Мир природы в лирике Н. Заболоцкого

Н. Заболоцкий писал свои стихи в то время, когда человек активно вмешивался в законы природы, считал себя ее повелителем. Современникам поэта казалось, что для человеческого разума нет ничего невозможного. Грандиозные научные открытия позволили человеку по-другому посмотреть на мир.

Все эти процессы отразились в лирике Н. Заболоцкого. На протяжении всего творчества природа остается главной в его поэзии. В ранний период поэта волновали метаморфозы, бесконечные изменения и превращения, происходящие в природе.

В ряде стихотворений (“Лицо коня”, “В жилищах наших”, “Прогулка”) он обращается к философским проблемам окружающего мира.
Жизнь людей, живущих “умно и некрасиво”, противопоставлена нераскрытой мудрости природы. В мире природы нет разобщения, поэтому деревья могут превращаться в людей, а люди в деревья. Эти чудеса говорят о единстве всего живого.
В стихотворении “Лицо коня” очеловечен облик коня. Поэт чувствовал, что его современники погрязли в мещанстве, потеряли связь с природой. Между тем, именно в природе он находил высшую гармонию.

Его внимание привлекли научные открытия, которые позволяли делать фантастические прогнозы.
В тридцатые годы написаны стихотворения “Подводный город”, “Человек в воде”, “Школа жуков”, “Людейников”. В них воплощена мысль о бесконечном и беспрерывном движении материи, многообразии форм жизни. Поэт полагал, что в результате эволюции растительный и животный мир планеты поднимется до сознательного уровня. Конечно, сегодня эти стихи воспринимаются как утопия.

Но значение их в том, что, сохраняя связь с наукой, они полны поэзии, ярких красок, искренности.
Философские поэмы “Безумный волк” (1931), “Деревья”, “Птицы” (1933) развивают тему разумности природы, ее целесообразности. В заключительных стихах поэмы “Птицы” выражена основная для поэта мысль:
… Земля моя, мать моя, знаю
Твой непреложный закон. Не насильник, но умный хозяин
Ныне пришел человек во имя всеобщего счастья
Жизнь он устроит твою…
Н. Заболоцкий пришел к торжеству человека. По мысли поэта, он выражает разумность природы. Образ человека-творца проходит через стихотворение “Венчание плодами” (1932).

Это своеобразный гимн науке, знанию. Именно они позволят переделать природу:
Когда плоды Мичурин создавал,
Преобразуя древний круг растений,
Он был Адам, который сознавал
Себя отцом грядущих поколений.
Но поэт, вместе с тем, видит, что природа сама по себе противоречива и, наряду с разумом, заключает в себе злые, стихийные силы. Это противоречие, по мнению Заболоцкого, может разрешиться творческой деятельностью человека. Только человек может организовать хаос природы и стать ее “дирижером”.
Величественная картина северной природы создается в стихотворении “Север” (1936). Поэт прославляет подвиг челюскинцев, покоривших суровый край:
…И вся природа мертвыми руками
Простерлась к ним, но, брошенная вспять,
Горой отчаянья легла над берегами
И не посмела головы поднять.
Многие стихотворения Н. Заболоцкого о природе пронизывает особое ощущение – величие окружающего мира, во многом еще остающегося загадкой для нас:
Хочу у моря я спросить,
Для чего оно кипит?
…Это множество воды
Очень дух смущает мой.
“Вопросы к морю”, 1930
Для человека, которому кажется, что он освоил мир, природа загадочна и противоречива:
… Вся природа улыбнулась,
Как высокая тюрьма.
“Прогулка”, 1929
Поэт осознает, что на пути к познанию есть еще много преград.
На втором этапе творчества Заболоцкого природа предстает более “очеловеченной”. Это уже не слепая стихия.
В программном стихотворении “Я не ищу гармонии в природе” (1947) в отношении поэта к природе возникает и моральная проблема. Природа лишена понимания добра и зла, равнодушна к страданию. Она каждый день умирает и возрождается вновь (“Журавли”, 1948).

С другой стороны, отстраненность человека от природы волнуют поэта. В стихотворении “Слепой” неполное восприятие мира оборачивается “мраком души”.
Изображение природы теперь передается через психологическое состояние человека. В стихотворении “Гроза” (1946) тема наступления грозы переплетается с темой творческого вдохновения:
Я люблю этот сумрак восторга, эту краткую ночь
вдохновенья,
Человеческий шорох травы, вещий холод на темной руке,
Эту молнию мысли и медлительное проявленье
Первых дальних громов – первых слов на родном языке.
В стихотворениях, посвященных Грузии (“Храмгэс”, “Сагурамо”), поэт раскрывается перед нами по-новому, ярким творцом с обостренным чувством цвета. Он создает яркие декоративные картины осенней природы из “охры и белил”. А, наряду с подобными пышными картинами, Заболоцкий описывает простые и скромные пейзажи средней России.
Новая манера изображения природы связана с иным отношением к ней. Мир видится в “живых чертах”, в единстве с человеком. Природа проявляется уже не в философском, а в реальном пейзаже: перед нами “жук-менестрель”, “бабочка на пуантах”, “апрель в аксибантах васильков” (“Поэма весны”), “пуховый шарик одуванчика”, “твердый клинок подорожника” (“Я воспитан природой суровой”).

Здесь Н. Заболоцкий продолжает лучшие традиции классической пейзажной лирики Ф. И. Тютчева, А. С. Пушкина, Фета.
Главное открытие поэта – чуткое внимание к мельчайшим изменениям, превращениям природы на всех уровнях: от маленького растения к стихиям. Природа в его стихах живая, меняющаяся.
В своем отношении к природе Заболоцкий прошел важную эволюцию. Сначала он пытался освоить, понять, покорить ее разумом, в итоге же почувствовал и полюбил ее всем сердцем. Надеюсь, наше поколение последует примеру Заболоцкого и будет любить природу.



Мир природы в лирике Н. Заболоцкого