Кто является, по мнению Толстого, истинными героями?

Толстой раскрывает перед читателями еще один мир – мир Ростовых. На страницах романа появляется обаятельный образ Наташи Ростовой. Как описывает Толстой Наташу? “Тоненькие, оголенные руки и маленькие ножки в кружевных панталончиках и открытых башмачках”.

Эти ласкательно – уменьшительные суффиксы срываются как бы непроизвольно с пера Толстого: писатель создает образ детскости, радости, любви, счастья.

Все, что делает Наташа, кажется ужасно неприличным. Вот сестра ее Вера – абсолютно правильная девушка. Она “была хороша, неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный”, то, что она говорила, всегда было справедливо и уместно.

А Наташа по словам графини делает бог знает что: целуется с Борисом, за столом громко спрашивает, какое будет пирожное, заливается смехом видя, как танцует ее отец. Но Толстой любит Наташу и не любит Веру, Элен. Здесь Толстой ставит проблему противоборства интуитивного и рационального мировосприятий. Наташа приходит в роман не только как воплощение искренности и жизненности, противостоящих лживости и мертвенности света, но и как носительница толстовского идеала жизни без мук и исканий холодного разума, бросившего князя Андрея в безнадежную путаницу столкновений человеческих интересов.

Наташа живет не рассудком, а чувством. Непосредственность переживаний, ликующая радость жизни как бы не оставляют места для размышлений.

Разные бывают размышления и рассуждения и неодинаково отношение к ним Толстого. Пьер в салоне Шерер высказывает отношение к французской революции, а князь Андрей говорит о женщинах, о войне, о свете. Они не могут не мыслить, они живут не только личными интересами, но и интересами человечества. А вот Берг рассуждает только о том, что касается его одного.

Слово “Я” не сходит с его языка. Как Пьер и Андрей — “чужеродные тела” в салоне светских мертвецов, так Берг и Вера – мертвецы в доме Ростовых.

Толстой раскрывает перед нами еще один женский образ – княжны Марьи. Тяжело ей живется в доме отца, потому что он не понимает ее. Рассуждения о правилах рационального воспитания мешают ему проникнуть во внутренний мир дочери. душа княжны Марьи полна религиозным восторгом, а отец к тому же неумелый педагог, заставляет ее заниматься наукой, учить геометрию.

Уже само это сопоставление проникнуто тонкой толстовской иронией: точная наука – и вера, разум – и душа. Это несовместимо, это всегда в борьбе.

В романе изображены две войны: 1805 года, за границей и 1812 года, в России. Нельзя было показать вторую войну без первой. Толстой говорил: “Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав неудач и нашего срама…

Ежели причина наших неудач и нашего торжества была не случайна и лежала в сущности характера русского народа и войска, то характер этот должен был выразиться еще ярче в эпоху неудач и поражений”. “Характер народа” или “дух армии” – так говорит Толстой. И он хочет показать армию и поднять ее дух.

В романе появляются исторические фигуры – Кутузов, Наполеон, Багратион, Мюрат и другие. Образ Кутузова близок автору, он занимает в романе центральное место. В кампании 1805 года Кутузов хотел одного вывести русскую армию из пределов австрийских границ и, в конечном счете, выйти из этой ненужной войны. Через образ Кутузова Толстой передает свою неприязнь к парадности, к пышности одеяний и фраз.

Толстой хочет, чтобы мы видели Кутузова так, как видит его он сам и как видят его солдаты – “пухлое изуродованное раной лицо”, “улыбка глаз” (улыбка мудрого человека). В строю он видит не серую массу одноликих фигур, а узнает и выделяет отдельных солдат и офицеров. У Толстого возникает тема единения командующего с солдатами, тема единения личности с массой.

В маленьком эпизоде, когда Николай Ростов приветствует немца-хозяина дома, где он остановился на постой, начинает звучать один из главных мотивов эпопеи, возникает песнь единения человечества. Какими они обмениваются? Ростов: “Да здравствуют австрийцы!

Да здравствуют русские!” Немец: “И да здравствует весь мир!” В этом чувстве единения – высшая правда человеческого бытия. “Оба эти человека с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись”. Толстого волнует этот вопрос. Он видит грязь, мерзость, обман там, где люди разъединены, он видит чистую, может быть необъяснимую радость там, где люди сливаются в некое человеческое единство.

Толстой за каждым событием, за каждой личностью, за каждой жизненной проблемой видит даль. Он никогда не забывает о большой человеческой правде. В нем живет жажда неба.

Уже в начальных главах Толстой описывает первые бои.

Все время чувствуется, что у Толстого как бы два зрения, когда он смотрит на войну. С одной стороны он очень тепло, даже с любовью описывает солдатский быт, увлеченно – сражения, а с другой стороны, прорываются у него нотки ненависти к войне. И эта ненависть связана с одной из главных тем романа, выраженных в восклицании: “Да здравствует весь мир!”

Что же такое война? Что чувствует человек, когда он становится жертвой? Может ли полководец организовать побоище таким образом, чтобы обеспечить победу себе и поражение неприятелю?

Что такое героизм и как выглядят герои? Из сцепления образов вырисовываются ответы на эти вопросы, волновавшие художника и мыслителя. При описании Шенграбенского сражения Толстой крупным планом рисует фигуры Багратиона, князя Андрея, Тушина, Тимохина, Долохова, Жеркова, Николая Ростова и других солдат и офицеров.

Толстой размышлял в своем дневнике: “Как описать, что такое отдельное “Я”?” Он стремился найти своеобразие этого “Я”, а через понимание своеобразия описываемых личностей привести читателя к осознанию важнейших проблем общественного бытия. Тут важно и то и другое: личность как отдельное и личность как часть общего.

Но сама особенность личности лучше всего раскрывается в ее общении с другими людьми, в ее реакции на события, в ее социальной практике. Каким впервые предстает перед нами Тушин? “Маленький, грязный худой артиллерийский офицер… без сапог, в одних чулках”, неловко улыбается при виде вошедших адъютанта и штаб-офицера. У него большие, умные и добрые глаза.

Так Толстой рисует будущего героя. Но князя Андрея он привлекает. А для штабного офицера Тушин – просто командир, который распустил солдат, человек довольно смешной и неподдающийся увещеваниям.

Толстой рисует и других офицеров: Жеркова, дежурного штаб-офицера на эглизированной красивой лошади. Тушин пока смешен, а штабные офицеры чрезвычайно картинны. Но человек проверяется в бою, а не сейчас.

В сражении Тушин действует исходя из доверия к простому солдату. Тушин занят делом, его “я”, его мысли о самом себе выключены, поэтому, по мнению Толстого, это “я” увеличивается в своем значении (неприятель решил, что где была батарея Тушина, сосредоточенны главные силы русских).

Толстой продолжил в своем творчестве начатую Лермонтовым дегероизацию прежнего героя, с развевающимся знаменем скачущего на прекрасном коне по полю боя, и вместе с тем показал тот скромный, незаметный героизм простого человека, который и решал участь сражений. Тот же Тимохин, “красноносый капитан”, на которого не кричит лишь ленивый сыграл важную роль в сражении, неожиданно атаковав фрвнцузов. Тушин, Тимохин, солдаты выглядят перед начальством очень непрезентабельно, но грозны для неприятеля. но награды достаются не им, а Жерковым и Долоховым. Зато Жерков перед начальством храбр, а в бою труслив.

Тимохина и Тушина не замечал никто из начальства, кроме Кутузова и князя Андрея. Придет час, когда это единение с народом проявится в полную силу: во время войны 1812 года придворная свора во главе с царем будет отдавать Кутузову противоречивые приказания, втайне посмеиваясь над ним и тогда простые люди окажутся для него единственной и надежной поддержкой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Кто является, по мнению Толстого, истинными героями?