Моя любимая книга



Книг написано очень много и нет ни одного человека в митре, кто прочитал бы их все. Книги – это история и вкусы каждой эпохи. Некоторые из них безнадежно утратили свою прелесть, другие – актуальны и читаются с интересом и сегодня.

Каждый писатель мечтал писать на века, а вот получилось у него или нет, выясняется в последующих поколениях.

Я не могу сказать, что люблю какую-то одну книгу. У меня их много, они разноплановые, одни художественные, другие познавательные. Например “Игра в бисер” Гессе открыла мне совершенно иной мир, наполненный вкусом к познанию, радостью бескорыстного труда, благоговейным отношением к культуре.

А повести В. Крапивина навеяли тоску, потому что мне уже не вернуться в детство, не мечтать о бескорыстном друге, потому что мы выросли и стали влюбляться, мы входим в фазу взрослых отношений. И здесь, на смену Крапивину ко мне приходит М. Булгаков. В романе “Мастер и Маргарита” я нахожу сарказм и иронию, которыми наполнен сам, любовь, о которой мечтает каждый; и еще – непередаваемую пушкинскую ноту в диалоге Воланда и Левия Матвея: “Почему

же вы не возьмете его к себе, в свет? – Он не заслужил света, он заслужил покой”.

Это перекликается со словами: “На свете счастья нет, но есть покой и воля…” Если сказать о заветных именах, то это Честертон, Толкиен, Вудхауз.

Я люблю не какие-то отдельные произведения этих авторов, а тот взгляд на жизнь, ту глубокую нравственную и радостную философию, на которой выросли их миры. Добрый сказочник Толкиен, завершающий своих “Хранителей” трагической истиной: “Я должен погибнуть, чтобы Хоббитания жила.” Честертон, знавший, что настоящий социалий “так же неспособен украсть бриллианты, как и египетские пирамиды”, но “это человек, который считает, что ваша собственная сажа вам не принадлежит”. Честертон всю жизнь, как чумы, бежавший славы и величия, но для истории ставший тем камнем, который будучи поначалу отвергнут зодчими, впоследствии встал во главу угла.

Вудхауз, каждым словом преданный своей Великобритании и смертельно оскорбленный ею.

Он уехал в США, прожил там всю жизнь, отказавшись приехать даже для того, чтобы принять рыцарский титул. Но в каждой его книге – светлое солнце английской весны, любимые простодушно-лукавые герои, сражающиеся… нет, не со злодеями, а с унылым, расчетливым, холодным и бездушным “взрослым миром”. Вечные дети, как дядя Фред, который обожает “расточать радость и свет”.

Юрий Олеша говорил, что вся история литературы стоит на одной полке. Это значит, что книги – не конкуренты друг другу, они – грани одного мира. Но у каждого есть такой кристалл, через который преломляется все остальное.

У меня это Пушкин. Все, к чему стремится развитие человеческой души и разума, уже было сказано либо намечено у него. Пушкин – это всеобъемлющая объективность, мудрость, но при этом согретая сердцем. Это острейший ум и тончайшее поэтическое чувство.

Больше всего я люблю прозу Пушкина, его публицистику и его письма. Смешно и неловко после него читать некоторых писателей, скрывающих за многословием скудость мысли и бедность чувств. Я росту сам и растет моя библиотека.

Каждая прочитанная мною книга занимает положенное место в моих мыслях и душе. Я честно не могу сказать, какая книга мною особенно любима. Все настолько разнообразно, интересно и неинтересно, что остается пожелать себе долгой жизни, чтобы узнать и изучить хоть крохотную часть мира.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Моя любимая книга