Лиризм и гражданственность поэзии А. Блока



Поэтические образы Блока нельзя рассматривать как простые отражения реальных объектов или как обычные метафоры и метонимии, просто нагруженные каким-нибудь абстрактным смыслом. Его образы всегда сохраняют как конкретный, так и абстрактный смысл, т. е. являются символами. Голубые видения, розовые горизонты, белые храмы над рекой в его ранних стихах – и желтый петербургский закат, лиловый сумрак, ночь, улица, фонарь, аптека в его поздних стихах, – все это одинаково сопротивляется истолкованию на одном только уровне значения, потому что

все это нагружено сложной полисемичной информацией.

Центральный образ ранней блоковской лирики (1901 -1902), образ Прекрасной Дамы, порой воплощает реальные черты Любови Дмитриевны Менделеевой, будущей невесты и жены поэта, но гораздо чаще это возвышенный символ Вечной Женственности. Само имя “Прекрасная Дама” содержит в своих ударных слогах два компактных звука “а”. Дистинктивный признак компактности обычно ассоциируется с ощущением простора, полноты, завершенности, величия, уравновешенности, силы и мощи.

Все эти и подобные ощущения можно свести к понятию устойчивости. Поэтому не приходится

удивляться, что в некоторых стихотворениях о Прекрасной Даме эти ударные “а” господствуют в первых же строках: “Она молода и прекрасна была…”, “Она росла за дальними горами…”, “Она стройна и высока…”, “Ты в поля отошла без возврата…”

Культ Вечной Женственности останется важнейшей темой поэзии Блока. Когда образ Прекрасной Дамы впоследствии замещается образом Незнакомки, Падучей Звезды, то все равно ее вид вызывает в поэте то же самое ощущение величия – заметим девять ударных “а” в следующей строфе:

И медленно пройдя меж пьяными, Всегда без спутников, одна, Дыша духами и туманами, Она садится у окна…

Влекущие розовые и голубые видения, дорога вдаль, алая заря, весь этот ландшафт ранней поэзии Блока создает впечатление иллюзорного мира “снов и видений”.

В поздней поэзии Блока вся модель его поэтического мира претерпевает коренные изменения. Русский сельский пейзаж сменяется видением “северной Венеции”, призрачного города Петра Великого, воспетого Пушкиным, Гоголем и Достоевским. Меняется и цветовая символика блоковской поэзии:

В эти желтые дни меж домами Мы встречаемся только на миг. Ты меня обжигаешь глазами И скрываешься в темный тупик… (6 октября 1909) В черных сучьях дерев обнаженных Желтый зимний закат за окном. (К эшафоту на казнь осужденных Поведут на закате таком…) (6 декабря 1911)

После 1904 г. все цвета у Блока становятся темнее и темнее. Светлые оттенки синего (“голубой” и “лазурный”) и красного (“розовый”) постепенно исчезают. Если в первом его томе лазурный цвет составлял 9,6% всей цветовой гаммы (а в “Стихах о Прекрасной Даме” – даже 13,3%), то после 1904 г. доля его становится ничтожной.

Частота упоминаний черного цвета в двух следующих томах нарастает, но доля белого остается относительно устойчивой, слегка понижаясь только в третьем томе. Это можно понять: просто символика белого цвета меняется. Это уже не цвет тех цветов, которые поэт бросает за церковную ограду, – это цвет смерти (“белая смерть”, “белый саван”) и цвет метели, снежной бури, в которой кружатся черные маски.

Полисемический символ метели становится центральным в стихах Блока 1907-1908 гг.; он проходит лейтмотивом через поэму “Возмездие” и достигает окончательной мотивировки в “Двенадцати”.

Вместе с цветовой образностью у позднего Блока изменяется и звуковая ткань стихотворений. Особенно заметны частые созвучия на диффузные гласные “у”, “ы”, “и”. Вспомним, что диффузность синэстетически ассоциируется с неполнотой, внутренней неуравновешенностью, слабостью и даже страданием – со всеми чувствами, которые можно обозначить общим понятием неустойчивость.

И вот уже ветром разбиты, убиты Кусты облетелой ракиты. И прахом дорожным Угрюмая старость легла на ланитах, Но в темных орбитах Взглянули, сверкнули глаза невозможным… И снится, и снится, и снится: Бывалое солнце! (3 октября 1907)

Итак, проанализировав работы ведущих ученых-блоковедов, мы в своей работе пришли к выводу, что тема исследования цветового и музыкального оформления Александром Блоком своих произведений неисчерпаема, требует более подробного рассмотрения с членением ее на подтемы для получения более полного научного результата. Этого можно достигнуть, при сотрудничестве с психологами, искусствоведами, проводя фоносемантический и фонетический анализы различных произведений поэта различных периодов творчества. Хочется надеяться, что данная работа послужит началом к проведению последующих исследований различных проявлений синестетизма в лирике великого русского поэта Александра Александровича Блока.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Лиризм и гражданственность поэзии А. Блока