“МУЗА НЕКРАСОВА… ОЧЕНЬ ЧАСТО, СМЕШИВАЯ БЛАГОРОДНЫЕ ЧУВСТВА С ГРУБОСТЬЮ МАНЕР, НРАВИТСЯ САМОЮ СВОЕЮ НЕИЗЫСКАННОСТЬЮ” (А. В. Дружинин)

“МУЗА НЕКРАСОВА… ОЧЕНЬ ЧАСТО, СМЕШИВАЯ БЛАГОРОДНЫЕ ЧУВСТВА С ГРУБОСТЬЮ МАНЕР, НРАВИТСЯ САМОЮ СВОЕЮ НЕИЗЫСКАННОСТЬЮ” (А. В. Дружинин)

Нет, Музы ласково поющей и прекрасной

Не помню над собой я песни сладкогласной!

Н. А. Некрасов

Поэзия Н. А. Некрасова ознаменовала собой новый этап в развитии русского поэтического слова. В ней отражаются мысли, чувства, настроения, взгляды человека новой социальной эпохи – представителя демократических разночинных кругов, пережившего тяжелые противоречия периода распада крепостничества и зарождения буржуазных капиталистических отношений. Естественно, все пережитое поэтом не могло не сказаться на характере и тональности его лирики.

По словам Ф. М. Достоевского, Некрасов представлял собой “русский исторический тип, один из крупных примеров того до каких противоречий и до каких раздвоений в области нравственной и в области убеждений может доходить русский человек в печальное, переходное время”.

Да, лирика Некрасова не отличается изысканностью слога, в ней отсутствуют вычурные фразы или двойственный смысл. Его поэзия всегда открыта и всегда жизненна. И если сама жизнь часто бывает груба и жестока, то не удивительно, что стихотворения великого русского поэта также несли в себе отпечаток этой грубости и резкости.

Впрочем, это нисколько не умаляло заслуг автора – заслуг перед родиной, перед страной, перед народом. Сам Некрасов так говорил о своем творчестве:

Но рано надо мной отяготели узы

Другой, неласковой и нелюбимой Музы,

Печальной спутницы печальных бедняков,

Рожденных для труда, страданья и оков…

Эта “плачущая, скорбящая и болящая” Муза постоянно толкала поэта к созданию новых и новых произведений – горьких, тяжелых, как сама русская жизнь, но неизменно правдивых и искренних. Голос этой Музы “полон был тоской”, ее голос отзывался “вечной жалобой” в сердце Некрасова:

Случалось, не стерпев томительного горя,

Вдруг плакала она, моим рыданьям вторя…

Эта муза определила в лирике поэта совершенно новый подход к действительности, утвердила в ней принцип гражданственности. По правдивости и глубине раскрытия внутреннего мира русского человека, по полноте и многообразию охвата жизни поэзия Н. А. Некрасова не только подытоживала достижения русской литературы XIX века, но и во многом определяла ее дальнейшее развитие. Некрасов не признавал чистого искусства, искусства ради самого искусства, поэзии ради самой поэзии.

Он неоднократно заявлял о своей жизненной и творческой позиции в многочисленных стихотворениях, посвященных призванию поэта и задачам поэзии в мире. “Пора вставать!” – взывает он к поэту, единственному пророку и путеводной звезде своего народа.

…Ты знаешь сам,

Какое время наступило;

В ком чувство долга не остыло,

Кто сердцем неподкупно прям,

В ком дарованье, сила, меткость,

Тому теперь не должно спать…

В сердце самого Некрасова чувство долга не остывало никогда, честность, меткость, прямота его лиры были главными признаками его поэзии. Ей чужды были условность и отвлеченность. Муза поэта, гордая и прекрасная в своих страданиях, взывала к мести. И сам Николай Алексеевич, и его творчество всегда находились на службе у народа, у простых русских людей.

Свое предназначение Некрасов видел именно в том, чтобы идти “в огонь за честь отчизны, за убежденье, за любовь”. Автор говорит не только о том, что поэзия неразрывно связана с народом и с жизнью, он требует от поэта гражданского подвига, выступает против любой пассивности, против уклонения от решения общественных проблем.

Многим современникам Н. А. Некрасова был присущ некоторый абстрактный гуманизм, Муза их поэзии становилась для них

Подругой любящей в блаженную ту пору,

Когда томительно волнуют нашу кровь

Неразделимые и Муза и Любовь…

Сам же Некрасов не мог оставаться в стороне от общественных событий, от народного горя и тяжелой судьбы русских людей. Он, возможно, и рад был бы воспевать прекрасное чувство любви, посвящать восторженные оды волшебному миру природы. Он хотел бы воскликнуть:

Замолкни, Муза мести и печали!

Я сон чужой тревожить не хочу…

Но его Муза не слушала доводов поэта, она снова и снова побуждала его говорить о народных страданиях, выносить на общий суд всю правду жизни. И не его вина, что правда эта была горькой, грубой, жестокой, бесчеловечной. Такова была сама жизнь. “Волшебный луч любви и возрожденья” так и не засиял над Некрасовым. “Всему конец”, – восклицает он.

…Ненастьем и грозою

Мой темный путь недаром омрача,

Не просветлеет небо надо мною,

Не бросит в душу теплого луча…

Но поэт уже не призывает этот луч. Его свет может осветить лишь бездну, полную мучений и боли народной, пропасть, которую автор и сам не хотел бы видеть, но никуда не может от нее укрыться. Пройдя долгий, насыщенный и нелегкий путь, Некрасов понял одну истину:

То сердце не научится любить,

Которое устало ненавидеть.

Сам поэт никогда не уставал ненавидеть – ненавидеть то зло, которое окружает русских людей, ненавидеть угнетателей, тиранов, деспотичных господ. Ненавидеть саму систему, в которой простой честный труженик оказывался униженным, несчастным, обездоленным. А Некрасов искренне любил этих тружеников, любил русский народ, любил родную землю.

Любил всем сердцем и потому ненависть его была такой же искренней – от всего сердца. Любовь и ненависть были той силой, которая определяла внутренний настрой его творчества. Поэту было чуждо пассивное созерцание жизни, он видел свое предназначение в борьбе за переустройство мира, в разоблачении тех, кто лишает народ заслуженного счастья и благополучия.

И потому он не скупился в грубых, но метких выражениях, характеризуя натуру помещиков, владельцев роскошных палат, считавших “жизнью завидной волокитство, обжорство, игру”.

Таким образом, лирика Некрасова принесла в поэзию новые стандарты, новые принципы, новые взгляды на жизнь и саму поэзию, новые литературные формы. Поэт необычайно расширил границы возможностей лирики. Он расширил и круг тем – в его поэзии мы видим не только и не столько личные переживания автора, сколько все многообразие окружающего мира, с его событиями, чувствами, движением, жизнью. Лирика Н. А. Некрасова – это лирика самой жизни, лирика действия.

Ей чужды и неприемлемы пассивность, созерцательность, недомолвки. Свои взгляды, свою твердую гражданскую позицию поэт выражал всеми доступными ему способами, во всех доступных ему жанрах. А доступны ему были и песни, и новеллы, и грозная, обличительная сатира, и торжественная ораторская речь.

Поэт никогда не заботился о той внешней красивости, какая требовалась так называемой “чистой эстетикой”. Многие формы его демократической поэзии нередко возмущали критиков и журналистов, которые считали лирику Некрасова “вульгарной” и “корявой”. Вероятно, эти критики не могли понять и оценить истинного мастерства поэта, истинной силы его поэзии.

А сила эта заключалась в искреннем и неподкупном внимании к жизни народа.

…мой судья – читатель-гражданин.

Лишь в суд его храню слепую веру, –

Смело и решительно заявлял Н. А. Некрасов. И те, кто сумел по достоинству оценить его лирику, стали обладателями поистине бесценного богатства. На стотридцатипятилетие со дня смерти поэта газета “Правда” опубликовала замечательные строки, посвященные Некрасову. Эти слова точно выражают содержание и настроение его неповторимой лирики: “Если кто трудится и борется в надежде на лучшее будущее, какой бы черный и неблагодарный труд ни утомлял его к концу рабочего дня, нужен его душе и отдых, и светлый праздник мысли, и поддержка дружеского сочувствия…

Пусть позовет он к себе Некрасова, пусть перечтет его страницы, полные горячей любви к человеку, – с этих страниц вольются в утомленную душу такое тепло и такая жажда иной, лучшей жизни, что захочется снова работать, снова бороться, снова отдавать свои силы черному дню настоящего во имя света завтрашнего дня…” Думаю, такое признание заслуг великого поэта ярко подчеркивает тот факт, что его творчество стало целой эпохой в жизни русских людей, подарило им надежду, смысл жизни, веру в будущее. И пусть он часто смешивал “благородные чувства с грубостью манер”, главное, что его слова в конце концов достигали цели. А в этом и заключается главная задача поэзии и Музы.



“МУЗА НЕКРАСОВА… ОЧЕНЬ ЧАСТО, СМЕШИВАЯ БЛАГОРОДНЫЕ ЧУВСТВА С ГРУБОСТЬЮ МАНЕР, НРАВИТСЯ САМОЮ СВОЕЮ НЕИЗЫСКАННОСТЬЮ” (А. В. Дружинин)