Мицкевич и Пушкин: жизненные и творческие пути



Мицкевич и Пушкин. Кроме общего настроения идейного пафоса – свободолюбивого духа свободы и борьбы – все сонеты цикла объединяет и сквозной образ лирического героя, путешественника, пилигрима, который потерял Родину, друзей, любовь любимой и обречен на вечные странствования далекой чужбиной. Стараясь осмыслить трагические разногласия собственной судьбы, постичь смысл своих моральных запросов и духовных порываний, он ищет созвучие собственным мыслям и чувствам в буревых стихиях, в величественной красоте горных видов, в перипетиях исторического течения человеческой жизни, его прошлого и современности.

В этом ему помогает Мирза, фигура которого сопровождает лирического путешественника в качестве наставника и духовное руководства, раскрывая ему глубинное, символическое содержание языка, которым природа разговаривает с человеком. Немало исследователей творчества обоих поэтов считают, что в фигуре пилигрима Мицкевич изображает собственный образ, тогда как за фигурой Мирзы он скрывает те впечатления, которые ему навеяли раздумья о Пушкине, о его пребывании в Крыму,

а также и о его отношениях с Каролиной Собанской, благосклонность которой русский поэт получил раньше от Мицкевича.

Каролина Собанска, которая за иронией судьбы стала “полицейской музой” “Крымских сонетов” А. Мицкевича, познакомилась с Пушкиным зимой в 1821 году в Киеве, где отслеживала связи росийско-польских подпольных организаций. ей удалось проявить контакты А. Пушкина с декабристами, а также установить каналы связи северного и южного крыла русских декабристов, которые, в сущности, инициировало начало широкомасштабного полицейского расследования.

Интересно, что в том же 1821 году в рукописи “Кавказского пленника” Пушкин делает черновые записи плана будущей “адской” поэмы, вписывая туда такие поэтические строки:

Изобразили тоже пропастей глубоких,
Где в мучениях вечных и жестоких.
Где слез во мраке льются реки,
Откуда изгнаны навеки,
Надежда, мир, любовь и сон,
Гдє море адское клокочет,
Где, грешника внимая стон,
Ужасный сатана хохочет.

На сопредельном листе размещен рисунок, на котором обрисован сатанинский балл, а посреди разнообразной адской нечисти – ведьма, портрет которой поразительно напоминает черты лица Каролины Собанской.

Мистика, но этот образ из пушкинской рукописи символически перекликается с образом адской пропасти, смотреть в которую предостерегает пилигрима Мирза, хотя ученик и не прислушивается к совету своего учителя:

Мирза

Молись, попусти половодье, отвернися,
Здесь лошадиным имеешь ты довериться ногам:
Это конь-умница! Он избирает сам
Безпечнейшую тропу; взгляни – укляк, поднялся,
Повис над скалой!
Наземь не смотри,
Так как глазом дна никак не достигнешь ты там,
Рукой не махай – не даны крылья рукам! –
даже мысль ты пускать берегись,
Будто бедный якорь в неведомую глубину:
Не зацепившийся, в водоворот жахну
Потащит лодочки тот якорь к смертной казни.

Путешественник
Я, мирза, посмотрел!
В отверстие то земное
Я видел… что такое – по смерти расскажу,
Так как языком живых того не рассказать.
(Дорога над пропастью в Чуфут-Кале)

После подавления восстания декабристов на Сенатской площади в 1825 году было арестовано несколько раскрытых Собанской поляков-связистов, свидетельство одного из которых разрешили дополнительно провести целый ряд арестов. Впрочем, ни одних компрометирующих свидетельств против Мицкевича агентурная группа Витта не подала. Возможно, поэта спасла именно искренность его чувств к Каролине?

За некоторыми свидетельствами, Мицкевич догадался о настоящих намерениях своего окружения и вел себя осторожно, по крайней мере в официальном рапорте Витт докладывал, что убедился в политической благонадежности польского поэта, после чего Мицкевич был назначен чиновником к канцелярии московского генерала-губернатора Дмитрия Голицина.

Удивительно, но и Пушкин продолжал любить Каролину. В 1829 году Собанская снова встретилась с А. Пушкиным в Петербурге и 5 января 1830 года он вписал в ее альбом два стиха, которые считаются непревзойденными шедеврами русской лирики:

“Я вас любил; любовь еще быть может
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть вас это не тревожит,
Я не хочу печалить вас ничем….
и

“Что в имени тебе моем?
Оно замрет, будто всплеск печальный
Морской волны в берег дальний,
Будто гук ночной в леса глухом…

Приметой признаком стиха “Я вас любил…” есть то, что лирическое чувство, которое в нем звучит, высказано чрезвычайно немногословно, но удивительно афористически и выразительно. В стихе почти нет сложных образов, метафор и эпитетов, которыми по обыкновению поэты изображают свои чувства, адресованные любимой, но однако образ любви, который возникает из строк стиха, преисполнен волшебной поэтичности и привлекательности, необыкновенно светлой грусти, кульминацией которого есть два заключительные строки, которые считаются чуть ли не самыми поэтичными во всей русской любовной лирике XIX ст.

Я вас любил так нежно так, безмятежно,
Как дай вам бог, любимой быть другим!

Любовь к Каролине Собанской, воспетая Пушкиным в стихах “Я вас любил…” и “Что в имени тебе моем?..”, нашла отображение и в других произведениях поэта, в частности в “Каминном госте” с его донжуанскими мотивами и в образе прекрасной полячки Марины Мнишек из трагедии “Борис Годунов”. Того же 1830 года, когда Пушкина вписал в альбом Собанской свои знаменитые стихи, он окончательно убедился, что эта женщина его не любит. Именно в этот год Пушкин пишет и восьмую главу “Евгения Онєгина”, в которой Онегин признается в любви к Татьяне…

Мицкевич, который после приезда в Одессу попал в любовные сети Каролины, также посвятил ей один из знаменитых своих стихов “Неуверенность”, который считается одним из наиболее завершенных шедевров польской лирики. Положен на музыку, он и сегодня выполняется польскими бардами:

Ради тебя даже смерть была бы легкой,
В ад я подался бы для твоего покоя,
Хотя не имею сил сердцу приказать –
И твоим здоровьем и покоем стать;
Сушит мне мозг тот лихой вопрос:
Или это только дружба, а или это любовь?

В 1832 году в Дрездене Собанска в качестве агента под прикрытием проникает в центры польской эмиграции. ей удается подобраться к руководителю экспедиционного корпуса повстанцев Юзефа Заливского. При попытке перейти русскую границу все семьдесят его агентов были арестованы. Один из них был повешен, а другие отправлены в ссылку в Сибирь.

Того же года она снова увиделась с Мицкевичем, который написал в ее честь драму об “графине Каролине” – польской патриотке, которую преследуют и царская полиция, и польские повстанцы, которые не понимают настоящих мотивов ее действий.

Пройдет лишь год, и зимой 1833 года в Париже славный французский писатель Оноре Бальзак получит анонимное любовное послание от поклонницы его таланта из далекой Украины. Автором этого послания окажется Эвелина Ганска, в девичестве Ржевуска… – младшая сестра Каролины Собанской. Каролина увиделась с Бальзаком в Париже, когда тот, незадолго до смерти, вступил в брак с ее сестрой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Мицкевич и Пушкин: жизненные и творческие пути