Краткое содержание повести Страшная месть Гоголя Н. В



Страшная месть
Шумит и гремит конец Киева – это есаул Горобець празднует свадьбу своего сына. Приехал и названный брат есаула, Данило Бурульбаш, с женой Катериной и годовалым сыном. Но все удивились, что приехал с нею старый отец. Он бросил жену и дочь, и только вернулся через двадцать один год.

Жены уже не было в живых, дочь была замужем. Отец поселился с Бурульбашами. Ничего он не рассказал, где был эти годы.
Веселились гости на свадьбе, пили много, но когда есаул поднял иконы, чтобы благословить молодых, у отца Катерины все лицо переменилось:

“нос вырос и наклонился на сторону, вместо карих, запрыгали зеленые глаза, губы засинели, подбородок задрожал и заострился, как копье, изо рта выбежал клык, из-за головы поднялся горб, и стал казак – старик..
– Это он! Это он – кричали в толпе, тесно прижимаясь друг к другу.
– Колдун показался снова! – кричали матери, хватая на руки детей своих.
Величаво и сановито выступил вперед есаул и сказал громким голосом, выставив против него иконы:
– Пропади,,образ сатаны, тут тебе нет места! – и, зашипев и щелкнув, как волк, зубами, пропал чудный старик.”
Молодые спрашивали “Что
за колдун?”, а старые говорили “Беда будет!”
Свадьба пировала до поздней ночи. А ночью на дубе (долбленый челн) Бу-рульбаши отправились через Днепр домой. Хмурой была Катерина, ее расстроили рассказы о колдуне. А Данило говорил ей:
– Не так еще страшно, что колдун, как страшно то, что он недобрый гость. Что ему за блажь пришла тащиться сюда?
Данило пообещал Катерине сжечь старого колдуна, а потом показал ей кладбище, мимо которого они плыли, и сказал, что там лежат и гниют колдуна нечистые деды. Когда дуб повернул и стал держаться лесистого берега, послышался зов какой-то и крики. Гребцы в ужасе указали на кладбище:
“Крест на могиле зашатался и тихо поднялся из нее высохший мертвец. Борода до пояса; на пальцах когти длинные, еще длинее самих пальцев. Тихо поднял он руки вверх.

Лицо все задрожало у него и покривилось. Страшные муки, видно, терпел он. “Душно мне! Душно!” – простонал он диким, нечеловеческим голосом.

Голос его, будто нож, царапал сердце, и мертвец вдруг ушел под землю. Зашатался другой крест и вышел мертвец… Пошатнулся третий крест…

Страшно протянул он руки вверх, как будто хотел достать месяца, и закричал так, как будто кто-нибудь стал пилить его желтые кости…
Дитя, спавшее на руках Катерины, вскрикнуло и пробудилось. Сама пани вскрикнула. Гребцы пороняли шапки в Днепр.

Сам пан вздрогнул.
– Не пугайся, Катерина! Гляди: ничего нет! – говорил он, указывая по сторонам. – Это колдун хочет устрашить людей, чтобы никто не добрался до нечистого гнезда его… Слушай, Катерина, мне кажется, что отец твой не хочет жить в ладу с нами.”
Так они добрались до дедовских хоромов пана Данила. А хутор то стоит между двумя горами, в узкой долине, спускающейся к самому Днепру.
На следующее утро появился в доме отец Катерины и с Бурульбашем началась у них ссора, а потом и поединок. Бились они вначале на ножах, а потом на мушкетах. Колдун-отец ранил Данилу.
– Отец! – вскричала Катерина, обняв и поцеловав его. – Не будь неумолим, прости Данила: он не огорчит больше тебя!
– Для тебя только, моя дочь, прощаю! – отвечал он, поцеловал ее и блеснул странно очами. Катерина немного вздрогнула: чуден показался ей и поцелуй и странный блеск очей. Она облокотилась на стол, на котором перевязывал раненую руку свою пан Данило, передумывая, что худо и не по-казацки сделал, просивши прощения, не будучи ни в чем виноват.
На другой день проснулась Катерина и рассказала Данилу, что ей снился сон: будто ее отец есть тот самый урод, которого они видели на свадьбе у есаула, а говорил он ей, что будет для нее славным мужем. Заподозрил и Данило, что отец Катерины и в бога не верует. Отец на ужин явился и ушел.
Вечером сидит Данило и пишет, а сам в окно поглядывает. На мысе Днепра стоял старый замок, и почудилось Данилу, что мелькнул в его окнах огонь, а потом зачернела лодка, плывущая через Днепр, и опять сверкнул огонек в замке. Решил Данила сплавать к замку со своим верным казаком Стецьком, а Катерина попросила закрыть ее с ребенком в спальне на ключ.
Добрались они до замка, спрятали в терновнике, а потом Данило залез на высокий дуб под окном и вот что узнал.
То был в замке отец Катерины, потом он стал похож на колдуна со свадьбы, потом колдун стал похож по одежде на турка. А рядом с ним появилась Катерина, но какая-то совсем прозрачная, и ноги ее не стояли на земле, а как бы повисли в воздухе. Из разговора отца с Катериной узнал Данило, что колдун зарезал мать Катерины. Потом женщина спросила колдуна, где его Катерина.

И понял Данило, что это душа Катерины, которая знает много, чего не знает она сама. А отец Катерины хочет взять ее в жены себе, потому он сюда и вернулся. Он уверен, что Катерина его полюбит. Но душа Катерины так отвечала колдуну:
– О, ты чудовище, а не отец мой! – простонала она. – Нет, не будет по-твоему! Правда, ты взял нечистыми чарами твоими власть вызывать душу и мучить ее; но один только бог может заставить ее делать то, что ему угодно. Нет, никогда Катерина, доколе я буду держаться в ее теле, не решится на богопротивное дело.

Отец, близок Страшный суд! Если б ты и не отец мой был, и тогда бы не заставил меня изменить моему любимому, верному мужу.
Понял все Данило. Когда он вернулся и разбудил в комнате Катерину, та начала рассказывать ему свой сон. Но Данило все пересказал ей, что видел, и оказался это сон Катерины, только она не все в нем запомнила.
– …Антихрист имеет власть вызывать душу каждого человека… Если бы я знал, что у тебя такой отец, я бы не женился на тебе, я бы кинул тебя и не принял бы на душу грех, породнившись с антихристовым племенем.
– Данило! – сказала Катерина, закрыв лицо руками и рыдая, – я ли виновата в чем перед тобою?..
– Не плачь, Катерина, я тебя теперь знаю и не брошу ни за что. Грехи все лежат на твоем отце.
– Нет, не называй его отцом моим! Он не отец мне. Бог свидетель, я отрекаюсь от него, отрекаюсь от отца.
Засадил Данило колдуна в глубокий подвал и заковал в цепи, но не за колдовство сидит он, а за тайное предательство, за сговоры с врагами православной русской земли. Он хотел продать католикам украинский народ и выжечь христианские церкви везде. Всего один день осталось жить ему. Уговорил он Катерину, упросил, поклялся, что станет на покаяние.

Открыла замок подвала Катерина, чтобы спасти будущую христианскую душу, и выпустила отца.
На пограничной дороге, в корчме пируют ляхи. Не на доброе дело собрались они. Слышно, что говорят они про заднепровский хутор пана Данила, про красавицу жену его…
Чует близкую смерть пан Данило и просит Катерину не оставлять сына. Скоро пошла по горам потеха. Долго бились ляхи и казаки.

И заметил среди ляхов Данило отца Катерины. Погнал коня он прямо к нему… Убили Данилу, убивается Катерина над его телом.

А есаул Горобець уже пробивается на помощь.
“Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. Ни зашелохнет, ни прогремит. Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина, и чудится, будто весь вылит он из стекла, и будто голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реет и вьется по зеленому миру. Любо тогда и жаркому солнцу оглядеться с вышины и погрузить лучи в холод стеклянных вод и прибрежным лесам ярко осветиться в водах.

Зеленокудрые! Они толпятся вместе с полевыми цветами к водам и, наклонившись, глядят в них и не наглядятся, и не налюбуются светлым своим знаком, и усмехаются к нему, и приветствуют его, кивая ветвями.
В середину же Днепра они не смеют глянуть: никто, кроме солнца и голубого неба, не глядит в него. Редкая птица долетит до середины Днепра. Пышный!

Ему нет равной реки в мире.
Чуден Днепр и при теплой летней ночи, когда все засыпает – и человек, и зверь, и птица; а бог один величаво озирает небо и землю и величаво сотрясает ризу. От ризы сыплются звезды. Звезды горят и светят над миром и все разом отдаются в Днепре. Всех их держит Днепр в темном лоне своем.

Ни одна не убежит от него; разве погаснет на небе. Черный лес, унизанный спящими воронами, и древле разломанные горы, свесясь, силятся закрыть его хотя длинною тенью своею – напрасно! Нет ничего в мире, что бы могло прикрыть Днепр.
Синий, синий, ходит он плавным разливом и средь ночи, как средь дня; виден за столько вдаль, за сколько видеть может человечье око. Нежась и прижимаясь к берегам от ночного холода, дает он по себе серебряную струю; и она вспыхивает, будто полоса дамасской сабли; а он, синий, снова заснул.
Чуден и тогда Днепр, и нет реки, равной ему в мире! Когда же пойдут горами по небу синие тучи, черный лес шатается до корня, дубы трещат и молния, изламываясь между туч, разом осветит целый мир – страшен тогда Днепр!

Гоголь, Николай Васильевич 69 Водяные холмы гремят, ударяясь о горы, и с блеском и стоном отбегают назад, и плачут, и заливаются вдали.”
Вернулся колдун в землянку после похорон Данила и стал со злом варить какие-то травы. И тут стал он неподвижен, с разинутым ртом, не смея пошевелиться, и волосы щетиною поднялись у него на голове. А перед ним в облаке светилось чье-то чудное лицо, непрошенное, незванное.

Никогда во всю жизнь свою он его не видывал. И непреодолимый страх напал на него. Облако пропало, а колдун весь побелел, как полотно, диким голосом вскрикнул и опрокинул горшок.
Катерина переехала с ребенком к есаулу в Киев. Приснился ей сон, что колдун обещал зарубить ее дитя. Винит себя Катерина нещадно, что выпустила тогда колдуна и такую беду на всех накликала.

Пошли все спать, стало тихо. Вдруг Катерина вскрикнула и вскочила посреди сна. За ней проснулись остальные. Она бросилась к колыбели и окаменела от страха: в колыбели лежало неживое дитя.

Всех охватил ужас от неслыханного злодейства.
Катерина помешалась умом, вернулась в свою хату, слышать не хочет о Киеве и с утра до позднего вечера бродит по темным дубравам, бегает с ножом своим и ищет отца.
С утра приехал какой-то статный гость, назвался сослуживцем Бурульбаша, нарассказывал, как рубился вместе с ним, и стал спрашивать Катерину. Пришла Катерина и как будто не понимала его речей, а напоследок как бы пришла в себя и стала вслушиваться, как разумная. Когда гость заговорил о Даниле, как чуть ли не родном брате и передал всем завет Данилы: “Гляди, брат Коп-рян: когда волею божией не будет меня на свете, возьми к себе жену, и пусть будет она твоею женою…”
Страшно вонзила в него очи Катерина. “А! – вскрикнула она, – это он! Это отец!” – и кинулась на него с ножом.
“Долго боролся Копрян с ней, стараясь вырвать у нее нож. Наконец вырвал, замахнулся – и совершилось страшное дело: отец убил безумную дочь свою.” Казаки было кинулись на него, но тот вскочил на коня и пропал из виду.
А потом на Карпатских горах, на самой вершине стал появляться в рыцарской сбруе человек на коне, с закрытыми глазами, а виден всем он был так, как будто вблизи стоял. Среди людей был колдун, как увидел он того рыцаря, вскочил на коня и поскакал прямо к Киеву к святым местам… Прискакал он к одному очень старому схимнику и стал просить его помолиться о погибшей душе. Но схимник назвал его “неслыханным грешником” и отказался молиться.

Тогда всадник убил схимника, а сам помчался в Канев, оттуда через Черкасы думая попасть к татарам в Крым. Но как ни старался выбирать дорогу, почему-то все время ехал не туда. А привела его дорога опять к Карпатским горам. Спустился прямо с тучи Всадник, ухватил он одной рукой колдуна и поднял прямо в воздух.

Вмиг умер колдун. Еще раз засмеялся рыцарь и бросил тело колдуна в пропасть.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Краткое содержание повести Страшная месть Гоголя Н. В