив любви,

любви и бракосочетания, а в подавляющем большинстве из них он доминантен.

Не выпадают из этого контекста, понятное дело, и веснушки, которые наигрывает Лукаш (пор. тексты упоминавшихся уже веснушек “И это село…”, “Ой выйду я за ворота”, “А уже весна, а уже красна”, “Приди, месяц.”, “Ой поеду я да и к Любару” и др., слова и напевы которых записаны кстати, в прежнем уездах Звягельском и Ковельском на Волыни. Следовательно, становится понятным креативная связь музыки как с вегетационными процессами (и появлением Нимфы, которое олицетворяет расцвет растительности), так и с эротичными

переживаниями и аллюзиями: мелодии веснушек звучат как предвестие любви.

Сцена второй встречи Нимфы и Лукаша – кульминационный момент в развитии их отношений.

Пройдя через испытание как непосредственные участники трансформативного процесса, Лукаш и Нимфа изменяются. Преисполненный неизвестным до сих пор волнением и трепетом, Лукаш начинает понимать “по-здешнему”, разговаривать “словно тот ясень”, слышать голоса весеннего леса (“Я слышу, как береза корой и листом шелестит”. Рядом с Нимфой в нем просыпается ощущение защитника. “Притулись ко мне.

Я сильный, – сдержу, еще и обороню”, – заверяет он лесную царевну, которая, убегая от Перелесника (“такого, как сам огонь”), отчаянно ищет прибежища в “ноченьке-чаровниченьке”, около березы -“сестриченьки”.

Мотив смерти, который возникает здесь, в значительной мере углубляет и подчеркивает любовную коллизию. Ведь идет речь о том уровне эмоционального переживания, которое (в романтичном понимании) поддается “измерению” лишь категориями смерти. В этом смысле Нимфа и Лукаш, сказать бы, равновеликие в своей любви, в проявлении своих чувств – “с болью счастья” (Нимфа) и “с тихой мукой” (Лукаш), а коннотация любовь-смерть воспринимается как поэтическая фигура.

Но в контексте мифологической семантики смерть (как и любовь) – это, прежде всего, межевое, переходное состояние, то есть особенная форма существования человека (коллектива) в переломный период жизненного (или календарного) цикла. Выход из промежуточного (экстремального) состояния, которое обычно осуществляется в ритуале (напр. брачная и похоронная обрядовость и согласуется с идеей “становления” (трансформации), требует от каждого участника максимальной сосредоточенности и самого проявления и потому не лишенный внутреннего драматизма или и даже трагизма. Реакция на кризисную ситуацию и преодоление неопределенности (несоответствия между биологическим и социальным статусом), соотносительное со сферой ритуальных трансформаций (потерей прошлой и добыванием новой судьбы), на индивидуальном уровне появляется как психологическая драма.

Ее, эту драму, Лукаш и Нимфа переживают по-разному. Для Лукаша смерть означает небытие, потому, вспомнив о ней в порыве чувств, он сразу же одергивает себя, потому что за границей живого – отсутствие жизни, обморок. У Нимфы же смерть не вызывает страх. Как “лесная царевна”, “дочка леса”, она находится в других ритмо-темпоральных измерениях, подвластных вечному круговороту жизненной (вегетативной) энергии.

Поэтому она “не может умереть”. (Нет, Нимфы не умирают”), а хочет остроты впечатлений, свойственных экстремальным обстоятельствам. В воображении появляется образ летучей звезды – сначала как символа нового рождения, внутреннего прозрения (“Ох!.. Звезда в сердце упала!”), как “посланник” любовной страсти и загадывания судьбы (загорается звезда – рождается человек), впоследствии как выражение наивысшей душевной вспышки, что, словно молния, озаряет путь в вечность.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Музыкальная рецитация мотива в “Лесной песне”