Лермонтов как личность



Михаил Юрьевич не успел сказать своего последнего слова и поэтому некоторые стороны его жизни и личности оказались в тени. Однако общие исторические сведения, богатая разнообразными событиями и переживаниями жизнь Михаила Юрьевича и его разносторонняя литературная деятельность – дают обширный материал для выявления и характеристики особенностей личности поэта.

Как сын своей эпохи, Михаил Юрьевич, является, прежде всего, типичным представителем лучших передовых людей дворянского общества 30-х годов прошлого столетия.

В Михаиле

Юрьевиче, как и во многих типичных представителях 30-х годов, жило два человека, которые всю жизнь враждовали между собой и которые нашли полное примирение лишь со смертью самого Михаила Юрьевича.

Один из них – помещик, дворянин и гвардейский офицер; другой – представитель 30-х годов, эпохи безвременья и распутья, лучший человек своего времени, чутко реагировавший на события минувших столетий и современной эпохи.

Михаил Юрьевич, как помещик, отдавая дань прошлому и среде, его создавшим, безрассудно тратил на себя порой очень крупные суммы денег, содержал большой штат прислуги, посещал великосветские

вечера, – пустые и скучные, – увлекался дамами легкого поведения и кутил.

Михаил Юрьевич, как представитель лучших людей, был человеком постоянного и глубокого раздумья над самыми сложными вопросами жизни, был человеком, который оторвался от прошлого и не нашел настоящего, вечно мучился от разлада-мечты с окружающей действительностью и бичевал себя и смеялся на своим двойником – Михаилом Юрьевичем-помещиком.

Этой двойственностью своей личности, этим калейдоскопом своих душевных переживаний он полно и верно отразил современную ему эпоху и тем показал свою органическую связь с ней. Взятый отдельно, как личность, Михаил Юрьевич был, безусловно, талантливым. “Лермонтов, – пишет проф. К. И. Арабажин, – был сложной богато одаренной симпатичными чертами, высокодаровитой натурой”.

Мало этого, Михаил Юрьевич был глубоко начитанным и всесторонне развитым человеком.

Об его даровитости и всестороннем развитии говорят почти все его литературные произведения, а также его университетская работа, поражавшая профессуру разносторонностью запросов и богатым запасом знаний.

Источником даровитости поэта было неустанное и упорное искание абсолютной истины и красоты.

Искание – его натура, его родная стихия, источник его радости и горя. Искание – это вся жизнь, все творчество и вся личность Михаила Юрьевича.

Искание создало бессмертие Михаилу Юрьевичу, искание принесло ему преждевременную смерть. Эту основную черту своей личности, это вечное и самое сильное настроение, прошедшее лейтмотивом через всю жизнь, Михаил Юрьевич ярче всего выразил в стихотворении “Парус”:

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!

В начале своей литературной деятельности, под живым впечатлением тяжелых семейных драм, постоянных распрей его отца с бабушкой и отрицательных явлений, происходивших в окружающей действительности, Михаил Юрьевич переживал состояние человеконенавистничества; он уходил в себя, был замкнут и неразговорчив и свысока, а порой с презрением посматривал на окружающих.

Об этом настроении Михаил Юрьевич писал следующее:

Любил сначала жизни я

Угрюмое уединение,

Где укрывался весь в себя,

Боялся, грусть не утая,

Будить людское сожаление.

Счастливцы, мнил я, не поймут

Того, что сам не разберу я.

Но это настроение не удовлетворило Михаила Юрьевича; вскоре он отказался от него и остановился на любви к природе и в ней думал найти ответ на вопросы, вечно его тревожившие. Природа также не разрешила всех сомнений Михаила Юрьевича. Тогда он глубоко проникся любовью к Богу и написал ряд восторженных стихотворений религиозного характера.

Но и это настроение не успокоило, не примирило с жизнью, и он снова с невероятными усилиями бросился искать разрешения вопросов, его мучивших.

Смерть прекратила его много обещавшую жизнь раньше, чем он нашел себя.

Искания Михаила Юрьевича не прошли для него бесследно. Они развили его способности и обогатили его опытом. Большой природный ум Михаила Юрьевича в постоянных размышлениях над жизнью, среди чтения книг и наблюдения над окружающей средой, сильно развился и выковался в проницательно гибкий, а порой язвительный.

Большой ум делал его исключительным человеком своего времени и давал возможность подмечать и разоблачать такие стороны жизни, какие оставались незамеченными многими, даже выдающимися его современниками.

Богатое воображение Михаила Юрьевича в вечных поисках, в созданиях идеальных образов, в воспроизведениях красот природы и абсолютной красоты, также нашло обильную для себя пищу и к смерти Михаила Юрьевича выросло в неизмеримо великое творческое воображение и стало громадной ценностью личности Михаила Юрьевича.

Искания абсолюта произвели благотворное влияние и на нравственный облик поэта. Михаил Юрьевич стал еще более чутким, добрым и честным и благодаря этому не кривил душой даже тогда, когда мятущаяся натура бросала его на дно великосветской жизни. Однако эти же искания, когда они были неудачными, производили и отрицательное влияние на Михаила Юрьевича.

Они развили в нем меланхолическое настроение и порой приводили к пессимизму, граничившему с самоубийством.

Богато одаренная натура Михаила Юрьевича и эти особенности его личности сделали его крупным талантом, о котором можно сказать следующее:

Все дух в нем питало: труды мудрецов,

Искусств вдохновенных создания,

Преданья, заветы минувших веков,

Цветущих времен упования.

Мечтою по воле проникнуть он мог

И в нищую хату, и в царский чертог.

С природой одною он жизнью дышал.

Ручья разумел лепетание.

И говор древесных листов понимал,

И чувствовал трав прозябание;

Была ему звездная книга ясна,

И с ним говорила морская волна.

Такова в общих и главных чертах личность Михаила Юрьевича.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Лермонтов как личность