“Ксении” Гете и Шиллера



Когда в “Орах” и “Альманахе муз” появились новые произведения Гете и Шиллера, в которых отразился их культ античности, высокий гражданский и нравственный пафос, религиозный индифферентизм, против них начался поход со стороны ряда газет и журналов. Критики осуждали трактовку вопросов религии, политики, философии, эстетики и т. д. Гете и Шиллер решили дать противникам резкий отпор, подвергнув беспощадному бичеванию всю пошлость и бездарность современной им немецкой литературы.

Мысль о том, какую форму лучше всего придать этой критике, первым высказал Гете. В письме от 23 декабря 1795 года он сообщает Шиллеру: “На этих днях мне пришла в голову мысль написать эпиграммы на все журналы, каждую в одном-единствен-ном двустишии, вроде “Ксений” Марциала. Постараемся разработать эту идею и в следующем году поместим подобное собрание эпиграмм в вашем “Альманахе муз”.

Надо только написать их побольше и затем выбрать лучшие. Вот вам несколько на пробу” 2, Еще раньше Гете писал Шиллеру по этому поводу, что “если связать подобные вещи в пучок, то они горят лучше”.

Шиллер со своей стороны одобрил план своего друга и ответил ему 29 декабря 1795 года: “Мысль насчет “Ксений” великолепна, и ее надо осуществить”.

Начиная с декабря 1795 года, в течение восьми месяцев, оба поэта соревновались в создании эпиграмм; к каждому письму из йены в Веймар и обратно прилагались “Ксении” на просмотр, отзыв и дополнение. Иногда один предлагал тему, а другой придавал ей форму эпиграммы; иногда один писал первую строку, а другой – вторую; иногда один заменял первую или вторую строку двустишия своей строкой и т. п. Таким образом, совместными усилиями в период от декабря 1795 до августа 1796 года было написано около восьмисот эпиграмм, из которых четыреста четырнадцать были отобраны как наиболее удачные и опубликованы в “Альманахе муз” за 1797 год.

Эти “Ксении” включаются в полное собрание сочинений, как Шиллера, так и Гете, потому что они действительно являются плодом их совместного творчества. Когда после смерти Шиллера в немецкой печати поднялся спор относительно авторства тех или иных эпиграмм, Гете высмеял все филистерские рассуждения по этому вопросу. В беседе с Эккерманом 16 декабря 1828 года он говорит о “Ксениях”: “Такие друзья, как Шиллер и я, которые были связаны между собою долгие годы, имели одинаковые интересы, находились в ежедневном общении и постоянно обменивались мыслями, так сильно сошлись друг с другом, что о некоторых мыслях вообще нельзя сказать, принадлежат они тому или другому. Мы сочинили много двустиший совместно; часто я давал мысль, а Шиллер облекал ее в стихи; иногда имело место обратное, и часто Шиллер сочинял первый стих, а я второй.

Можно ли при этом говорить о том, что мое и что твое?”. Гете уверяет, что ему принадлежат более “невинные” эпиграммы, а Шиллеру – наиболее “меткие и острые”. Эта характеристика в общем подтверждается сохранившимся списком “Ксений”, составленным рукою жены Шиллера с отметками, какие из эпиграмм написаны каждым из обоих соавторов.

Тематика “Ксений” очень разнообразна. Она включает вопросы политики, философии, истории, религии, литературы, искусства и т. д. В них затрагивается свыше двухсот писателей и литературных произведений. “Ксении” – самое воинствующее из созданных обоими классиками произведений. Однако полемический задор и острота характеристик направлены в основном против филистерской посредственности и выродившегося плоского просветительства в немецкой литературе и философии.

Эпиграммы же, относящиеся к политической и общественной жизни тогдашней Германии, выдержаны в умеренном тоне.

В первом издании двустиший находилось одно, направленное против Георга Форстера, которое Шиллер затем, при дальнейших переизданиях эпиграмм, исключил, чтобы смягчить политическую нетактичность, проявленную им в отношении крупного немецкого ученого и революционера. В целом “Ксении” сыграли положительную роль и очистили немецкую литературу от множества дутых величин и ложных направлений.

Выход в свет “Ксений” вызвал продолжительную и резкую полемику со стороны ученых, литераторов и журналистов, считавших себя оскорбленными. Оба поэта, однако, не сочли нужным отвечать. Еще 15 ноября 1796 года Гете писал Шиллеру о том, что “после сумасшедшего и рискованного предприятия с “Ксениями” мы должны заниматься только великими, достойными произведениями искусства и претворить нашу Протееву натуру к посрамлению всех противников, в благородные и высокие образы”.

Оба поэта принялись за большие творческие работы.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Ксении” Гете и Шиллера