Мое понимание поэзии Пастернака

Когда-то Марина Цветаева в пылу полемики воскликнула: “Где человек до конца понявший Пастернака?” И сама же пояснила: “Пастернак – это “тайнопись”, “шифр”. Разве это не предупредительный сигнал для таких, как я, для тех, кто отправляется странствовать по морю, название которого “Лирика Бориса Пастернака”. Творческий путь Пастернака сложен и тернист.

Его поэзия вызывала разноречивые оценки. Но его глубокое проникновение в тайны человеческой души, природы, Вселенной, а также свежий, взволнованный стих всегда поражали и поражают ценителей поэтического искусства. Мы знаем, что крупные русские поэты двадцатого века формировались в сложных и противоречивых связях с различными литературными течениями.

А. Блок начинал как символист, В. Маяковский – как футурист, А. Ахматова – как акмеист. Борис Пастернак как поэт пересекался сразу с двумя течениями; с символизмом и футуризмом, с Блоком и Маяковским. Влияние литературных направлений освежило язык его поэзии.

Что же позволило Борису Пастернаку выделиться среди современников? Развитию таланта способствовало то, что будущий поэт рос в благоприятной атмосфере: его отец – академик живописи, мать – известная пианистка. Он учился за границей, изучал философию, увлекался историей, литературой, музыкой. Поэтому-то и нравится мне его творчество, изяществом и музыкальностью стиха.

Поэзия Пастернака призывает вслушаться, всмотреться в мир, но не вторгаться в него, чтобы не нарушить гармонию природы. Ранняя лирика Пастернака – это преклонение перед природой:

Февраль. Достать чернил и плакать. Писать о феврале навзрыд, Пока грохочущая слякоть Весною черную горит.

Слезы восторга и трепет души – постоянные спутники его общения с природой. Борис Пастернак провозглашает: природа – огромный живой организм, в котором есть душа, любовь и язык. Об этом он говорит и в стихотворении “Весна” и во многих стихах из сборника “Сестра моя – жизнь”.

У капель тяжесть запонок, И сад слепит, как плес Обрызганный, закапанный Милоном синих слез.

В этом стихотворении поэт говорит о саде, по которому пробегают первые лучи солнца, и он, “обрызганный, закапанный” прошедшим ночью дождем (кстати, дождь – любимейшее явление природы Пастернака), загорается, “слепит” невольного наблюдателя. Говоря о лирике Пастернака, следует отметить, что поэт не мог, да и не хотел “замыкаться” только на теме природы. Две революции (1905 и 1917 гг.), три войны (первая мировая, гражданская и вторая мировая), годы сталинщины, хрущевской оттепели – вот что вместилось в рамки одной жизни. Первой русской революции посвящены поэмы “Девятьсот пятый год”, “Лейтенант Шмидт”.

В его лирику ворвалась тревога, истребляющая человеческие жизни гражданская война болью пронизывает его стихи: А в наши дни и воздух пахнет смертью: Открыть окно что жилы отворить. Об этом говорит он в 1918 году в стихотворении “Разрыв”. Мне дороги произведения Бориса Пастернака, в которых раскрывается его творческая личность.

Это стихи “Тишина”, “Ночь”. В них звучит любовь к жизни, он внушает нам свою любовь к бытию, хотя все отчетливее и глубже осознает, что они от него уходят. Столь же сильна его любовь к творчеству: “Цель творчества – самоотдача” (“Быть знаменитым некрасиво…”), к женщине (“Ева”, “Женщины в детстве”). Все, чем Пастернак так дорожил всю жизнь, сохранено и передано в его последних стихах:

Природа, мир, тайник вселенной, Я службу долгую твою, Объятый дрожью сокровенной В слезах от счастья отстою. (“Когда разгуляется”)

В стихах последних лет явственно чувствуются ноты глубокого драматизма. Свое место в жизни он называет “бедственным” (“Тени вечера волоса тоньше…”}. Он просит смягчить ему “горечь рокового часа”:

Прощай, размах крыла расправленный, Полета вольного упорство… Особенно подкупают меня стихи, написанные опальным поэтом. Горечь обиды, боль души вылились в них: Я пропал, как зверь в загоне. Где-то люди, воля, свет, А за мною шум погони, Мне наружу ходу нет.

Что же сделал я за пакость, Я убийца и злодей? Я весь мир заставил плакать Над красой земли моей. (“Нобелевская премия”, 1959)

В последних строках этого стихотворения звучит надежда на пришествие новой эры – милосердия и справедливости. К сожалению, Борис Пастернак мог об этом, как и мы сегодня, только мечтать.

Верю я, придет пора Силу подлости и злобы Одолеет дух добра.

Трудно читать Пастернака, сложен рисунок творческого пути его, но его вклад в нашу поэзию весьма значителен. Его долгое время от нас прятали. Теперь мы знаем почему. Поэтому с каждым новым прочтением его стихов мы будем любить его больше и больше.

Первое, что привлекает внимание в стихах Пастернака, посвященных теме искусства, это его уподобление губке, впитывающей все вокруг. Эта мгновенно родившаяся формула одного из ранних стихотворений поэта стала устойчивым образом поэзии во всем его творчестве, своеобразным ее определением. Позже, в стихотворении, которое так и называется – “Определение поэзии”, автор не находит ничего более емкого и точного для передачи сущности искусства, чем перечисление явлений окружающего мира. Так складывается в поэзии Пастернака единственный и неповторимый образ искусства-губки, искусства – органа чувств, этакого шестого чувства, о котором некогда писал Гумилев.

Этот образ не сразу стал доминирующим в творчестве автора. Так, в стихотворении “Пиры” поэт еще склонен к традиционным изображениям поэтических пиршеств: “Исчадья мастерских, мы трезвости не терпим”. Вспоминается Блок с его “Поэтами”; “А у поэта всемирный запой, и мало ему конституций!” Но уже и в этом стихотворении пиршество имеет особый характер.

Поэт вынужден платить за свой гений, платить отказом от частного “я”. Но при этом мир поэзии Пастернака не знает таких трагедий выбора между призванием и личной жизнью, как, к примеру, у Маяковского, которому приходилось наступать “на горло собственной песне”. Мир уравновешен своей сути – иначе он просто не смог бы существовать, поэтому автор говорит о трагическом противопоставлении поэта и действительности. Конфликт, конечно, присутствует, но не в таких предельных формах, как у многих собратьев по творчеству.

Более того, герой Пастернака не снимает часть вины за него и с себя.

Борис Пастернак не склонен был приписывать поэзии цели конкретные, практические, как делал это в какой-то мере тот же Маяковский. Поэт лишь отчасти заимствует у классической традиции представления о предназначении поэзии и дает ей новое определение – поэзия-губка. Она впитывает мир целиком, чтобы потом, будучи выжатой, явить его людям, открыть им его – в этом ее высокое предназначение, ведь у поэта особое, полное и первичное знание о мире. Личность самого Пастернака – пример для многих его собратьев: к примеру, А. Ахматова писала в своих стихах о желании “Пастернака перепастерначить”.

Пастернак явление для русской литературы сакральное: он – Поэт.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Мое понимание поэзии Пастернака