Мини-проект “Мы работу любим, что в творчество перешла” (М. Рыльский)



Свободнее дышалось поэту во время кратковременной “хрущевской оттепели”. В книжках второй половины 50-х – начала 60-х годов читатели снова встретились с настоящим Рыльским – поэтом Добра и Красоты, большим жизнелюбом-гуманистом.

Сборник “Розы и виноград” (1957) была одной из тех поэтических книжек, которые открывали новый период в развитии всей украинской литературы, вся она озарена тем светом, который характеризовал лирику “Синей дали”, лучшие произведения неоклассицистического этапа творчества писателя. Через символические образы роз и винограда глубоко и поэтически раскрыта радость полнокровного бытия человека, мудро показано, в чем заключается смысл, глубина его счастья.

Мы работу любим, что в творчество перешла, И музыку пылкую, которая нежно сердце давит. У счастья человеческого два равных есть крыла: Розы и виноград – красивое и полезное.

Образом поэзии “Третье цветение” исследователи характеризовали творчество поэта на склоне лет. М. Рыльский вот как раскрывает сущность этого образа: “Так кроткое то время садовники зовут, когда

собираются выше морского пути аисты и ласточки”. И дальше, как это присуще поэту, выделяются и другие детали осени: золотятся на ниве “созвездия копен”, “льется звон косы среди густых отав” и т. п. Именно в эту пору зацветают в третий раз розы. Эти детали готовят философский, правда, не лишенный и светлой иронии, вывод поэта:

Так посмотришь – и сердце аж замрет, А весьма как оно уже, к сожалению, старое – То ли подтоптанное… Держим в секрете, Почему мы, друг мой, цветение дорожим третьим!

Поэтическим шедевром можно назвать светлую элегию “Когда копают картофель…”. Снова, как и в предыдущем произведении, поражает щедрость предметных деталей, с помощью которых картина украинской осени возникает зримой, ощутимой.

Анафора “Когда копают картофель”, которой начинаются все четыре катрена, возвращает нас к хронотопу осени, а сам этот образ конкретизируется известными, будничными деталями, однако последние не снижают, а наоборот, поднимают поэтичность картины:

Когда копают картофель – стелется дым над землей, Листва летит восковатая, будто мотыльков рой, Пахнет грибами и медом, сыростью пахнет той, Что, прочь названия осень, нет имени ей.

Глубинное, психологическое настроение оттеняется образом журавлиного ключа, который “родным языком зовет в неизвестные края”. А отсюда – прямой параллелизм к задумчивому состоянию человека: “Грустью тогда счастливой полнится сердце человека, ветер, как старость повеял, кругом обвевает ее”.

Элегия написана 7 октября 1956 г., когда автор находился в Кракове. Эта дата свидетельствует о в самом деле украинском сердце поэта, который затужил за знакомой еще с детства волшебной порой украинской осени и создал удивительно поэтическую ее картину.

Сборник “Стая веселиков” (1960) уместила поэзию “Родной язык”, впервые прочитанную автором в предыдущем году на IV съезде украинских писателей и воспринятую общественностью как гражданскую акцию славного поэта, направленную против грубого давления русификаторов, уничтожение ими национальных культур.

Это произведение о неслыханных страданиях украинского языка, о насмешке, которую совершали над нашим словом “царевы шуты и палачи, рабы на ум и на характер”, которые прикладывали всяческие, самые черные усилия, лишь бы запрячь язык большого народа в ярмо, “и ослепить, и повести на черные торжища невидящую”.

Показывая издевательство имперских чиновников над украинским языком, поэт обращает внимание на пытку, которую он испытывал: ему вырывали язык, его зло топтали, бросали за решетки. Наш язык был порублен, посечен, как герой старинной думы Федор Безродный. И все же он не погиб, выжил, сохранил “свой дух величественно-достойный”.

М. Рыльский, будто выполняя завещание Большого Каменщика, всем своим творчеством показал богатство нашего слова.

От лица украинцев он перед всем миром еще раз утвердил жизнь нашего языка.

Как гул столетий, как шум веков, Как бури дыхание – родной язык. Весеннее благоухание листков, Сурьма похода рассветная, Неволи стон, воли пение, Жизнь духовного основа.

На склоне лет поэт высказался образно о несравненной суггестивной (от лат. – влияние, внушение) силе искусства (стих “Поэтическое искусство” в сборнике “В тени жаворонка”, 1961). Настоящая поэзия это такая высокая простота, “такое единение точных слов”, которые не принимают тщеславия, лицемерия, любой фальши. Настоящая поэзия – это раскрытие “глубинной сути жизненных явлений”. Так вот, обращаясь к художнику, к себе самому, М. Рыльский провозглашает:

Слова должны быть покорны Чувствам и помыслам твоим, И рифмы должны быть верные, Как друзья в подвиге святом.

“Место поэта в украинской и мировой культуре”.

Свыше 50 лет звучал голос М. Рыльского, и имеем все основания характеризовать эти десятилетия в украинской поэзии как его эпоху. Поэт-Лирик, автор многочисленных лиро-эпических циклов и поэм, вдумчивый интерпретатор поэзии Александра Пушкина (лирика, “Евгений Онегин”, “Медный всадник”, “Бахчисарайский фонтан”), Адама Мицкевича (“Господин Тадеуш”), Михаила Лермонтова (лирика), Вольтера (“Орлеанская дева”). Вместе с Петром Карманским перевел на украинский язык первую часть “Божественной комедии” Данте Алигьери. Ему принадлежат переводы многих шедевров французской классической поэзии и драматургии – кроме упомянутой поэмы Вольтера, еще и произведений Никколо, Пьера Корнеля, Жана Расина, Жана Батиста Мольера, Виктора Гюго.

Рыльский осуществил прекрасный перепев “Слова в полка Игореве”. Беспокоясь о пополнении национального оперного репертуара, он создал украинские либретто многих опер европейских композиторов.

Максим Рыльский был несравненным мастером слова, все его переводы достигают уровня оригиналу. Ощущение духа и стиля подлинника никогда не предавало его, поэтому на украинском языке легко и прозрачно звучит звонкий пушкинский ямб, естественно звучат саркастически-иронические вольтеровские строки, вспыхивают страстные эмоции Адама Мицкевича задушевные раздумья Янки Купалы.

Ученый-Академик пропахал глубокую борозду на ниве фольклористики и литературоведения, этнологии и искусствоведения. Ему принадлежат такие основательные исследования, как “Украинские думы и исторические песни”, “Украинская поэзия дооктябрьских времен”, “О поэзии Тараса Шевченко”, “Художественный перевод с одного славянского языка на другой”, “Природа и литература” и прочие.

Богатейшее творчество М. Рыльского – это целый художественный мир, где, по словам Дмитрия Павлычко, много страстей, где гудят автострады дружбы, где тлеют звезды любви, где стоят памятники народным гениям.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Мини-проект “Мы работу любим, что в творчество перешла” (М. Рыльский)