Когда слово становится оружием… (за творчеством Т. Шевченко)

О Шевченко писать тяжело. По многим причинам…Тарас Шевченко это больше, чем писатель. Это человек давно ставший символом, знаком, легендой.

Его творчество – не просто поэтические стихотворения, а философия, мудрость, призыв. Мне приятно осознавать, что у меня есть собственный Шевченко, такой, каким я его вижу. Тарас Григорьевич – для меня не “Кобзарь”, все намного сложнее.

Но тем и сложнее писать о Шевченко: правильно ли я понимаю, правильно ли воспринимаю и интерпретирую его творчество, имею ли право писать о своем Шевченко? Ну не писать же банальные фразы! Говорить о гении штампами – это уже слишком. Но и говорить о гении субъективное, частное и не подтвержденное – тоже как-то…

Поэтому писать о Шевченко – сложно. Писать о произведениях Шевченко легче, чем писать о самом авторе. Но не напишешь ведь отдельно о произведениях, не упоминая все остальное?

Как напишешь о произведениях, не упоминая о Шевченко. Ведь эти произведения – весь он. Поэтому писать о произведениях Шевченко – тоже сложно.

Писать о Шевченко сложно еще и потому, что невозможно писать об этом, и писать об Украине, об истории, о современности, о будущем. О будущем писать сложно всегда.

Я имею собственное видение и собственное понимание Тараса Шевченко, тем более, что он для меня не только “символ”, не только Кобзарь. Он для меня – живой. Но я не могу уверенно сказать о словах Шевченко: я не разбираюсь достаточно, ни в поэзии, ни в оружии.

Почему в оружии? Так как слова Шевченко становились оружием. Так как оружием Шевченко было слово.

Писать о биографии Шевченко – не просто тяжело, а почти невозможно. Зная биографию Шевченко, мы на самом деле не знаем ничего. Не имеем и капли подобного опыта, к счастью. А все же – писать о биографии Шевченко тяжело.

Кто-то из философов сказал, что жить следует так, чтобы о тебе помнили. Не стоит еще раз говорить, что арест Шевченко был трагическим для него событием – в этом не может быть сомнений. Но арест Шевченко для нас, современных людей кроме всего остального обозначает одну очень важную вещь.

Пусть это звучит цинично, но – это признание. Остроту и правду Шевченковского слова признали его враги. Если бы не так – не было бы преследований, ареста, ссылки.

Когда слово действительно становится оружием, это замечают все – и враги так же. Вернее, враги тем более. Писать о Шевченко тяжело еще и потому, что о нем можно написать тысячи страниц – и будет недостаточно.

А можно написать слово “гений” – и не говорить больше ничего, каждое следующее слово будет лишним.

Писать о Шевченко тяжело, так как Шевченко – наиболее украинский поэт, (пусть извинят мне образование высочайшей степени сравнения от относительного). Он украинский поэт не потому, что родился или жил в Украине. В поэзии “Думы мои, думы мои…” это высказано и читается между строк:

Думы мои, думы мои, Цветы мои, дети! Вырастил вас, присматривал вас, – Где же мне вас дети? В Украину идите, дети!

В нашу Украину.

Шевченко, как известно, занимался живописью. Он, ясная вещь, имел личные драмы. С талантом такого масштаба он мог прославить Украину не только самими картинами, но и любовной или пейзажной лирикой.

И мы бы гордились, что в нашей истории есть такой гений. Но, к счастью, сложилось немного иначе. Когда личность такого масштаба живет в своей стране, вполне естественно, что на протяжении целых веков, я думаю, и тысячелетий, страна будет жить этой личностью.



Когда слово становится оружием… (за творчеством Т. Шевченко)