Ленский и Татьяна



В романе ” Евгений Онегин” наряду с центральным героем – Онегиным – ярко высвечены еще два персонажа – Ленский и Татьяна. Автор отзывается о них с очевидной симпатией, любовно рассуждает об их судьбах, посвящает им множество лирических отступлений. Отношения с этими героями – самые важные события в жизни Онегина (по крайней мере, из включенных в сюжет романа); кроме того, эти персонажи чрезвычайно значимы для понимания образа автора: с Ленским он связывает один из периодов своей жизни, Татьяна предстает как идеал, неизменно сопутствующий автору.

Оба героя – Ленский и Татьяна – вводятся в сюжет романа во второй главе, где описывается начало жизни Онегина в деревне. Этим подчеркивается их принадлежность к мирку поместных дворян и обозначается противопоставление их Онегину, столичному жителю. Онегин – представитель петербургской “золотой молодежи”, привыкший к светской жизни; Татьяна и Ленский – помещики, воспитанные “в глуши”, в узком кругу соседей (даже для Ленского, который учился в университете в Германии, жизнь, очевидным образом,

ограничивается пределами деревни). Онегин скучает “средь модных и старинных зал”, страдает от хандры; Ленский же и Татьяна не утратили пылкости чувств и не испытали разочарования в мире.

Зато Онегин способен трезво, холодно и насмешливо смотреть на жизнь, он знает истинную цену окружающим его людям и обстоятельствам, а Ленский и Татьяна плохо представляют себе действительность, они больше живут воображаемой жизнью, перенося в реальность книжные ситуации.

Ленский и Татьяна вызывают у Онегина сходное отношение: он смотрит на них свысока, улыбаясь незрелости своих молодых знакомцев (“Простим горячке юных лет // И юный жар, и юный бред”, – думает он о Ленском. “К беде неопытность ведет”, – предостерегает он Татьяну). Однако, несмотря на слегка насмешливое и снисходительное к ним отношение, Онегин может их понять и по-настоящему оценить.

Отношение автора к Ленскому и к Татьяне также похоже. Оба героя, безусловно, любимы. Однако интонация, с которой автор пишет о них, изменяется на протяжении романа, притом изменяется сходным образом.

Вначале в ней сочетаются симпатия и ирония. Автор насмешливо подражает речи Ленского, обозначает его вкусы перечнем поэтических штампов:

Он пел разлуку и печаль,
И нечто, и туманну даль,
И романтические розы;
Он пел те дальние страны,
Где долго в лоно тишины
Лились его живые слезы;
Он пел поблеклый жизни цвет
Без малого в осьмнадцать лет, –

И с улыбкой копирует язык романов, которые читает Татьяна: “Ты в руки модного тирана // Уж отдала судьбу свою”, “Ты в ослепительной надежде // Блаженство темное зовешь, // Ты негу жизни узнаешь, // Ты пьешь волшебный яд желаний”, “Везде, везде перед тобой // Твой искуситель роковой”; даже свидание Татьяны и Онегина автор описывает этим языком: “Блистая взорами, Евгений // Стоит, подобно грозной тени”.

Однако во второй половине романа интонация становится более серьезной, утрачивает легкость и насмешливость. Убитый на дуэли Ленский без тени иронии оплакивается автором; новым, трагически пронзительным смыслом наполняются прежде вызывавшие лишь усмешку литературные штампы: “Младой певец // Нашел безвременный конец! // Дохнула буря, цвет прекрасный // Увял на утренней заре, // Потух огонь на алтаре”. О Татьяне автор отзывается все более серьезно и восхищенно: в конце романа она названа “милым идеалом”.

Надо сказать, что оба героя оказываются удивительно значимыми в романе: их роль не ограничивается только участием в его сюжете. От них протягиваются нити за событийную ткань романа: образ поэта Ленского неизбежно вытягивает за собой образ другого поэта – автора (с одной стороны, противопоставленного Ленскому, а с другой – близкого и в чем-то родного ему). А за образом Татьяны смутно различается “та, которую автор не смеет тревожить лирой”.

Таким образом, роль Татьяны и роль Ленского в образной системе романа сходны. Похоже строятся отношения к ним автора и центрального героя. Однако этим их сходство исчерпывается. Глубинные различия между ними проявляются уже в их взаимодействии со средой.

Они оба порождены поместным дворянством, но относятся к нему по-разному: для Ленского неочевидна эта связь, соседи-помещики представляются ему идиллическим “домашним кругом”, приютом для скитальца, которым он себя воображает. Татьяна же осознает, что она – дитя этой среды (в письме к Онегину она объединяет и себя, и своих родных и соседей местоимением “мы”). Она унаследовала от нее сердечность и простоту (“А мы… ничем мы не блестим, // Хоть вам и рады простодушно”, – пишет она Онегину), однако ощущает свое одиночество и несходство с этой средой и с горечью жалуется: “Я здесь одна, // Меня никто не понимает”; она страдает и ненавидит свой круг (во сне соседи-помещики даже являются ей чудовищами).

Очень важная для Пушкина характеристика героя – это его отношение к природе.

Ленскому природа представляется лишь как перечень отвлеченных понятий (“он рощи полюбил густые, // Уединенье, тишину, // И ночь, и звезды, и луну”). Для Татьяны же природа – любимый друг, необходимый собеседник: перед отъездом из деревни она, “как с давними друзьями, // С своими рощами, лугами // Еще беседовать спешит”. Есть у Татьяны и постоянный спутник в природе – луна, при которой совершаются все важные для Татьяны события. Именно луну видит она в зеркале, выходя гадать, ее она замечает, говоря с няней о своей любви; “смотря на луну”, Татьяна задумывает письмо к Онегину, в “сумрак лунный” она посещает его усадьбу.

Наконец, именно с луной она сравнивается в VII главе романа.

Для Ленского же луна – только “небесная лампада, // Которой посвящали мы // Прогулки средь вечерней тьмы, // И слезы, тайных мук отраду…”

Еще одна важная черта героев, оказывающаяся судьбоносной для них, – это их отношение к действительности. Ленский отказывается видеть ее, считая, что где-то есть иная, лучшая жизнь. Он погибает при первой встрече с жизнью настоящей: чувствуя крушение своих представлений о ней (оказалось неправдой, что “друзья готовы // За честь его принять оковы // И что не дрогнет их рука // Разбить сосуд клеветника”), Ленский видит единственный возможный выход из сложившейся ситуации – выход, почерпнутый им из книг, – дуэль, где он должен либо умереть за свою честь, либо убить “развратителя”.

Для Татьяны же не бывает таких однозначных и бесспорных решений, ее постоянно терзают сомнения и поиски. И она способна правильно понять свою любовь к Онегину и не ожидать книжного развития событий. Она может переосмыслить, пересмотреть свое отношение к нему: если сначала он для нее может явиться только в двух ликах (“ангел-хранитель” или “коварный искуситель”), то позже она отвергает эту возможность однозначной оценки, пытается понять Онегина лучше, мучается вопросом: “Уж не пародия ли он?” – и, наконец, меняется с ним ролями в конце романа.

Только в связи с Татьяной в Роман вводится проблема нравственности, верности и долга. Героиня оказывается способна преодолеть свое чувство, каким бы сильным оно ни было, чтобы не нарушить клятв верности. Такие муки сильной натуры незнакомы Ленскому.

Примечательно, что главным качеством Ленского автор называет его “прямо геттингенскую душу”, в то время как Татьяна названа “русской душою”. Очевидно, нравственные искания, постоянную эволюцию человека Пушкин связывает именно с русской натурой. А Ленский, из-за своего нежелания узнать жизнь погибший в первом столкновении с нею, навеки остающийся неизменным, статичным персонажем, воспринимается как что-то чуждое русскому характеру.

Итак, Татьяна оказывается гораздо сложнее и глубже Ленского: она все время пытается понять настоящую жизнь, не подменяя ее своими представлениями о ней, как это делает Ленский; она способна принимать гораздо более сложные решения, чем он; наконец, она находится в постоянном изменении, нравственной эволюции, в то время как Ленский, так и не узнавший жизни, навсегда останавливается в своем развитии, “застывает”. Именно с Татьяной связываются важнейшие темы и проблемы романа, именно она предстает носителем русского в этом романе – “энциклопедии русской жизни”. Однако примечательно, что в конце романа вновь всплывает образ Ленского (неслучайно эти строки написаны его языком):

Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа…

Автор по-новому смотрит на своего героя, еще раз оценивает его (как Татьяна – Онегина), утверждая, что и в позиции Ленского есть определенная правота и что невозможно дать однозначную оценку такой натуре, как Ленский, и признать верной какую-либо одну точку зрения, один взгляд на жизнь.

Примечание: работа писалась в классе в течение четырех часов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Ленский и Татьяна