Можно ли назвать рассказ “Студент” психологическим?

Цель жизни нашей для него

Была заманчивой загадкой,

Над ней он голову ломал

И чудеса подозревал.
А. С. Пушкин
Рассказ “Студент” психологический, так как в нем описываются исключительно мысли и настроения молодого героя – Ивана Великопольского. Композиционным центром произведения является рассказ Ивана об апостоле Петре. Симметрично перед ним и после него в виде рамки Чехов расположил внутренние монологи студента, а начало и конец рассказа составили вторую рамку – из психологических пейзажей.

Движение сюжета в рассказе обусловлено движением-столкновением мыслей и чувств героя.
В первый и последний абзац произведения автор помещает психологические пейзажи, то есть показывает восприятие студентом весенней природы накануне праздника Пасхи. Сначала кажется, что пейзажные зарисовки даются от лица автора-объективного наблюдателя: ведь в рассказе в описаниях природы нет ни одного рассуждения от первого лица. Но зато в текст вкраплены слова, свидетельствующие о субъективном восприятии окружающего мира.

Здесь имеются в виду оценочные прилагательные и наречия: “Погода вначале была хорошая, тихая”, “выстрел (…) прозвучал (…) раскатисто и весело”, “некстати подул (…) холодный пронизывающий ветер”, “стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо”, “узкой полосой светилась холодная багровая заря”. Понятно, что только мыслящий человек почувствует веселый выстрел, неуютную атмосферу вечернего леса и т. п. Иначе говоря, все приведенные фразы представляют собой специальную синтаксическую конструкцию (несобственно-прямую речь) и передают переживания героя.
Возвращение зимнего холода и пронизывающего ветра посреди весны удручающе подействовало на настроение Ивана и вызвало в его душе досаду и раздражение. Последующий внутренний монолог студента состоит из мрачных мыслей о захолустной родной деревне, о бедном родительском доме, о кашляющем отце – простом деревенском дьячке (дьячок – низший церковный служитель, не имеющий степени священства), о босой матери, которая, сидя на полу, чистит самовар. В следующий момент в голове студента рождается обобщение о неизменной (от княжения Рюрика и до сего дня) лютой бедности, тоске, невежестве русской жизни.

Этот пессимистический внутренний монолог во втором абзаце рассказа противопоставлен оптимистическому внутреннему монологу после разговора Ивана с вдовами. Второй внутренний монолог, состоящий уже не из одного, а из четырех абзацев, показывает, насколько сложнее обосновать оптимистический взгляд на мир, чем принять пессимистический: все плохое человек замечает очень быстро – все хорошее требует внимательного анализа. И вот Чехов в небольшом рассказе показывает, как постепенно развивается в душе молодого человека жизнеутверждающая идея.
Иван трижды размышляет над реакцией Василисы на свой рассказ о Петре, и с каждым разом мысль студента усложняется, превращаясь в конце концов в философское обобщение. Сначала молодой человек подозревает какое-то отношение между Василисой и Петром: “если она заплакала, то, значит, все, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение…”. Во втором воспоминании студента о реакции Василисы отчетливо заметно движение мысли: отношение современного человека к давним библейским событиям, безусловно, существует: “то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему – к обеим женщинам (Василисе и Лукерье – О. П.) и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям”.

В третьем обращении к поведению Василисы Иван наконец определяет отношение Василисы – это глубокая заинтересованность: “старуха заплакала (…) потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра”. Итогом всего размышления становится идея о духовной цепи, которая связывает людей и события разных эпох. Сознание исторической общности людей и разумность жизни рождает в молодом человеке чувство “неведомого, таинственного счастья”.
Удрученное психологическое состояние Ивана Великопольского запечатлелось не только в первом внутреннем монологе, но и в пересказе библейской истории об отречении апостола Петра. Однако здесь же проявились благородные черты характера студента: великодушие, душевная чуткость, вдумчивость. Чеховский герой переживает драму в саду первосвященника как событие из собственной жизни, так как подсознательно сближает себя с апостолом Петром (верующий человек сознательно не посмеет это сделать): “С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь”. Действительно, и Петр трижды отрекался от Иисуса ночью Страстной пятницы, и Иван Великопольский усомнился в разумности Божьего мира – мира природы и человеческой жизни.

Петр в пересказе студента не великий апостол христианства, не любимый ученик Иисуса, а одинокий и усталый человек, вызывающий сочувствие одинокого и усталого Ивана Великопольского: “Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, (…) невыспавшийся…”. Искреннее, хотя и сдержанное сострадание Петру выражено через удвоение определений в последней фразе Ивана: “Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания”.
В заключение следует отметить, что предметом изображения в рассказе “Студент” является поток сознания молодого человека. Душевные усилия Ивана Великопольского направлены на познание природы, людей и истории, то есть на решение социальных и моральных проблем. Все это позволяет определить жанровое своеобразие чеховского произведения так: философско-психологический рассказ.
Чехов на четырех страницах текста использует три приема раскрытия душевного состояния молодого героя: психологический пейзаж, внутренний монолог, рассказ от лица героя. Причем автор пользуется этими приемами поочередно, в результате чего получается уравновешенная композиция, а из противопоставления сходных приемов – драматический эффект. Недаром, по свидетельству брата писателя Ивана, Чехов считал рассказ “Студент” художественно наиболее отделанным.

Весенний пейзаж вначале рождает в Иване Великопольском отчаяние, а менее чем через час – бодрость; внутренний монолог молодого человека вначале свидетельствует о безнадежном взгляде на жизнь, а второй внутренний монолог – о надеждах на счастье. Эта неустойчивость духа, метание от полного разочарования к твердой уверенности в жизни и в себе самом, свидетельствует о молодости героя, которого автор изображает с явной симпатией: в конце концов духовное начало (вера в красоту и правду) в студенте торжествует над физическим (голодом, холодом, одиночеством).
Конечно, за изображением потока мыслей и смены настроений Ивана Великопольского стоит автор-рассказчик, который, как и положено, является главным “распорядителем” в произведении. Автор из рассказа “Студент” не похож ни на автора из романов Л. Н. Толстого, возвышающегося над героями, ни на автора из романов Ф. М. Достоевского, бьющегося вместе с героями над неразрешимыми противоречиями мира. Автор у Чехова старается держаться в тени, как бы предоставляя героям действовать самостоятельно, но он мудрее, человечнее, духовно проницательнее своих героев, а поэтому может понять их духовные стремления, мотивы поступков.
Почти весь рассказ “Студент” представляет собой несобственно-прямую речь Ивана Великопольского. От лица автора даются биографические сведения о студенте и вдовах, описывается путь молодого человека из леса домой; автор строит сюжет и композицию, дает название, чтобы прояснить идею рассказа. Известно, что первоначально, в журнальном варианте, рассказ был озаглавлен “Вечером”.

Такое название акцентировало внимание на невеселой картине природы и на упадническом настроении героя. Новое название – “Студент” – подчеркивало первостепенную важность образа молодого человека, которому присуща энергия, который открыт навстречу миру и не боится учиться у жизни.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Можно ли назвать рассказ “Студент” психологическим?