Лорелея – единственный образ Гейне, ставший нарицательным



Неслучайно о Гейне, когда не называют его имя, говорят “автор Лорелеи” или “создатель Лорелеи”. Между тем, это определение не вполне верно.

Во-первых, стихотворение под номером два в цикле “Возвращение на родину” в “Книге песен” не имеет названия. Имя героини только упомянуто в последней строчке.

Во-вторых, строго говоря, образ Лорелеи и сюжет стихотворения Гейне заимствовал у Клеменса Брентано, который и является создателем первой версии образа Лорелеи.

В споре о Лорелее Генрих Гейне в 1824 году победил всех своих

предшественников. Баллады уступили место лирическому стихотворению. Автор “Книги песен” не только устранил многие фабульные детали, но изменил ракурс восприятия легенды. В стихотворении Гейне нет локальной конкретности, просто Рейн, а не Рейн возле Бахараха.

У Гейне отсутствует епископ как действующее лицо, а вместе с ним исчезли и христианские молитвы греха и раскаяния. Напротив, образ Лорелеи обрел языческие черты. Ее волшебное, завораживающее пение вызывает ассоциацию с сиренами.

У Брентано Лорелея не пела. Трижды в трех строках подряд употреблен эпитет “золотой”, что подчеркивает

не реальность, а сказочность происходящего. Впрочем, слово “сказка” произнесено уже в первой строфе. У Брентано сюжет не ирреальный, он на грани возможного и развернут как нечто несомненно состоявшееся.

Гейне подходит к сюжету со стороны, на дистанции. Нарочитый прозаизм начала, где речь идет о самом авторе, контрастирует с подчеркнуто поэтической подачей самой сказки и завершается несколько сниженной концовкой.

Таким образом, балладный сюжет повернут вовнутрь, он перестает существовать сам по себе, вне авторского сознания, ему придан лирический характер: он присутствует в стихотворении Гейне исключительно как предмет авторского переживания. В балладе Брентано в соответствии с жанровыми признаками – время прошедшее. У Гейне происходящее сиюминутно и вечно.

История Лорелеи в “Книге песен” утрачивает новеллистические признаки, становясь лишь внешним аналогом внутренней душевной жизни поэта. Лорелея у Брентано – персонаж, у Гейне – греза, иллюзия, символ любви, красоты, искусства. Гейневскому образу присуща таинственность, что и создает возможность его различных интерпретаций, продолжения и развития.

Для романтика изначально невозможна счастливая страсть. Свойственный романтическому сознанию разлад с миром сюжетно оформляется, как правило, в сумеречные загадочные истории о любви, влекущей за собою смерть.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Лорелея – единственный образ Гейне, ставший нарицательным