Майская ночь или утопленница характеристика образа Паночка-русалка, утопленница



Панночка-русалка, утопленница, – героиня старинной легенды, которую в 1-й главе рассказывает своей возлюбленной “формально-главный” герой повести, бандурист Левко. Позже, в 5-й главе, – волшебная помощница Левко. П.-Р. у Гоголя должна напомнить читателю и о фольклорной традиции (недаром впервые она появляется в “обрамлении” местной легенды), и о таинственно-эротических нимфах немецкого романтизма, и об оперных персонажах.

Указывая на брошенный дом возле леса (в 1820-е гг. шел спор о том, какими “нимфами” были русалки, речными

или лесными), Левко передает своей возлюбленной Ганне “сказ” старых людей. Некогда у вдового сотника была дочь, ясная панночка, “белая, как снег”; пообещав дочери, что будет холить ее по-прежнему, сотник приводит в дом новую жену, румяную и белую. “Ведьмовство” мачехи несомненно; в первую же ночь в светлицу падчерицы прокрадывается страшная черная кошка с горящей шерстью и железными когтями; отрубив кошке лапу отцовской саблей, П.-Р. наутро замечает, что рука у мачехи замотана тряпкою. Отца как будто подменяют; на пятый день он выгоняет дочь “босою” и без куска хлеба; оплакав “погибшую
душу” отца, та бросается с высокого берега в реку – и становится главною над утопленницами, которые в лунную ночь выходят в панский сад греться на месяце.

В одну из таких ночей они утаскивают ведьму под воду, но та обращается в одну из утопленниц. С тех пор каждую ночь П.-Р. собирает всех русалок и заглядывает им в лица, стараясь угадать ведьму. “И если попадет из людей кто, тотчас заставляет его угадывать, не то грозит утопить в воде”.

Приурочив действие повести к “недавней” послеекатеринин-ской старине с ее безопасной демонологией, а не к давним временам (которым принадлежит П.-Р.) с их “взаправдашней”, погибельной чертовщиной, Гоголь должен был избрать счастливую развязку и невольно соотнести свою П.-Р. с балетными нимфами начала XIX в. Левко, переживший потрясение (выясняется, что отец не дал согласие на брак с Ганной, поскольку сам имеет на нее виды), мстит отцу-обидчику, инсценировав “бесовские” игрища. Затем он приходит к заброшенному дому П.-Р. Левко не верит “бабьим” россказням; на нем вывороченный тулуп, – но это не знак настоящего оборотничества, а всего лишь “маскарадный костюм”, который был необходим для мести отцу. Да и сама месть “парубка”, в отличие от русалочьей мести мачехе, была всего лишь игрой.

Однако в свете странной ночи старый дом словно преобразился; “странное, упоительное” сияние, запах цветущих яблонь, мелькнувший в окне белый локоть сливаются в мертвенно-прекрасный лунный образ. Левко не может удержаться, чтобы не заиграть на бандуре и не запеть. Перед ним – П.-Р.: “Парубок, найди мне мою мачеху!” Русалки затевают игру в ворона; в отличие от той, которую устроили в селе парубки, эта обрядовая игра – серьезна; та утопленница, которая сама вызывается быть вороном, чтобы “отнимать цып ленков у бедной матери”, и есть – ведьма.

Мачеха схвачена; отныне П.-Р. свободна от наваждения, русалочье уныние покидает ее; Левко награжден и возвращается с подаренной ею запиской от “комиссара” к грозному отцу с приказом немедленно женить сына на Ганне.

Повесть, начавшаяся разговором героев о звездах как ангелах Божиих, глядящих из своих окошек, и о пасхальной победе над темными силами, завершается мысленным пожеланием Левко: “Дай тебе Бог небесное царство, добрая и прекрасная панночка…” Это пожелание полностью расходится с церковной традицией (самоубийц далеко не всегда отпевают и не хоронят в церковной ограде), но совпадает с полуфольклорным образом рая, каким его воображают герои “Вечеров”. В этом раю (где небо подобно “надземной” реке) не просто может найтись место для доброй П.-Р., которая тоже смотрит на мир из своего светящегося “окошка”, но ей необязательно и расставаться с “русалочьим” обликом: “Пусть тебе на том свете вечно усмехается между ангелами святыми!”


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Майская ночь или утопленница характеристика образа Паночка-русалка, утопленница