Композиция стихотворения Лермонтова “Родина”



Чтобы понять, почему поэт называет “странной” свою любовь к родине, полезно обратиться к последней из записей в тетради Лермонтова. Она дается в собрании сочинений в приложениях “Заметки, планы, сюжеты” н является полемической репликой славянофилам, в частности Самарину и Хомякову, идеализировавшим “темную старину” и вековую покорность России: “У России нет прошедшего: она вся в настоящем и будущем. Сказывается сказка: “Еруслан Лазаревич сидел сиднем 20 лет и спал крепко, но на 21-м году проснулся от тяжелого сна – и встал и пошел и встретил он тридцать семь королей и 70 богатырей и побил и сел над ними царствовать…

Такова Россия”.

Но, как известно, настоящее России не удовлетворяло поэта, а надежды на будущее были связаны для Лермонтова с народной Россией, именно к ней он с любовью и обращается в “Родине”. И, конечно, такая любовь должна была казаться необычной, “странной” в те годы, когда был провозглашен казенный патриотизм с его требованием любить православие и самодержавие и когда большинство дворянства было далеко от народа.

Комментируя

первое четверостишие, нужно проявить такт и гибкость, так как излишне прямолинейное истолкование может привести к односторонним выводам. Известно, что слова:

Ни темной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья

Также адресованы Лермонтовым славянофилам и идеологам казенного патриотизма. Лермонтов отрицает воинскую славу, которой Россия, по мнению официальных историографов, была обязана царям и генералам; отрицает “покой”, достигнутый в результате победоносных кампаний; отрицает “темную старину” как положительный идеал для России. Но в то же время, отказавшись понимать воинскую славу и гордый покой казенно, а темную старину по-славянофильски, Лермонтов наполняет эти понятия своим особым смыслом. При изучении биографии и творчества Лермонтова мы уже получили представление о цельности и искренности как характерной черте личности поэта.

И если, комментируя “Родину”, учитель будет утверждать, что Лермонтов отвергает воинскую славу России, то он даст ученикам повод заподозрить поэта в неискренности: ведь, изучая “Бородино”, ученики делали вывод, что поэт воспевает доблесть и отвагу русского войска, воинскую славу России.

“Слава, купленная кровью” народа, усеявшего бородинское поле “горой кровавых тел”, не могла не быть дорога поэту, и он воспевал ее, впервые в литературе утвердив мысль, что именно народ принес России славу и всемирное признание.

Чувство поэта здесь сложнее, чем простое отрицание. Если бы Лермонтов отказывался любить воинскую славу и прошлое России, он не писал бы о них так, как в “Родине”, ведь он всегда умел найти и слова и интонацию, подчеркивающие а выявляющие его отношение к изображаемому. А здесь и выбор слов, и характер изобразительных средств, и интонация говорят скорее о любви Лермонтова, чем о безоговорочном отрицании им покоя и славы родины: он усиливает слово “покой” выразительным эпитетом “полный гордого доверия”, называет преданья “заветными”, стих его звучит торжественно и мерно. Но все, о чем он здесь пишет, было в прошлом.

А мысли поэта заняты будущим России. И вот, когда он думает о будущем, его надежды и “отрадные мечтанья” связываются не с войнами и “гордым покоем” государства, а с народом. Поэт рисует дорогие сердцу каждого русского человека картины и говорит о безотчетной любви к родной природе и простой сельской жизни. Перед мысленным взором читателя возникает среднерусский пейзаж, с лесами, которые сменяются степями, с широкими речками, проселочными дорогами и грустными деревнями.

Поэт запечатлевает не все, что попадается ему на глаза, а лишь то, что наиболее волнует; он делает не мимолетный набросок, фиксирующий какое-то мгновение в жизни природы, а рисует постепенно возникающие перед ним любимые картины. Отбор и особенно оценка их позволяют судить, что в природе вызывает “отрадные мечтанья” поэта, что заставляет его верить: “Россия вся в будущем”.

Композиция стихотворения “Родина” такова, что читатель вместе с автором идет от общих представлений к более частным. Последовательно сменяющиеся картины все время как бы приближаются к читателю, автор ведет его за собой через лес и степи, по проселочной дороге в деревню к простой избе и останавливается, чтобы полюбоваться на удалую русскую пляску “с топаньем и свистом”. Подобная композиция нередко встречается у Лермонтова, например, в переводе из Гете “Горные вершины”. Первая картина, появляющаяся в стихотворении,- степь.

Поэт любит “степей холодное молчанье”. Образ степи сразу вызывает представление о чем-то просторном, привольном. Именно так поется о ней в народных песнях: “Эх, ты, степь широкая, степь раздольная”. Такой рисует ее и народный поэт Кольцов: “Ты не пой, косарь, про широку степь”.

Величием и ширью привлекает она поэта. Не случайно заменяет он первоначальный вариант этой строчки -“ее полей холодное молчанье”. Поле – меньше, ограниченнее, степь же бескрайна.

Второй образ – лес, “лесов безбрежных колыханье”, В русской народной поэзии он почти всегда могучий, богатырский. Кольцов называет его “Бова-силач”, “богатырь-Бова”. Как и степь, лес напоминает о необъятных просторах, богатстве родной земли.

Показательно изменение первоначального варианта. “Ее лесов дремучих колыханье”. Изменение эпитета показывает, что Лермонтов стремился усилить представление о размахе, могуществе русской природы.

Третий образ – реки. Много их в России; о самых могучих из них – Волге и Доне – народом сложено немало песен. Сила их подчеркивается сравнением: “Разливы рек ее, подобные морям”. Пейзаж проникнут восхищением красотой и просторами русской природы.

Понятными делаются “отрадные мечтанья” поэта: здесь, среди этой шири, из гущи самого народа и смогут появиться богатыри, которые, подобно Еруслану Лазаревичу, “проснутся от тяжелого сна, встанут и пойдут”. С мыслями Лермонтова в стихотворении “Родина” перекликаются Гоголь в поэме “Мертвые души” и Чехов в повести “Степь”. Гоголь восклицает: “Что пророчит сей необъятный простор?

Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?”

Пейзажи русской природы можно часто встретить и в картинах художников. Использование репродукций с картин на уроке усиливает эмоциональное впечатление, делает более красочным и ярким восприятие идейного смысла стихотворения Лермонтова “Родина”. Рекомендуется привлечь на урок картины Шишкина “Лесные дали” и “Рожь”, А. Васнецова “Родина”, Саврасова “Разлив Волги под Ярославлем” и др.

Раздумья о природе, величавой и прекрасной, но не одушевленной пока присутствием человека, сменяются далее в стихотворении Лермонтова выражением любви ко всему народному. Любовь к деревне, к крестьянской России ощущается в каждой строчке, в каждом образе. Поэт любит “встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге, дрожащие огни печальных деревень”. “Дрожащие огни” освещают окна старых деревенских изб. И хоть слаб н печален этот свет, поэт сумел увидеть и то радостное, что есть в крестьянской жизни.

Оттого в стихотворении рисуется и “дымок спаленной жнивы”, и “в степи ночующий обоз”, и “желтая нива”. Тяжесть жизни народа заставляет поэта с особенной отрадой отметить “следы довольства”, какие он видит: полное гумно, крытую соломой избу, окно с резными ставнями. Ему близки и милы эти неприхотливые картины русской деревни.

Радует поэта и искреннее веселье народа на праздниках, он готов до полночи смотреть на удалую пляску “с топаньем и свистом” (вспомним, с каким презрением писал Лермонтов о “веселости” светской толпы в стихотворении “1-е января”). Картины народной жизни увлекли поэта, изменились интонация и ритм речи: исчезла замедленность, присущая началу стихотворения, стих зазвучал легко и живо, шестистопный и пятистопный ямб сменился четырехстопным. Любовь к народной России выражена в “Родине” просто и глубоко, без пышных восклицаний и патетики. Для стихотворения характерно почти полное отсутствие метафоричности, обычной для многих произведений Лермонтова.

Здесь та же “прелесть нагой простоты”, какой достигал в своем творчестве Пушкин.

Белинский назвал “Родину” “пушкинской”. Именно Пушкин в начале 30-х годов смотрел на Родину, прежде всего, как на народную Россию, выключая из понятия “отчизна” правящие классы. Лермонтов пошел дальше и, прямо высказав презрение к России-“стране рабов, стране господ”, заявил о своей любви к крестьянской, народной России, только ее считая своей родиной.

В этом сказалась близость Лермонтова революционно-демократическому направлению в русской поэзии и русской общественной мысли, И это определило высокую оценку его творчества революционными демократами Белинским, Герценом, Чернышевским, Добролюбовым.

В новых исторических условиях 60-х годов “гуманнейший взгляд” (по выражению Добролюбова) Лермонтова на народ развил Некрасов, заявивший: “Я лиру посвятил, народу своему”. Но “Родина” Лермонтова и после Некрасова оказывала несомненное влияние на многих русских поэтов и художников, в том числе А. Блока, С. Есенина, А.. Толстого, И. Левитана и др.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Композиция стихотворения Лермонтова “Родина”