Краткая биография величайшего русского писателя Н. В. Гоголя



В годы сложной идейной и художественной жизни начинается литературная деятельность и одного из величайших русских писателей Н. В. Гоголя, творчество которого отразило характерные черты эпохи.

Уже в гимназические годы у будущего писателя пробудилась неудовлетворенность застойной жизнью украинской провинции и жажда общественно-полезной деятельности. Задумываясь о своем жизненном предназначении, он считал себя обязанным сделать “что-то для общего блага”. “Приехав в Петербург, он пытается найти себя в театре, на государственной службе, на ниве просвещения и, наконец, в литературе. В театр Гоголя не приняли, с государственной службы, дослужившись до должности помощника столоначальника, он ушел сам, занявшись педагогической деятельностью, – с 1831 по 1835 год он служил учителем истории столичного Патриотического института”.

Эти годы были тяжелым периодом в жизни молодого писателя – столичная жизнь оказалась непомерно дорогой для провинциального юноши, обладавшего очень скромным достатком. Первые шаги на литературном поприще также были неудачными. Опубликование

юношеской романтической поэмы “Ганс Кюхельгартен” вызвало лишь насмешливо-неодобрительные рецензии. Но первая неудача не ослабила его интереса к литературе, искусству.

Гоголь усердно посещает Академию художеств, занимаясь там живописью, продолжает и литературную работу. В письмах к матери он просил сообщать о народных поверьях украинских крестьян, их обычаях, нравах. Все это послужило материалом для написания “Вечеров на хуторе близ Диканьки”. Первая повесть из этого сборника “Вечер накануне Ивана Купалы” появилась без фамилии автора в февральской и мартовской книжках “Отечественных записок” за 1830 год.

К этому времени Гоголь сблизился с рядом петербургских литераторов – Дельвигом, Жуковским, Плетневым. В конце мая 1831 года состоялось знакомство Гоголя с Пушкиным. Сближению их способствовало совместно проведенное лето 1831 года, во время которого Гоголь устроился домашним учителем в одном семействе в Павловске, по соседству с Царским Селом (ныне г. Пушкин), где жил на даче поэт. Позднее Гоголь вспоминал о своих почти каждодневных встречах и беседах с Пушкиным и Жуковским.

Беседы и последующая дружба с Пушкиным имели для Гоголя огромное значение. Позднее он скажет: “Когда я творил, я видел перед собою только Пушкина… Ничего не предпринимал, ничего не писал я без его совета”.

“Вечера на хуторе близ Диканьки” сразу же обратили на себя внимание читающей публики и критики яркостью поэтических красок в изображении народной украинской жизни, тонким и добродушным юмором. Пушкин отмечал в них “истинную веселость”, Белинский назвал “поэтическими грезами”. И действительно, романтизм повестей – в устремлении автора в мир прекрасного, мир, отрешенный от “существователей”.

В этом фантастическом мире все исполнено красоты – статные, мужественные парубки с огненными очами, миловидные чернобровые дивчины, красочные национальные костюмы; прекрасна и природа, на фоне которой развертывается действие. Следуя традициям романтизма, Гоголь, рисуя поэтические картины природы, одухотворял природу, делая соучастницей событий. Так, в канун Ивана Купалы Левко, герой повести “Майская ночь, или Утопленница”, приходит на берег пруда, чтобы найти клад: “…Ночь казалась перед ним еще блистательнее. Какое-то странное, упоительное сияние примешалось к блеску месяца.

Никогда еще не случалось ему видеть подобное. Серебряный туман пал на окрестность. Запах от цветущих яблонь и ночных цветов лился по всей земле…”.

Таинственный ночной пейзаж является как бы прелюдией к появлению русалок.

В присущей романтизму сказочно-фантастической форме излагается история любви Петра Безродного и Пидорки из повести “Вечер накануне Ивана Купалы”. Заметив любовь Петра к своей дочери, отец ее, богатый крестьянин, прогоняет бедняка Петра. В отчаянии Петро обращается к “дьяволу в человеческом образе”. По наущению его в ночь на Ивана Купалу Петро убивает брата Пидорки Ивася, чтобы овладеть кладом.

Став богатым, Петро забывает о преступлении, женится на любимой девушке и… “начали жить Пидорка да Петрусь словно пан с панею. Всего вдоволь, все блестит…”. Но какое-то неясное воспоминание мучит Петро. “Все думает и как будто бы хочет что-то припомнить”.

И когда, наконец, с помощью колдуньи он вспоминает о совершенном преступлении, наступает час расплаты. Прибежавшие к хате люди увидели, что она полна дыма, “и посредине только, где стоял Петрусь, куча пепла, от которого местами поднимался еще пар”. А вместо мешка с золотом остались одни битые черепки.

Таким образом, моральный аспект фантастического повествования, близкий балладам Жуковского и повестям А. Бестужева, – романтическое противопоставление добра и зла, мечты и суровой жизни – разрешается фатальным возмездием.

Все повести “Вечеров на хуторе близ Диканьки” носят яркий национальный колорит – обычаи, говор, типы персонажей воспроизведены почти этнографически точно. Само построение сюжета близко к фольклорной традиции, что также характерно для романтической литературы.

“Вечера” принесли Гоголю широкую известность, что дало возможность отдаться литературной работе. Вслед за первым сборником повестей он выпустил второй под названием “Миргород”, который создавался писателем после пяти лет петербургской жизни, когда непосредственные детские воспоминания об Украине потускнели, переосмыслились в новом плане. В повестях, которые вошли в “Миргород”, “Гоголь ополчился против пошлости, как главного своего врага”, срывая с мирной идиллической жизни “Старосветских помещиков” ее внешнюю привлекательность и демонстрируя ее пустую мертвенную сущность.

Знаменательно, что заканчивается сборник грустной, осенней картиной, вызывающей чувство скуки и тоски: “Опять то же поле, местами изрытое, черное, местами зеленеющее, мокрые галки и вороны, однообразный дождь, слезливое без просвету небо. – Скучно на этом свете, господа!”.51 В этих последних словах явственно слышится голос уже не веселого, а грустного Гоголя с его глубоко проникающим в русскую действительность взглядом, подмечающим грубость и пошлость, своекорыстие и тупость.

Вторая часть “Вечеров” демонстрирует появление новых тенденций в творчестве Гоголя. Эти тенденции получают дальнейшее развитие в сборнике “Арабески”. В повестях, вошедших в сборник, Гоголь отказывается от украинской тематики и обращается к петербургской действительности, причем жизнь столицы с утомительной суетой и страшными противоречиями представляет резкий контраст высоким и честным устремлениям человеческого духа. В повести “Невский проспект” приключения двух героев – художника Пискарева и поручика Пирогова развертываются на фоне городской жизни и в конечном итоге определяются ею.

Художник Пискарев во встреченной незнакомке видит черты идеальной женской красоты, своего рода мадонну, которой готов поклоняться. Но “божественная” женщина оказывается падшей женщиной. За великолепным фасадом столицы скрывается отвратительное дно – публичные дома, “где основал свое жилище жалкий разврат”.

Неудачу терпит и поручик Пирогов. Понравившаяся ему блондинка оказывается вполне добродетельной, но глупенькой женой ремесленника. Разъяренный супруг бьет поручика. Но оскорбление Пирогова быстро проходит – покушав слоеных пирожков в кондитерской, он отправляется на вечеринку к приятелю, где лихо отплясывает мазурку.

В образе бравого поручика автор обличает бездуховность и пошлость, которые так характерны для шумной и бестолковой столичной жизни.

В петербургский цикл повестей Гоголя вошли также написанные позже “Нос” и “Шинель”. Знаменитая повесть о скромном и безответном титулярном советнике Акакии Акакиевиче не только открыла новый этап в творчестве писателя, но и положила начало освещению в русской литературе глубоко гуманной темы – темы беззащитного, честного труженика, “маленького” человека.

Образ Акакия Акакиевича в вицмундире “какого-то рыжевато-мучного цвета”, не знающего иной радости и иного смысла жизни, как переписка ведомственных бумаг, его коллег-чиновников, которые скрашивают свои досуги вистом, “прихлебывая чай из стаканов с копеечными сухарями, затягиваясь дымом из длинных чубуков”, и вся эта картина существования людей “с четырьмястами рублей жалования”, словно выхваченная из жизни, – как далеки они от празднично-красочных сцен, фантастических историй “Вечеров на хуторе близ Диканьки”.

В сборник “Арабески”, кроме повестей “Невский проспект”, “Нос”, “Портрет”, “Шинель”, “Записки сумасшедшего”, вошли и статьи по вопросам истории и искусства – “Скульптура, живопись и музыка”, “Последний день Помпеи”, “О малороссийских песнях”, “Несколько слов о Пушкине”. Гоголя в это время чрезвычайно интересовали судьбы народов, их историческое прошлое, особенно серьезно изучалась им история Украины. Статьи, вошедшие в “Арабески”, были объединены мыслью о своеобразии национальных культур. По словам Гоголя, “народность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа”.

Таким образом, понимание народности у Гоголя было значительно глубже, чем у писателей-романтиков второй половины 20-х – начала 30-х годов. Иной оказалась и гоголевская оценка в целом литературного романтизма, который он критикует за личностный аспект в творчестве, препятствующий, по мысли Гоголя, широкому охвату жизненных явлений. Так совершался постепенный отход писателя от романтизма.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Краткая биография величайшего русского писателя Н. В. Гоголя