Модернистские варианты в литературе Германии 50-х годов ХХ века



Модернизм, между прочим, низводит социальную литературу до определяемого биологическими закономерностями, лишенного социальных связей образа человека. В 60-е годы Дитер Веллерсхоф (род. в 1925 г.) и приверженцы основанной им “кельнской школы нового реализма” старались по-новому сформулировать подобные тенденции. Под влиянием его теории “нового реализма” находились такие авторы, как Ю. Бекер, Г. Эльснер, Р. Д. Бринкман и Г. Хербургер.

По литературной концепции Веллерсхофа, “место универсальной модели бытия и вообще всех общих

представлений о человеке и о мире занимает чувственно-конкретный опыт, современная повседневная жизнь в ограниченной сфере”. Подобных же взглядов придерживался и Вальтер Хеллерер. Задача писателя, говорил он, показывать жизнь такой, “какая она есть”, для “фиксации и проникновения в скрытый смысл” 36 и раскрытия неизвестного в известном.

Из перспективы отдельных персонажей, из их субъективности надо охватывать реальность и отображать ее в ее объективности. Результатом этого чаще всего было низведение “реальности” до отдельных наблюдений и их описаний, отрыв человека от его социальных

связей, чрезмерное акцентирование его биологических и психических свойств.

Направленность на повседневную реальность имела, несомненно, положительное значение. И все-таки авторы “кельнской школы” шли весьма различными путями. Это уже проявилось в вышедших по инициативе Веллерсхофа антологиях прозы: “Один день в городе” (1962) и “Конец недели” (1965), где шесть авторов варьировали одну и ту же тему, а также в “Предзнаменованиях” I и II (1962, 1963).

Гизела Эльснер (род. в 1937 г.) в своих романах “Карлики-гиганты” (1964), “Подрастающее поколение” (1968), “Запрет на прикосновение” (1970), а также Рената Расп (род. в 1935 г.) в романах “Неудавшийся сын” (1967), “Зигзаг” (1979) и Pop Вольф (род. в 1932 г.) в романах “Пильцер и Пельцер” (1967), “Продолжение доклада” (1967) изображали гротескно искаженные мелкобуржуазные образцы поведения героев, которые должны были восприниматься как символ подвергающегося манипуляции бытия. Человек в своем существовании, своем поведении оторван от социальной действительности, безвозвратно отдан во власть своим инстинктам, воспринимается как некая биологическая функция; общественный механизм теряется во мгле,

Общественное трактуется как следствие инстинктивного поведения. Такое изображение человека, напоминающее натурализм, получило большую поддержку. За роман “Карлики-гиганты” Г. Эльснер получила учрежденную ведущими издательствами западных стран премию “Формен-тор”; до 1969 года книга была переведена на 14 иностранных языков.

Большее отражение явления и факты повседневной жизни получили в романах и рассказах Рольфа Дитера Бринкмана (1940-1975) “Объятие” (1966), “Никто не знает больше” (1968), “Гусеничный путь” (1969); Гюнтера Зойрена (род. в 1932 г.) “Решетка” (1964), “Лебек” (1966), “Праздник каннибалов” (1969); Хуберта Фихте “Палитра” (1968) и Гюнтера Хербургера (род. в 1932 г.). У Зойрена, Фихте и Хербургера жизненные обстоятельства частично изображаются в их конкретных исторически-общественных проявлениях. Но и здесь выступают черты биологически ограниченного образа человека: так, например, сексуальные крайности изображаются как современный прототип протеста.

Человека рассматривают большей частью как безвольный сгусток сексуальных и агрессивных инстинктов, это особенно характерно для произведений Бринк-мана. Сверхиндивидуальное стимулирует лишь развязывание агрессивности. Такое изображение человека связано с определенными результатами исследований поведения, которые объясняли общественные связи биологическими механизмами.

Таким образом Бринкман хотел наглядно показать последствия лишенного человечности бытия.

Юрген Бекер (род. в 1932 г.) пытался скомбинировать частицу реальности и произвольные ассоциации и перенести в прозу образцы, созданные в конкретной поэзии (262). Непосредственно повествование здесь полностью отсутствует, тексты растворяются в графических схемах.

Петер Хандке (род. в 1942 г.) создал себе после выступления на заседании “Группы 47” в Принстоне (США, 1966) ореол скандалиста и бунтаря. Буржуазной литературной критикой он был сразу же вознесен как выразитель нового и неподражаемого.

В прозаических произведениях Хандке “Шершни” (1966), “Коммивояжер” (1967), “Страх вратаря перед одиннадцатиметровым” (1970), “Внутренний мир внешнего мира внутреннего мира” (1969), “Короткое письмо к долгому прощанию” (1972), “Час истинного восприятия” (1975) заметно влияние художественной манеры “нового романа” и структурализма. Детальнейшее описание обнажает духовное одиночество, потерянность человека. Это достигается по преимуществу путем формального языкового эксперимента, который должен отражать процесс развития манипулированного сознания.

В своем эссе “Я обитатель башни из слоновой кости” (1972) Хандке решительно высказался против литературы, которая связана с политикой.

В конце 50-х и в начале 60-х годов в литературу вошли писатели, чьи биографии в основном определялись западногерманской действительностью. Среди них были Петер Фэкке (род. в 1940 г.): “Поджигатели” (1963), “Красный Милан” (1965); Хуберт Фихте (род. в 1935 г.): “Бегство в Турку” (1963), “Сиротский приют” (1965); Александр Клюге (род. в 1932 г.): “Жизненные пути” (1962), “Описание битвы” (1964); Ганс Фрик (род. в 1930 г.): “Брайни-тер, или Другая вина” (1965), “План Стефана Камински” (1967); Отто Егерс-берг (род. в 1940 г.): “Ладан и ржаной хлеб” (1964), “Милые люди” (1967); Кай Хофф (род. в 1924 г.): “Бедельштедт, или Сосиски по-бюргерски” (1966), “Честный человек” (1967) ; Ганс Юрген Фрелих (род. в 1932 г.): “Да все равно!” (1963), “Рыночный погребок” (1967). Многие из них обращались к темам фашистского прошлого, которое отражено в переживаниях их детства.

Некоторые из этих авторов, такие, как П. Фэкке, Г. Фрик, X. Фихте, попали под влияние новых модных течений и создавали произведения в духе стилистической и концептуальной случайности. Другие полностью отказались от литературной деятельности или, как, например, А. Клюге, писавший поначалу прозу, стали работать только в кино или на телевидении.

В отличие от них такие писатели, как Петер Хэртлинг и Габриэла Воман, нашли свой собственный стиль и свою тематику. П. Хэртлинг (род. в 1933 г.)

Дебютировал стихотворными сборниками “Поэмы и песни” (1953), “Остановки Ямина” (1955), “Под фонтанами” (1958), “Дух зеркала, дух зеркала” (1962), в которых он изощренными стихами и игрой фантазии создает поэтический мир, имеющий мало общего с реальной действительностью. Этой основной концепцией, согласно которой поэзия не способна отобразить ужасы жизни, объясняется полемика Хэртлинга с Эрихом Фридом в связи с его стихами о Вьетнаме.

Петер Хэртлинг, в прошлом один из издателей журнала “Дер монат”, а в 1968-1973 годах руководитель издательства “С. Фишер”, избрал ведущей темой своей прозы попытку осовременить историю.

Он предпринял ее в романе “Нимбш, или Затишье” (1964), образцовым и противоречивым героем которого избран Николаус Ленау, чтобы на материале его биографии дать понять, что такое шаг из времени, что такое “парение по ту сторону времени”. В романе “Янек” (1966), портрете-воспоминании, он пытается передать ощущения и впечатления юности, которые, однако, даны прежде всего с точки зрения вспоминающего. В “Семейном празднике, или Конце истории” (1969) в центре вроде бы стоит швабский эмигрант XIX столетия, но подлинная тема романа – это создание истории и действительности.

С романом “Гельдерлин” (1976), который следует понимать не как биографию, а как приближение к ней, историческая действительность приобретает еще большее значение. Гельдерлин изображен в социологических и психологических детерминантах своего становления и крушения, в контексте немецкой истории. В “Цветтл. Проверка одного воспоминания” (1973) речь идет о невозможности реконструировать действительность из воспоминаний.

Роман “Женщина” (1973) рассказывает о попытке эмансипации одной буржуазной дамы.

Габриэла Воман (род. в 1932 г.) в своих романах и повестях “Сейчас и никогда” (1958), “Победа над сумерками” (1960), “Прощание надолго” (1965), “Сельский праздник” (1968), “Облава” (1970), “Все для галереи” (1972) точно и глубоко регистрирует повседневные события жизни мелкой буржуазии, чьи жестокие черты схвачены острым взглядом в отдельных эпизодах.

В романе “Серьезное намерение” (1970) рассказывается история одной женщины, которая, лежа на больничной койке, пытается по воспоминаниям распутать события своей жизни; это намерение терпит крах, остается только смерть.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Модернистские варианты в литературе Германии 50-х годов ХХ века