Кнабе Г. С. Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги). Глава пятая. Тацит и провинции



Кнабе Г. С.: Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги).

Глава пятая. Тацит и провинции. “Рим и варвары “, привлекала Тацита всю жизнь. Устойчивый интерес к северным окраинам империи и пограничным народностям и уникальные познания его в этой области предполагают личную, биографическую связь историка с провинциями, помимо той, о которой шла речь выше. “специализации ” “Источник: a) в должности военного трибуна в конце 70-х годов не известно ничего; о проконсульстве в Азии уже говорилось.

Наиболее важными и трудными для исследователя являются две другие его отлучки из столицы – одна между 100/101 и 104/105, другая – между 89 и 93 гг. Первая из них далеко не бесспорна. Предположение о том, что она вообще имела место, основано на письме Плиния Тациту, которое открывается фразой: “Я радуюсь, что ты благополучно прибыл в столицу” 1, Содержание письма показывает, что Тацит вернулся откуда-то издалека, слова о благополучном прибытии – что дорога была сопряжена с опасностями и неудобствами.

“Источник: a)”Писем” Плиния 104/105 г.-termi”благополучном прибытии”. “Источник:

a) появившихся после 105 г., и которого нет в ранних произведениях, написанных до 99 г.; прифронтовыми и в этом смысле “лагерными” были прежде всего именно германские провинции; во-вторых – наличие в описании германских провинций в “Истории” и “Анналах” тех немотивированных географических деталей, о которых шла речь в связи с родиной Тацита и которые отсутствуют в “Германии “, где, если бы Тацит лично знал страну уже в 90-е годы, они были бы наиболее естественны; в-третьих, в произведениях Тацита ясно ощущается необычная осведомленность его как историка в делах на германо – галльском пограничье и особый интерес к ним. Эти соображения дают возможность предполагать, что Тацит был наместником консульского ранга в одной из провинций Германии в 101 – 104 гг., хотя и не позволяют утверждать это сколько-нибудь решительно. Они, однако, во всяком случае, указывают на связь его с определенной частью империи, а тем самым подводят нас к вопросу о “профиле ” его провинциальных магистратур и соответственно об отсутствии его в Риме в 89-93 гг. Со времени Флавиев принцип “специализации” на тех или иных районах империи, прежде существовавший для прокураторов, распространяется также и на некоторую часть сенаторов.

Учитывая все сказанное выше в связи с родиной Тацита и с той ролью, которую играют в его творчестве проблемы Галлии и Германии, вряд ли есть основания сомневаться, что районом “специализации” Тацита был Нижний и Средний Рейн и примыкавшие к нему земли. Мысль о том, что именно здесь провел он 89- 93 гг., сейчас принята почти всеми исследователями. Служба Тацита в провинциях протекала в местах, хорошо ему известных с детства и юности,- в Галлии, Белгике, в пограничных с Галлией германских провинциях. Она дала ему запас наблюдений и сведений, занявших большое место в его творчестве; эти наблюдения и сведения касались не только административной стороны дела, а раскрывали перед ним внутренние исторические проблемы римского господства в провинциях, формировали его взгляды на общественное развитие в целом. “Источник: a) с юга эллинско-средиземноморской цивилизации и шедших с севера исконных кельтских влияний.

Родной край Тацита представлял собой рубеж, разделявший эти два мира. На юг от пего лежала приморская полоса с классическим средиземноморским климатом – жарким сухим летом, мягкой зимой, обильными дождями весной и осенью. Дальше к морю уходила равнина, чем ближе к Альпам – все более всхолмленная, чем выше по Роне – все более сухая, продуваемая обжигающим очистительным мистралем. “Источник: a) культуры она представлялась антиподом их мира, неведомой и таинственной ледяной пустыней. “Зима здесь долгая и холодная,- писал один из них,- суровая до крайности.

Иногда небо окутывается тучами, но из них не льется дождь, а сыплется обильный снег. В ясные дни земля покрывается льдом, от невиданных морозов вода в реках твердеет и образует естественные мосты. Не только обычные путники, которые странствуют кучками по нескольку человек, могут переходить по ним реки, но и десятки тысяч солдат с их поклажей и гружеными повозками пересекают реки по льду, не подвергаясь ни малейшей опасности” 2. “Источник: a)”юг” и север” были насыщены этническим и историко-культурным содержанием.

Южная прибрежная полоса уже с VII-VI вв. до н. э. начала покрываться греческими колониями.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Кнабе Г. С. Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги). Глава пятая. Тацит и провинции