Каково место Жуковскому в русской литературе?

В допушкинский период развития русской литературы Жуковскому принадлежит первое место; он выделился силой художественного дарования, новаторскими начинаниями, масштабом творчества, литературной авторитетностью, Жуковский покорил читающую публику “пленительной сладостью” стихов, меланхолическим романтизмом, возвышенным нравственным пафосом. Неотразимое обаяние его творчества испытывали не только его единомышленники, но и литературные противники. В чем тайна художественности стихов Жуковского? Что составляет сущность его поэтической индивидуальности?

Каков типологический облик его творчества, его художественный метод? Каково место поэта в русской литературе?

Творчество Жуковского рано стало подвергаться литературно-критическому, а затем и научному осмыслению. Ближайшее окружение Жуковского – Тургеневы, Н. М. Карамзин, семейство Киреевских, арзамасцы с удовлетворением принимали его поэзию, которая была понята как романтическая и поэтому новаторская. В 20-х годах, в период развития боевого гражданского романтизма декабристов и А. С. Пушкина, к Жуковскому наметилось критическое отношение. К. Ф. Рылеев, указывая на влияние поэта-романтика на дух русской словесности, не одобрял мистицизм, мечтательность, неопределенность, туманность его стихов.

Но вместе с тем критик-декабрист отмечал, что стихи Жуковского прелестны, они покоряют читателя, но в этом он видел общественный вред. Рылеев выдвигал новую, декабристскую, социальную программу. Но Пушкин, также не принимая мистицизма Жуковского, называл первого романтика “кормилицей” современных поэтов, к которой нужно испытывать чувство благодарности.

Впоследствии Белинский поддержал эту мысль, резюмируя свою статью о Жуковском смелым тезисом: “…Без Жуковского мы не имели бы Пушкина”1.

К лучшим работам о Жуковском, созданным в дореволюционный период, относится книга А. Н. Веселовского “В. А. Жуковский. Поэзия чувства и сердечного воображения” (СПб., 1904), не утратившая своего значения до наших дней. Творчество поэта рассмотрено в контексте сентиментально-романтической литературы начала века, в атмосфере культурной жизни, в нравственной атмосфере духовного общения людей той поры.

А. Н. Веселовский понял Жуковского как сентименталиста.

Неизмерим подвиг Жуковского и велико значение его в русской литературе! В науке определилось отношение к Жуковскому как к выдающемуся поэту, первому романтику в русской литературе, в творчестве которого – один из источников поэзии Пушкина. Новые издания произведений Жуковского, сопровождаемые научными комментариями и вступительными статьями Н. В. Измайлова, Г. Н. Поспелова, В. П. Петушкова, Н. М. Семенко, дающими объяснение творчества поэта на основе марксистско-ленинской методологии, изучение архивов поэта, его библиотеки открывают возможности для глубокого осмысления его наследия.

Г. А. Гуковский в книге “Пушкин и русские романтики” оценил Жуковского как поэта, наиболее принципиально решавшего проблемы “карамзинской школы”. Романтизм Жуковского понят как метод, имеющий своей философской основой субъективный идеализм, чуть ли не солипсизм2- мысль, нуждающаяся в значительной корректировке. Правильнее говорить о субъективно-идеалистических тенденциях в его объективном идеализме.

Метод поэта Гуковский называет “психологическим романтизмом”. Заслуга ученого в тонком анализе стиля произведений поэта, в особенности его художественного слова. Г. А. Гуковский проследил, как отменяется предметный, объективный смысл слова, как оно соотнесено с субъектом, звучит как музыка и приобретает новые смысловые оттенки, дополнительные значения (ореолы), смысл стиха становится подвижным, он рождается не в словах, а как бы между словами, начинает открывать дали смысловых перспектив.

Н. В. Измайлов в работах о Жуковском смотрит на поэта как на “сентиментального романтика”, считая, что личности, темпераменту поэта в высшей степени соответствовал сентиментализм. С карамзинистами Жуковского объединял интерес к внутренней жизни личности, индивидуальной психологии, не зависимой от социальных и исторических условий, культ непосредственного чувства, чувствительности, абстрактных гуманных эмоциональных состояний. Н. В. Измайлов ценит этическую проблематику его творчества и, изучая ее, не склонен видеть лишь настроения пессимизма и упадничества, находя светлую тональность в поэзии Жуковского. Вопрос о качестве его романтизма, о содержательных доминантах творчества является проблемным.

Конкретный анализ его произведений дает возможность эту проблему решать.

Василий Андреевич Жуковский был сыном богатого помещика А. И. Бунина и пленной турчанки Сальхи, но воспитывался первоначально в семье дворянина Андрея Жуковского, своего крестного отца, от которого получил отчество и фамилию, а затем – в семье дочери этого помещика. Умный и тонко чувствующий юноша горестно переживал социальную ущемленность своей матери и собственную. Он учился в Московском Благородном пансионе, где получил гуманитарное образование, много занимался самообразованием. Его личность складывалась под влиянием чтения западноевропейских и русских классицистов, сентименталистов и предро-мантиков, под влиянием занятий искусствами; большую роль в его жизни сыграла дружба с Андреем Тургеневым, старшим братом будущего декабриста, человеком незаурядным и по своим дарованиям, и высоким нравственным качествам.

Глубокий след на мироощущении Жуковского оставила длительная, “вечная”, как считал поэт, любовь к своей юной ученице и дальней родственнице Маше Протасовой; разлуку с ней и раннюю смерть Марии Андреевны Жуковский пережил как “сердечную катастрофу”.

Отечественная война 1812 г. пробудила в Жуковском яркие патриотические чувства; он поступил в московское ополчение, написал ряд патриотических стихотворений, лучшее из которых – “Певец во стане русских воинов”. Это обширное и страстное публицистическое произведение, оформленное в виде гимна, мобилизующего ратников на бой за родину против “варваров”, “супостатов” французов. Песня представляет собой “соло” певца и “хоровое” пение воинов, идейно и эмоционально объединяющихся с запевалой и повторяющих и закрепляющих его патриотические боевые призывы. В стихотворении создана ситуация ночного ожидания сражения, которое должно начаться с рассветом; это ожидание заполнено песней, передающей общее настроение.

Ориентация автора на непосредственное переживание воинов, осознание им гражданственной функции искусства – сплачивать людей во имя высших патриотических целей, идея священной мести, пронизывающая стихотворение, страстные призывы делают гимн Жуковского произведением, выделившимся в его поэтическом наследии; гимн стал выдающимся образцом поэтической публицистики, объединившим принципы гражданственного классицизма и рождающегося гражданственного романтизма.

Молодой Жуковский активно участвовал в литературной жизни начала XIX в., в литературных спорах.

Гуманные социальные настроения Жуковского проявились уже в первых его произведениях – прозаических и поэтических. События, развернувшиеся в революционной Франции, заставлявшие и русское общество идейно определяться, производили сильное впечатление на начинающего литератора. Социальные проблемы его весьма волновали, и его размышления о жизни и смерти, кладбищенские настроения заключали в себе вопрос: “Друг ли человечества спит здесь сном беспробудным или изверг естества, притеснитель себе подобных?” И он осуждал “богачей”, “угнетателей”, “извергов” и хотел сам быть “другом человечества” – позиция абстрактно-гуманистическая.

Жуковский направлял свою теорию отчасти против мятежной поэзии Байрона, но особенно против иронического скепсиса Гейне, также против вторжения в поэзию политики, против какого-либо “направления” в искусстве.

Вместе с тем в эстетику Жуковского, которая формировалась на протяжении всей первой половины прошлого века, вошли этические убеждения, отражающие практическую мораль самого писателя, вызывающую глубокое уважение современников. В размышлениях поэта об искусстве красота и нравственность всегда образуют глубокое единство.



Каково место Жуковскому в русской литературе?