Краткое содержание: Анна Каренина, Часть шестая



Часть шестая

Долли заботится о младшей сестре, старается ей помочь. В гости приехала Варенька, которая также готова помочь. Кознышев ухаживает за Ва­ренькой.

Все ждут, что он вот-вот сделает предло­жение. В гости к Левиным приехали Облонский и его приятель. Они оказывают знаки внимания Кити.

Это не нравится Левину.

Долли отправляется в гости к Анне и Вронско­му. Она начинает размышлять о собственной судь­бе, о судьбе Анны, а также о женской судьбе во­обще. “… Она передумала всю свою жизнь, как никогда прежде, и с самых разных

сторон.

Ей са­мой странны были ее мысли”. “Она стала думать о том, как в Москве надо на нынешнюю зиму взять новую квартиру, переменить мебель в гостиной и сделать шубку старшей дочери. Потом стали представляться ей вопросы более отдаленного бу­дущего: как она выведет детей в люди. “Девочек еще ничего, – думала она, – но мальчики? Хоро­шо, я занимаюсь с Гришей теперь, но ведь это только оттого, что сама я теперь свободна, не ро­жаю.

На Стиву, разумеется, нечего рассчитывать. И я с помощью добрых людей выведу их: но если опять роды…” И ей пришла мысль о том, как несправедливо сказано, что проклятие

наложено на женщину, чтобы в муках родить чада. “Родить ничего, но носить – вот что мучительно”, – поду­мала она, представив себе свою последнюю бере­менность и смерть этого последнего ребенка. И ей вспомнился разговор с молодайкой на постоялом дворе. На вопрос, есть ли у нее дети, красивая мо­лодайка весело отвечала:

– Была одна девочка, да развязал Бог, постом похоронила.

– Что же, тебе очень жалко ее? – спросила Дарья Александровна.

– Чего жалеть? У старика внуков и так много. Только забота.

Ни тебе работать, ни что. Только связа одна.

Ответ этот показался Дарье Александровне от­вратителен, несмотря на добродушную миловид­ность молодайки, но теперь она невольно вспом­нила эти слова. В этих цинических словах была и доля правды”.

Долли размышляет над тем, что жизнь ее, рав­но как жизнь любой женщины, – это цепь стра­даний, мучений, обязанностей. И радостей в жиз­ни нет, а если они и есть, то их очень мало. “И все это зачем? Что ж будет из всего этого? То, что я, не имея ни минуты покоя, то беременная, то кормя­щая, вечно сердитая, ворчливая, сама измученная и других мучающая, противная мужу, проживу свою жизнь и вырастут несчастные, дурно воспи­танные и нищие дети”. “Коляска по улице дерев­ни съезжала на мостик.

По мосту, звонко и весело переговариваясь, шла толпа веселых баб со сви­тыми свяслами за плечами. Бабы приостановились на мосту, любопытно оглядывая коляску. Все об­ращенные к ней лица показались Дарье Алексан­дровне здоровыми, веселыми, дразнящими ее ра­достью жизни. “Все живут, все наслаждаются жизнью, – продолжала думать Дарья Алексан­дровна, миновав баб, выехав в гору и опять на ры­си приятно покачиваясь на мягких рессорах ста­рой коляски, – а я, как из тюрьмы, выпущенная из мира, убивающего меня заботами, только теперь опомнилась на мгновение. Все живут: и эти бабы, и сестра Натали, и Варенька, и Анна, к которой я еду, только не я.

А они нападают на Анну. За что? Что же, разве я лучше? У меня по крайней мере есть муж, кото­рого я люблю.

Не так, как бы я хотела любить, но я его люблю, а Анна не любила своего. В чем же она виновата? Она хочет жить. Бог вложил нам это в душу.

Очень может быть, что и я бы сделала то же. И я до сих пор не знаю, хорошо ли сделала, что послушалась ее в это ужасное время, когда она приезжала ко мне… Я тогда должна была бро­сить мужа и начать жизнь сначала.

Я бы могла любить и быть любима по-настоящему. А теперь разве лучше? Я не уважаю его.

Он мне нужен, – думала она про мужа, – и я его терплю. Разве это лучше?””

Дарья Александровна поневоле начинает зави­довать Анне, ведь в ее жизни есть любовь.

При встрече Дарьи Александровны с Анной поч­тенная мать семейства не может не восхититься внешним видом Карениной. Анна прекрасно вы­глядит.

Маленькая дочь не вызывает в Карениной неж­ных чувств. Она равнодушна к ней. Это сильно от­личает Анну от Долли, которая видит счастье в ма­теринстве.

Вронский занимается хозяйственными делами. Анна пытается ему помогать, также она пишет детскую книгу.

Вронский и Анна практически лишены общения, поэтому очень рады приезду Долли. Анна сообща­ет, что у нее больше не будет детей. Это вызывает у нее самой большую радость.

Беременность Анна связывает с болезнью, поэтому не хочет больше иметь детей. Анна нуждается в страсти и любви, а не в счастье материнства.

Анна скучает по своему сыну, которого любит больше, чем дочь. О разводе Каренина уже не ду­мает. Она много читает, причем серьезные книги и журналы.

Она хорошо разбирается в агрономии, архитектуре. Даже Вронский признает ее незау­рядный ум и не стыдится спросить совета в хо­зяйственных вопросах. Но гармонии в их отноше­ниях нет.

Вронский уже думает о том, что хотел бы быть свободным. Отношения с Анной перестают его уст­раивать. Анна эгоистична, импульсивна, она час­то устраивает сцены ревности.

Это не нравится Вронскому. Когда Вронский уехал на губернские выборы, Анна пыталась обуздать себя и не докучать ему. Но выдержки и терпения у импульсивной женщины не хватило.

Она написала Вронскому письмо о том, что маленькая Аня больна. В письме Анна говорила о том, что должна срочно увидеть Вронского.

Пока Вронского не было, Анна начала прини­мать наркотик – морфин.

В скором времени Вронский, уставший от бес­конечных перепадов настроения Анны, начинает тяготиться отношениями.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Краткое содержание: Анна Каренина, Часть шестая