“Маяковским разрешается элементарная и великая проблема поэзии для всех, а не для избранных”



О. Э. Мандельштам, назвав поэзию В. В. Маяковского “для всех, а не для избранных” был абсолютно прав, потому что писал “о времени и о себе”. Его поэзия была актуальна и тогда, но что удивительно, она актуальна, современна и сегодня.

Маяковский творил в удивительное время. Время трагедий, разъединивших отцов и детей, время фантастических прогнозов, святой и часто наивной веры в человеческое братство, мир во всем мире: “Хоть раз бы увидеть, что вот, спокойный, живет человек…” Мы тоже хотим в это верить. Эта вера сближает поколения.

Мы имеем право рассматривать лишь стержневые вопросы творчества Маяковского, опуская те его просчеты, заблуждения, которые породило его время, о которых мы не можем судить, так как это уже история.

В последнем своем произведении “Во весь голос” Маяковский сказал: “Я сам расскажу о времени и о себе”. У Владимира Высоцкого есть такие слова: “…добро всегда остается добром, в прошлом, будущем и настоящем”. Для человека во все века непреложные истины добра, справедливости, честности были ориентиром в жизни и верой в

саму жизнь.

Смысл творчества поэта можно определить первыми строками поэмы “150 000 000”:

И идея одна у нее –

Сиять в настающее завтра.

Но каким образом?

В диком разгроме

Старое смыв,

Новый разгромим

По миру миф.

По-новому сейчас читаются эти строки! Пророчествовав одно, поэт, сам того не подозревая, предсказал совсем другое. Мы действительно создали лишь новый миф.

Гром разодрал побережий уши,

И брызги взметнулись земель за тридевять,

Когда Иван,

Шаги обрушив,

Пошел

Грозою вселенную выдавить.

Вот так и получается, что, рассказывая о себе, он рассказал и о нас, правда, смысл эти слова в конце века приобрели другой. Невозможно “рай” будущего возвести на “трупе” прошедшего. Интересно читать сейчас заключительную часть этой поэмы про “Октябрьской революции сотую годовщину”.

Не получилось всемирного торжества по этому поводу.

В первоначальном варианте эта поэма была названа “Былина об Иване”. Она, действительно, сегодня читается как фантастическая сказка, но уже о прошлом. Что интересно, поэма “Пятый Интернационал” имела первоначальное название “Тридевятый Интернационал”.

Говорят, что в истории все повторяется по спирали. В это действительно веришь, когда читаешь такой его плакат из “Окон РОСТА”:

Только уголь даст хлеб.

Только уголь даст одежду.

Только уголь даст тепло.

А угля добываем все меньше и меньше.

Как выйти из этого положения?

Делайте предложение!

Не сегодняшний ли это день? Разница лишь в том, что плакаты теперь никто не читает, как и самого Маяковского. Победа революции внушила неоправданный оптимизм в отношении дальнейших побед.

Но человечество без проблем никогда, наверное, не останется. Безработица, низкий уровень жизни, низкая заработная плата, плохие жилищные условия, бюрократический произвол в органах власти, хотя уже и не советской, – вот вопросы, которые решаются и по сей день, а вернее всего, не решаются. Разве не о нас, сегодняшних, эти строки:

Слава, Слава, Слава героям!!!

Впрочем,

Им

Довольно воздали дани.

Теперь

Поговорим

О дряни…

И нечего нам сейчас добавить к его фразе: “Дрянь пока что мало поредела”. А вот мудрое политическое пророчество Маяковского-экономиста:

На арену!

С купцами сражаться иди!

Надо счетами бить учиться.

Пусть “всерьез и надолго”,

Но там

Впереди

Может новый Октябрь случиться.

Читай – “август”. А “Прозаседавшиеся”? А “Бюрократиада”?

Для сокращения штатов избирается “тройка”, “тройка” выделяет “комиссию и подкомиссию”, “комиссия” расширяет штат “сверхштатной сотней”, вопрос обсуждают на пленуме, слушают, постановляют. Только наших штатных современников вся страна вместо работы с утра до ночи слушает. Теперь мы, благодаря телевидению, всей страной заседаем.

Бумага взад.

Бумага вперед.

По проторенному другими следу

Через замзава проплыла к преду.

Пред в коллегию внес вопрос…

Гротеск “Прозаседавшихся” убийственный, обнажающий абсурдность поведения людей, тратящих все время и энергию на бесконечные пустые заседания, например на заседание по поводу “покупки склянки чернил Губкооперативом”. Разве мало в нашей жизни аналогичных пустопорожних заседаний? Декреты, постановления, заседания, а “воз и ныне там”.

О, хотя бы

Еще

Одно заседание

Относительно искоренения всех

Заседаний!

Бюрократия во все времена умела быстро менять свое лицо, надевать новую маску, иными словами, приспосабливаться:

Рой чиновников с недели на день

Аннулирует.

Октябрьский гром и лом,

И у многих даже

Проступают сзади

Пуговицы

Дофевральские с орлом.

Да и наш сегодняшний “Хулиган” все тот же:

Смотрит – кому бы заехать в ухо?

Что башка не придумает дурья?!

Бомба из безобразий и ухарства,

Дурости, пива и бескультурья.

Вот какие слова Маяковского хорошо бы сделать сегодняшним лозунгом:

Пора топором закона

Отсечь гнилые дела и речь!

В “Стихотворении о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе” поэт опять прав:

Что бабе масштаб грандиозный наш?!

Бабе грязью обдало рыло,

И баба,

Взбираясь с этажа на этаж,

Сверху

И меня,

И власти крыла.

Действительно, “почему это о грязи на Мясницкой вопрос никто не решает в общемясницком масштабе?!”. “Резолюцию” Маяковского из стихотворения “Бюрократиада” также можно считать резолюцией наших дней:

По-моему,

Это

– с другого бочка –

Знаменитая сказка про белого бычка.

Считается, что каждый великий поэт должен пережить сперва непризнание, потом признание, потом забвение, а затем возвращение читателя к себе, к своему творчеству. Похоже, это сказано как раз о Маяковском, которого часто называли поэтом будущего времени. Сейчас он понятен, как никогда.

Его будущее наступило, и Маяковский конечно же, поэт для всех, а не для избранных.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Маяковским разрешается элементарная и великая проблема поэзии для всех, а не для избранных”